Какой ценой нам обустроить Крым?

5 августа, 2005, 00:00 Распечатать

Со смешанными чувствами покидали крымские депутаты и начальники разных уровней зал пленарных заседаний ВР автономии, где в минувшую субботу проходило выездное заседание Кабинета министров Украины...

Со смешанными чувствами покидали крымские депутаты и начальники разных уровней зал пленарных заседаний ВР автономии, где в минувшую субботу проходило выездное заседание Кабинета министров Украины. Но не только. Впервые политическая элита полуострова воочию могла понаблюдать за работой «команды президента». Нет, конечно, десанты из столицы — уже привычное дело для части страны, куда в последнюю очередь дощла новая власть. Генпрокурор С.Пискун, секретарь СНБОУ П.Порошенко и министр транспорта Е.Червоненко давно чувствуют себя здесь как дома. В смысле свободы действий. Но в этот раз речь шла не о прокурорских проверках и не о наработках земельной комиссии во главе с секретарем СНБО. Заседание Кабмина было посвящено решению двух насущных и взаимосвязанных проблем Крыма — развитию региона как курорта и отсутствию питьевой воды. Концепция программы «Питьевая вода Крыма», ввиду своей насущности и остроты проблемы, вопросов у присутствующих почти не вызывала — дай Бог, чтобы хоть что-нибудь удалось воплотить в жизнь за намеченное десятилетие. Но «Морской берег Крыма», похоже, станет предметом бурных дискуссий не на один месяц, включая предвыборные. Причем для одних эта программа будет знаменем с обещаниями богатой жизни, ливня инвестиций и светлого завтра. Для других — поводом для разговоров о распродаже народного достояния, экологическом апокалипсисе и банальном переделе.

Хотя, казалось бы, ничего принципиально нового в концепции программы нет. Все основные ее составляющие — необходимость комплексного освоения берега от Алушты до Судака, почти пустынного в бизнесовом плане побережья степных районов, эффективное использование бальнеологических ресурсов, модернизация инфраструктуры, ремонт дорог, подтягивание до конкурентоспособного уровня курортных и туристических услуг — проговаривались и прорабатывались тысячи раз, более того — уже частично заложены в другие госпрограммы (например, развитие курортов Евпатории и Южнобережья, Программа устойчивого развития Крыма). Однако концепция «Морского берега», хоть и разрабатывалась в недрах Совета министров автономии, многими воспринимается как привнесенная извне, как попытка представителей новой власти перекроить под себя Крым, одних веселящая своей нереальностью («стоимость» программы — 15—20 млрд. долларов) и пугающая других противоречивостью и легкомыслием. Но обо всем по порядку.

Излишне говорить, что долгосрочные программы развития территорий не могут быть плодом работы ограниченного коллектива. Учитывая же богатую специфику Крыма (во всех сферах жизни) представить себе кулуарность такой разработки и вовсе невозможно. Однако факт: с вынесенным на рассмотрение Кабмина документом не были знакомы даже депутаты ВР автономии, не говоря уже об участии широкой общественности, включая научную. Поэтому не стоит удивляться, что одним из главных критиков концепции выступил глава парламента автономии, а во время обсуждения возникали скандальные ситуации.

Первый и один из главных вопросов — где взять деньги для того, чтобы Крым действительно превратился в конкурентоспособный черноморский курорт? Из бюджетов всех уровней и инвестиций — говорят разработчики программы. А где возьмутся в бюджетах дополнительные средства? Ответа нет. К тому же Юлия Тимошенко сразу предупредила крымского премьера — на госбюджет рассчитывать не стоит:«Как только делается ставка на бюджетные средства, сразу можете написать: провал. Потому что никогда в бюджете Украины не будет достаточно средств, в том числе на Крым», — подчеркнула Тимошенко.

Понятно, что ума большого не надо, чтобы «с целью привлечения инвестора» продать все, что еще не разобрали даром, включая землю. По мнению Бориса Дейча, Крым в состоянии необходимые деньги заработать сам, поэтому при утверждении программы «Морской берег» необходимо сместить акценты на максимальное использование возможностей Крымского региона. Киев должен взять на себя финансирование только тех проектов, которые Крым своими силами обеспечить не может: газификация, дороги, энергетика, берегоукрепление. И то частично, потому как посильное участие в этих работах могут принять санатории, пансионаты, базы отдыха, расположенные в прибрежной зоне. Все остальное, по словам Б. Дейча, автономия должна обеспечить самостоятельно, за счет мобилизации собственных ресурсов и привлечения инвесторов. Мобилизация могла начаться уже в этом сезоне, если бы центр выполнял свои функции: например, урегулировал механизм налогообложения частных, так называемых мини-пансионатов. Цена вопроса, по словам Б.Дейча, около двух миллиардов гривен в год, неучтенных от размещения в частном секторе 4,5 млн. неорганизованных отдыхающих. По словам крымского спикера, принятие соответствующих решений Кабмина и Верховной Рады Украины позволило бы вывести из «тени» огромные финансовые потоки и за счет этого профинансировать многое из того, что предусмотрено программой «Морской берег Крыма». Еще большее подспорье — торгующие прохладительным и горячительным крупные компании, которые в курортный сезон снимают большие прибыли, но налоги платят в столице. На полуострове остаются только горы пластиковых бутылок и прочей тары, перерабатывать которую, кстати, негде, а строить мусороперерабатывающие заводы — не за что. Надо отдать должное Ю.Тимошенко: уже в этот четверг Б.Дейча с наработанными предложениями пригласили в Киев.

Одним из самых больших проколов концепции критики программы называют полное отсутствие в ней видения решения проблемы репатриантов. «Я ни в коей мере не хочу отбрасывать те позитивы, которые есть в подобного рода проектах, однако хочу, чтобы, когда их разрабатывают, по крайней мере, обращались к специалистам, которые разбираются в других проблемах», — заявил на заседании Кабмина народный депутат Украины Рефат Чубаров, недоумевающий: как можно говорить о развитии прибрежных поселков без учета фактора возвращающихся в Крым репатриантов. Поэтому принимать программу в таком виде, считает Чубаров, нельзя. Кроме того, он посоветовал крымскому премьеру отказаться от планов превращения Крыма «во всеукраинское казино». Напомню, что «дикая», по выражению самого А.Матвиенко, идея состоит в запрете деятельности казино во всех, кроме Крыма, регионах Украины, т.е. о создании на полуострове своего Лас-Вегаса. «Знаете, Крым имеет очень богатую свою предыдущую историю, культурные традиции, — дипломатично напомнил премьеру Чубаров о специфике Крыма — Я думаю, что не все однозначно принимают этот тезис о том, чтобы Крым был, как говорят, всеукраинским казино. Я думаю, пусть развиваются все регионы так, как они могут развиваться в этом направлении, и мы будем очень этим довольны».

Юлия Тимошенко обещала замечания учесть. У министра транспорта Евгения Червоненко была иная точка зрения. И форму ее донесения, к сожалению, он выбрал худшую из возможных: «Вот все время как нужно что-то сорвать и переделить, поднимается, я дружу со всеми татарами, этот вопрос… — сбивчиво оппонировал Чубарову Червоненко. — Послушайте, ну, мне неприлично, но — у евреев забрали все! Да, действуют законы о реституции, центральные места в Киеве. Кто это возвращать?.. Есть реалии жизни. Но, будоража этот вопрос, мы можем уйти на долгие годы опять в никуда. Я понимаю людей: они хотят попасть в места, где большая капитализация, но если вот этот сыр-бор будет, капитализации не будет». В ответ Чубаров с места прокричал, что люди возвращаются в места, где похоронены их предки. На что последовало: «Послушайте, а что мне делать, если у меня родственники в Освенциме были, куда мне пойти?!». Этим «железным» аргументом министр не ограничился и пустился в поучения: «Мир жесток и мир конкурентен. Поэтому я вышел вам сказать одно: что касается — спокойно, без крика, поймите один раз, что время ухватить 10 соток земли, а я имею право — у меня нет здесь, это прошло. Поймите одно: без денег в третьем тысячелетии ничего не будет…. Слушайте, мне деньги не чужды, только я люблю зарабатывать, много… Вот пока мы не поймем эту разницу, никогда сюда не придут инвестиции. Можно смеяться, можно не смеяться».

Многим было не смешно, а очень стыдно. «Если бы он сам побывал в депортации или гетто — вряд ли стал бы мерить деньгами такие вещи», — сказал мне один депутат, сожалея, что возраст и воспитание не дают возможности «ответить этому соплеменнику так, чтобы раз и навсегда понял». Ситуацию попробовала разрядить Ю.Тимошенко, пообещав, что ее партия станет на защиту всех малых народов, а сама она к следующему приезду выучит 50 слов на крымскотатарском языке. Прав крымский корреспондент «Обкома» — можно особо не напрягаться, в украинском языке тюркских слов предостаточно. И среди них, между прочим, майдан.

Из всей этой некрасивой ситуации вытекает прежде всего следующее. Можно сколько угодно говорить о том, что все противоречия в крымском сообществе имеют экономическую подоплеку и, мол, будут деньги, инвестиции, рабочие места и т.д. — и все межэтнические, межрелигиозные противоречия отпадут сами собой, но крымскотатарская проблема в нынешнем ее развитии выглядит таким образом, что можно не сомневаться: в ближайшие 10—15 лет именно ее разрешение может стать главной заботой Киева. И мешковский сепаратизм или там базирование ЧФ по сравнению с ней покажутся цветочками. Потому что понятие «историческая справедливость» и «Родина» нельзя заменить ни сетью «Хилтонов», ни трассами «Формулы-1».

Кстати, намерения авторов «Морского берега» наполнить концепцию проектами, цель которых — создать в Крыму то ли второй Лас-Вегас, то ли третье Монте-Карло, сделать не хуже, чем в Анталии, знатоки туристического бизнеса называют недальновидными. Потому что Крым ценен и интересен туристу и отдыхающему именно тем, что у него есть: разнообразием природы, культур и историческими памятниками. Плюс целебный климат и бальнеологические курорты. Все это богатство надо сохранять, развивать и поднимать уровень сервиса. В принципе, программа это и предусматривает. Но правая рука, кажется, не в ладу с левой, а потому экологи бьют тревогу: то, какой ценой руководство правительства Крыма и некоторые лоббисты из столицы собираются «вдохнуть жизнь» в восточный регион полуострова, откровенно пугает. Потому что параллельно возрождению курортов тут и сям планируются гигантские стройки: в Феодосии — нефтеперерабатывающий завод, в бухтах Севастополя — четыре терминала для перевалки сыпучих грузов, а на озере Донузлав, поблизости Евпатории, — торгово-промышленный порт.

Последняя идея — не нова, в последние лет пять кто только ни пытался забить там колышки, а проект, который в эту среду был презентован президенту В.Ющенко на месте будущего порта, разрабатывался все той же ПФК «Проектгидрострой» и при прежней власти. Atlantik Caspian Resources pls (с марта 2004 г. — совладелица Eural Trans Gas) намеревалась вложить в этот проект около двух миллиардов долларов. Нынешний проект, как следует из сообщения пресс-службы президента (прессу на мероприятие не приглашали), уже оценен в два с половиной миллиарда евро. Он предусматривает строительство порта с 12 терминалами, аэропорта, автомобильной и железной дороги длиной 104 км. Президенту также сообщили, что «введение в действие первой очереди проекта позволит государству ежегодно получать около 340—400 млн. грн. налогов. Кроме того, строительство нового комплекса обеспечит 12 тыс. новых рабочих мест, а через девять-десять лет комплекс может стать самоокупающимся. В свою очередь, В.Ющенко попросил экспертов проинформировать его о возможных минусах проекта, в частности, экологических проблемах, и уделил особое внимание вопросу привлечения инвестиций к реализации проекта, — говорится в сообщении пресс-службы президента. К сожалению, никакой конкретики ни по первому вопросу, ни по второму не приводится. Участники же совещания утверждают, что ответов на эти вопросы президент так и не услышал. Не прозвучало название ни одной фирмы или компании, объяснения же на уровне «Тофик из Турции» выглядели более чем странно, но тем не менее пресс-служба сообщила, что «сегодня наблюдается высокий интерес инвесторов к этому проекту: желание вкладывать средства в проект изъявили все основные транспортные перевозчики Украины, Министерство транспорта и связи, а также инвесторы из Ирана, Турции, России, Великобритании и Белоруссии».

Что же касается экологии, то А.Матвиенко заверил: поскольку перевозки планируются только контейнерные, а от намерений перевалки нефти и химической продукции правительство отказалось, то никакой угрозы окружающей среде нет. По мнению лидера крымской организации ПЗУ Юрия Комова, который вместе с председателем ассоциации «Экология и мир» Виктором Тарасенко уже в который раз выступает оппонентом строительства Донузлавского порта, руководство автономии не сочло нужным предоставить КМ и президенту иную точку зрения, то есть ознакомить с экспертными оценками крымских ученых. «И заявление Ющенко о необходимости строительства МТПК «Донузлав» и при этом не ограничиваться контейнерными перевозками пугает, — сказал «ЗН» Ю.Комов. — Тарханкутская и Донузлавская экосистемы — это не гаишники в кустах. Нарушить устойчивость этих экосистем нетрудно, а восстановить — невозможно». Ученые считают, что уже на этапе строительства портового комплекса, в результате выемки песка для углубления фарватера, следует ожидать ускорения разрушения евпаторийских пляжей, которые и сейчас интенсивно «съедаются» морем. Евпатория находится всего в 25 километрах от будущего портового гиганта. Общеизвестно, что главное богатство евпаторийского и сакского курортов — это бальнеологические ресурсы — лечебные грязи, рапа соленых озер, источники минеральных вод, и пагубность «стройки века» для их сохранности у экологов сомнений не вызывает. «Я могу понять наивность депутатов Медведевского сельсовета, поверивших «богатым» обещаниям о построении на территории отдельного сельсовета «капитализма с человеческим лицом», говорит Ю.Комов, — но понять логику руководства Крыма и Украины трудно. Неужели пока мифические 2,5 миллиарда евроинвестиций способны лишить здравого смысла государственных мужей?! Ведь от этого зависит судьба лучшего детского курорта не только Украины, судьбы сотен тысяч больных детей». Понятно, что дети тех, кто будет принимать решение, никогда не будут отдыхать или лечиться в Евпатории — такова суровая правда жизни. Но кто в праве отказать в этом миллионам «маленьких украинцев»?

Президенту, кстати, доложили, что «земли, на которых планируется строительство, практически свободны: они принадлежат государству, нераспаеваны и непригодны для использования в сельскохозяйственных целях». И это, мягко говоря, не соответствует действительности. Потому как на землях, которые планируются к застройке по оба берега Донузлава, много лет растут совхозные виноградники, действуют два садоводческих кооператива, КСП, базы отдыха предприятий из Донецка, Житомира и Москвы, Черкасс.

И наконец, каким образом были подсчитаны миллионы прибылей от реализации проекта, если до сих пор не сделано его технико-экономическое обоснование, нет его экспертизы? Какие грузы (если не крымскую химию или нефтепродукты) планируется перевозить? А то в паромную переправу через Керченский пролив уже деньги вложили, а ожидаемого роста грузооборота нет! Немаловажно также знать, кто стоит за очередной попыткой окунуть в донузлавские воды пару-тройку миллиардов, и каково их происхождение. С предыдущими «стратегическими инвесторами», определенными по распоряжению президента Кучмы, все было понятно. Кто на новенького? И не знаете, почему на презентации президенту проекта порта в Донузлаве не было ни П.Порошенко, ни Е.Червоненко, которые до этого, по свидетельству крымских чиновников, проявляли к теме большой интерес?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно