ИСПЫТАНИЕ КОНСТИТУЦИЕЙ

31 октября, 2003, 00:00 Распечатать

Вы уже забыли о конституционной реформе? Напрасно. Со дня на день авторы одной из самых живучих политических «мыльных опер» обещают порадовать зрителей очередной серией...

Вы уже забыли о конституционной реформе? Напрасно. Со дня на день авторы одной из самых живучих политических «мыльных опер» обещают порадовать зрителей очередной серией. Согласно заявлению первого вице-спикера Геннадия Васильева, на следующей неделе парламентарии получат на руки долгожданные выводы Конституционного суда. Напомним: на экспертизу в КС было отправлено четыре проекта, предусматривающих внесение изменений и дополнений в Основной Закон, — три депутатских и президентский. Последний позже был отозван его автором.

Вкратце напомним о сути разбираемых документов. Проект временной специальной комиссии ВР («крестными отцами» которого считаются Александр Мороз и Виктор Мусияка) предусматривает существенное усиление полномочий высшего законодательного и центрального исполнительного органов власти. Права Президента столь же существенно урезаются, но при этом он остается значимой фигурой. Важной деталью является то, что авторы не видят необходимости в изменении процедуры избрания Президента. «Проект Мороза—Мусияки—Васильева» сохраняет механизм прямых всенародных выборов главы государства. Описываемая версия политических преобразований была отправлена в Конституционный суд в аккурат перед уходом на каникулы.

А сразу после отпуска парламентарии разродились еще двумя законопроектами. Впрочем, депутатскими их можно назвать с большой натяжкой, ибо (по утверждению людей сведущих) оба документа были изготовлены еще летом на Банковой. Официальная «презентация» первого состоялась 4 сентября. Новая схема передела полномочий власти получила поддержку сразу 292 народных избранников, представлявших прокучмовское большинство и фракцию коммунистов. Этот проект также предполагал расширение парламентского влияния и сужение президентского. Однако, с точки зрения многих экспертов, предлагаемая властная модель выглядела не слишком сбалансированной, а некоторые нормы предполагали двойное толкование.

Но наибольший резонанс вызвала следующая новелла — избрание Президента парламентом. По мнению авторов документа (а ими были записаны Степан Гавриш, Раиса Богатырева и Екатерина Ващук), новым главой государства предстояло стать лицу, за которого будет подано не менее трех сотен депутатских голосов. Соответствующее голосование должно быть тайным. На определение достойного предлагается отвести не более трех месяцев. Важная деталь: запуск данного механизм был запланирован на 2006 год. И запускать его поручалось новой Раде, сформированной на пропорциональной основе. Сроки очередных президентских выборов не переносились, вот только всенародно избранному в 2004-м разрешалось править менее двух лет.

Депутатский проект №3 увидел свет через две недели после того, как проект №2 добрался до Конституционного суда. Инициатором его появления выступил уже упоминавшийся Гавриш, хотя сам Степан Богданович приписывал «отцовство» группе товарищей — координационному совету парламентского большинства. Новый вариант сильно смахивал на своего предшественника. Отличий было немного, но они носили весьма существенный характер. Во-первых, отменяются выборы-2004. Во-вторых, срок полномочий нынешней Рады продлевается до осени 2007-го. В-третьих, именно действующему депутатскому корпусу даруется право избрать в 2006-м нового Президента.

Члены «Нашей Украины» такую схему назвали (и в общем-то небезосновательно) «подкопом под Ющенко». И моментально озаботились сбором подписей за проведение референдума — представители «НУ» решили поинтересоваться, как отнесется народ к тому, что Президента будут выбирать за него.

От себя добавим: проведение подобного референдума нам кажется маловероятным. Но если он все же состоится, то предсказать его итоги будет несложно — соответствующие опросы населения показывают, что народу нравится выбирать себе ярмо самостоятельно…

Боимся ошибиться, но столь же просто угадать и будущее решение Конституционного суда. По мнению спикера Владимира Литвина, в первую очередь будут аттестованы два варианта — «проект Мороза—Мусияки—Гавриша» и «проект Гавриша—Богатыревой—Ващук». Рискнем предположить, что оба они получат от членов КС «добро». Версия временной парламентской комиссии готовилась достаточно долго, над ней трудились квалифицированные юристы, и к ней, по идее, особых вопросов быть не должно. А вот предсказать положительный вердикт в отношении проекта №2 мы можем, полагаясь только на интуицию.

Для начала освежим в вашей памяти процедуру прохождения конституционных законопроектов. Всякий документ, содержащий предложения по изменению Основного Закона, должен быть снабжен выводом Конституционного суда — КС обязан проверить проект на предмет соответствия 157-й и 158-й статьям действующей Конституции. 158-я содержит, скажем так, технологические ограничения. А вот 157-я предъявляет к разработчикам более серьезные требования — в ней отмечается, что недопустимы такие изменения Конституции, которые могут привести к ликвидации независимости, к нарушению территориальной целостности Украины, а также к отмене или ограничению прав и свобод человека и гражданина.

По имеющейся у нас информации (полученной из источников, близких к Конституционному суду), у представителей этого органа нет серьезных замечаний к тексту «проекта Гавриша—Богатыревой—Ващук» — суверенитет не тронут, целостность не нарушена, права не ограничены. Насколько верны наши предположения, покажет ближайшее время. Вместе с тем ряд парламентариев считают, что этот вариант 157-й статье Основного Закона соответствует не вполне.

Один из них, Сергей Головатый, свое мнение обосновал следующим образом. Согласно 5-й статье Конституции, народ является единственным источником власти и власть осуществляет непосредственно и через органы государственной власти и местного самоуправления. 68-я дополняет, что народное волеизъявление осуществляется через выборы, референдум и другие формы непосредственной демократии. 38-я уточняет, что граждане имеют право принимать участие в управлении государственными делами, свободно выбирать и быть избранными в органы государственной власти и самоуправления. 71-я гласит, что выборы в органы государственной власти и местного самоуправления являются свободными и осуществляются на основе общего, равного и прямого избирательного права путем тайного голосования.

А теперь попробуем проанализировать, как коммутируется с этими нормами предложение об избрании президента парламентом. Получается, что народ (единственный источник власти!) лишают конституционного права свободно и напрямую выбирать один из органов государственного управления. (Напомним, что президент — это не только человек, но и орган). Чем, безусловно, ограничивается другое конституционное право — участвовать в управлении государственными делами.

Аргумент? С точки зрения Головатого, безусловный. Но Сергей Петрович особенное внимание уделил другой детали. И в 38-й, и в 71-й статьях речь идет о праве граждан принимать участие в выборах органов государственной власти. Таких органов, по Конституции, два: Верховная Рада и президент. Если главу государства будет избирать парламент, останется только один орган, «доступный» для народа. И если в предыдущем абзаце мы говорили о несоответствии духу 157-й статьи, то здесь (по мнению депутата) речь идет о несоответствии ее букве. Головатый убежден, что именно это обстоятельство способно изменить точку зрения колеблющихся членов Конституционного суда.

Таких, насколько нам известно, немного, но они есть. В чем причина колебаний? В давлении на КС? Доказать подобный факт невозможно. Но исключить его нельзя. Однако есть и другое обстоятельство. Юристы, не понаслышке знакомые с конституционным правом (а кроме того близко знакомые с представителями этого важного государственного института), полагают, что решениям Конституционного суда зачастую не хватает глубины, а самим судьям — основательных теоретических знаний. Не хватает истинной масштабности и творческого переосмысления. Наверное, не всякий добросовестный буквоед в состоянии стать вдохновенным духотворцем. Не всякому вчерашнему «уголовнику» (т.е. специалисту в области уголовно-процессуального права) или даже «цивилисту» (т.е. знатоку права гражданского) дано проникнуть во все тонкости такого глобального организма, каким является Конституция.

Знаю массу людей, которым была не по душе позиция, которую занимали при рассмотрении того или иного дела Николай Козюбра, Петр Мартыненко или Николай Корниенко. Но не знаю ни одного человека, который бы поставил под сомнение их профессиональную пригодность, масштабность их знаний. А потому уход этих людей из Конституционного суда (по мнению доброго десятка высококлассных юристов) серьезно ослабил орган, призванный принимать решения в столь ответственной и в столь деликатной сфере.

Безусловно, непрофессионалу тяжело оценивать профессиональную подготовку других. Полагаться на мнение других? Тоже сложно, особенно с учетом того обстоятельства, что «другие» не слишком желают «светить» свои имена. Любопытная получается вещь: когда речь заходит о Конституционном суде? даже самые авторитетные и принципиальные политики и юристы почти всегда с ноткой смущения просят на них ссылаться. Решения КС (какое бы массовое возмущение в среде специалистов они порою ни вызывали) комментируются крайне редко.

Виктор Мусияка как-то справедливо заметил, что «решения Конституционного суда нельзя не исполнять, но иногда их просто нельзя не комментировать». Виктор Лаврентьевич, например, убежден, что давать оценку нормативным актам, принятым на Жилянской, не только можно, но и нужно. И потому, что тогда у КС не будет искушения заниматься не только толкованием, а и фактическим нормотворчеством. И потому, что речь идет о решениях, непосредственно влияющих на судьбу страны.

Упомянутые автором этих строк Головатый и Мусияка (абсолютно не схожие между собой политики, но, безусловно, классные юристы) в свое время не сговариваясь выразили искреннее возмущение заявлением заместителя председателя КС Владимира Шаповала. Того самого, который публично заявил о возможности принятия новой Конституции на референдуме. Характерно, что и Сергея Петровича, и Виктора Лаврентьевича возмутила и низкая правовая подготовленность бывшего преподавателя Киевской высшей школы МВД, и нежелание придерживаться хотя бы элементарных норм профессиональной этики. С этим мнением согласилось значительное количество известных мне квалифицированных правоведов. То что, что они предпочли остаться неназванными – печально. То они нашли в себе силы сказать об этом хотя бы в частной беседе – отрадно. И это обстоятельство дает вашему покорному слуге основания предположить, что, наверное, не все конституционные жрецы морально и профессионально готовы к выпавшим на их долю испытаниям…

18 октября Конституционный суд отпраздновал свое семилетие. А еще через четыре дня отметил годовщину пребывания на посту председателя КС Николай Селивон. Рассказывают, что сразу после создания единственного органа конституционной юрисдикции его члены договорились о неофициальной схеме ротации руководителя. Как известно, Президент, Верховная Рада и съезд судей назначают по шесть судей КС. Вот и было принято неформальное решение – избирать председателем по очереди выдвиженца каждой из указанных ветвей власти. В 1999-м «президентского» Ивана Тымченко (бывшего главу юридического управления администрации главы государства) сменил «судейский» Виктор Скомороха. Год назад должна была наступить очередь «депутатского» Виктора Розенко. Но, как поговаривают, после индивидуальных «собеседований» с судьями КС прежние договоренности решили предать забвению. Очередным председателем стал земляк Президента, который стал судьей КС в 1996-м после соответствующего указа Леонида Кучмы.

Если изложенные выше сведения соответствуют действительности, можно предположить, что влияние Президента на КС гораздо существеннее, чем это может показаться на первый взгляд. Злые языки утверждают, что при желании Леонид Данилович способен повлиять на мнение 11 из 17 конституционных судей (одна вакансия до сих пор не заполнена). 11 голосов – это ровно столько, сколько необходимо для принятия решения.

Насколько правы те, кто сомневается в принципиальности, объективности и непредвзятости судей КС? Можно ли будет делать окончательные выводы на основании экспертизы первых двух конституционных законопроектов?

С вашего позволения мы воздержимся от ответов на поставленные вопросы. Потому что рассчитываем получить их от людей, более сведущих в тонкостях политики и юриспруденции. Нам остается надеяться, что эти ответы будут четкими и откровенными. Потому что дело касается судьбы страны.

Судьба эта во многом зависит от людей в мантиях. Их слово окажется решающим в споре о том, кто и когда будет избирать президента и сколько сроков отведено Леониду Даниловичу. Их мнение не подлежит обсуждению. На их позицию запрещено влиять извне. Но что плохого в том, если кто-то из них прислушается к точке зрения коллег-юристов? И на ходу устранит пробел в познаниях. Или хотя бы устыдится?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно