ИСКРЫ ИЗ КАМИНА — НА КОВЕР КАБМИНА

10 января, 2003, 00:00 Распечатать

Сразу должна предупредить, что к Президенту Украины объективно относиться не могу, потому что я на Леонида Даниловича обиделась: ни мне, ни членам моей семьи поздравительная открытка от него не пришла...

Сразу должна предупредить, что к Президенту Украины объективно относиться не могу, потому что я на Леонида Даниловича обиделась: ни мне, ни членам моей семьи поздравительная открытка от него не пришла. Может, Леонид Данилович какое зло затаил, а может быть, Мостовые попали в список адресатов, составляющих дельту в смете остроумного, с точки зрения доходности, проекта, подразумевающего персональное поздравление Президентом всех граждан страны. Подобные предложения генерировались одним из штабов по избранию Леонида Кучмы на второй срок в 1999 году. Но поскольку штабов было несколько и представители каждого из конкурирующих лагерей понимали, на какое количество кепочек можно состричь денег при реализации проекта, то доходные, но малоэффективные инициативы конкурентов рубились на корню.

Теперь в президентском штабе конкурентов нет. И праздничный имиджевый проект гаранта, судя по всему, имел весьма пышное финансирование. К открыткам добавились бигборды и подвешенные над основными трассами банеры. Кстати, с достаточно сухой надписью: «З Новим роком і Різдвом Христовим. Леонід Кучма». Рекламные носители, конечно же, тоже стоят денег, из чего, надо полагать, также извлечена некая польза. Однако дивиденды мог бы получить и Леонид Данилович, подойди организаторы к решению вопроса с некоторой теплотой. Например, почему бы не подписаться так: «Людмила и Леонид Кучмы». Тем более что Президент абсолютно прав, утверждая, что Новый год — это праздник семейный. Буш, например, так и сделал, обращаясь к американскому народу от имени себя и жены. А вот Леонид Данилович от Буша взял только скотч-терьера. Правда, у американского Президента барбос самый обыкновенный — черный. А у нашего Президента — эксклюзивно белый, что круче.

Думаю, не все смогли оценить это преимущество, просматривая без четверти двенадцать ролик под названием «У камелька с кобельком». Идея поздравления народа в нетрадиционной обстановке в принципе изначально была неплоха. Хорошо смотрелся и камин в доме «плачущей вдовы», что на углу Банковой и Лютеранской. Наверное, гораздо лучше мог бы смотреться и Рома, если бы специалисты одного из ведущих каналов смогли объяснить ребенку, как ему держаться перед камерой. Искренним и адекватным моменту Леонид Данилович оказался лишь в момент объятий с внуком, все остальное время он был верен себе: все уже знают, что для него год был «самым тяжелым», но это не означает, что за 15 минут до наступления Нового года от его взгляда на столах по всей стране должно стынуть горячее и растекаться холодное. Текст выступления, с точки зрения праздника, оставляет желать лучшего, правда, вносит ясность в споры, под каким знаком пройдет этот год. Он пройдет под знаком Медведчука, ибо политические тезисы новогоднего выступления не могли быть инициированы представителями ни одной другой политической силы. Заявления Президента, снимающего с себя ответственность за работу Кабинета министров и полностью возлагающего ее на непокорившееся Медведчуку большинство, — это маленькая месть временно вышедшим из-под контроля большевикам за их предновогодний союз с оппозицией. Правда, о том, что эта ответственность на них возложена в столь категоричной форме, представители ортодоксального большинства узнают лишь по возвращении из округов. Египетских, сейшельских, финских и карибских.

Словом, очередная попытка очеловечить Президента в глазах празднующей общественности оказалась неудачной. И не столько по причине сложности материала, сколько в силу формального подхода организаторов. Поэтому с каким Президентом вы встретите Новый год, с таким вы его и проведете. Хотя Юлия Тимошенко, по всей видимости, не склонна к суевериям и считает, что в этом году досрочные президентские выборы состоятся обязательно. Я же человек суеверный и о заветных желаниях вслух говорить не советую, особенно в условиях, когда всю страну лишили возможности загадывать желания под новогодний бой часов. Президент — совсем другое дело, у него неприкосновенность, посему попробую пунктирно обозначить степень искренности и реальности оглашенных им пожеланий.

«Должен сказать, мало на какой год я смотрю с такими надеждами, как на следующий. Созданы все политические условия для улучшения экономической жизни каждого украинца. Попросту говоря, благосостояния каждого из нас. В чем причина такого моего оптимизма? В уходящем году — впервые за все время независимости Украины — наконец создана прозрачная и понятная каждому из вас система власти: вы избрали депутатов, депутаты сформировали большинство, большинство сформировало правительство». Вы сами слышали, вот так Президент и сказал. Однако подавляющее большинство из вас не слышало аргументов, которые приводил Президент в разговорах с членами большинства, заставляя их поддерживать кандидатуру Януковича. И уж не стану заострять внимание на том, что Виктор Федорович так и не стал единой кандидатурой, предложенной большинством Президенту. Ведь донецкого губернатора официально предложила фракция «Регионы Украины». А как добывались необходимые голоса, известно всем, кто минимально интересуется политикой. Президент хотел получить силового и подконтрольного премьера. И он его получил. Причем большинство к этому имеет такое же отношение, как сотрудник загса к неурядицам в семейной жизни. Да и само правительство коалиционным вряд ли можно считать. Во-первых, как говорил Леонид Кравчук, это незаконно, поскольку не предусмотрено Конституцией. Во-вторых, никакого пропорционального принципа при распределении постов не соблюдалось, в результате чего ряд фракций оказался без портфельных трофеев. В-третьих, Президент весьма активно участвовал в процессе распределения тех мест, которые как бы отдал на откуп парламенту и жестко контролировал министерские портфели по неписаной традиции закрепленные за ним — МВД, МИД, Минюст и Минобороны. Иными словами — тут играем, тут — не играем, а в это я сам рыбу заворачиваю. Тем не менее, в новогоднем обращении устами Леонида Даниловича была сказано: «С этого момента те, кого избрали вы и кто сформировал правительство, больше не смогут сказать: мы не имеем к этому правительству никакого отношения. Ведь это их правительство. С этого момента большинство и его правительство больше не смогут кивать в сторону Президента, мол, не дает работать. Президент будет вмешиваться — когда в этом возникнет политическая необходимость, но основная ответственность лежит на большинстве и на правительстве. Теперь вы, принимая решение, кому отдать свой голос на выборах, будете ориентироваться не на сладкие обещания, а на конкретный результат. Вы будете точно знать — сделали для вас что-то полезное правительство и депутаты, которые его сформировали, и стоит ли избирать тех, кто был к ним в оппозиции.

А те, кто при власти — зная как пристально вы за ними наблюдаете, — будут делать все для того, чтобы оправдать ваши ожидания и улучшить ваше благосостояние. Ведь они хотят, чтобы вы за них голосовали и в будущем».

Отдадим должное Леониду Даниловичу, с выражением прочитавшему эти слова. Однако заметим, что писавшие их, стремясь сепарировать депутатский корпус на «наших» и «не наших», подпиливают сук, на котором сами же и сидят. А именно, тормозят столь желанную конституционную реформу, невозможную без 300 голосов. Однако стремление к вышеупомянутой сатисфакции социал-демократического проигрыша в парламенте заставляет авторов послания вписывать подобные пассажи в новогоднее выступление Президента. Президент же соглашается их произносить, надо полагать, по иной причине: главе государства нужен не результативный парламент, а ручной, поэтому для него совместная эффективная работа большинства и оппозиции — это повод для тревог, а не для оптимизма. Нехорошо это.

Заметили вы также, что Леонид Данилович пообещал изредка подставлять плечо Кабмину? Так он и делает, подписывая каждый день уйму указов, поручая премьеру приобрести подарок к празднованию 300-летия Санкт-Петербурга; обеспечить премьеру и вице-премьеру по АПК фумигацию растительной продукции или требуя от премьера ввести преферентный таможенный режим для товаров из Бангладеш. Тут без Президента ну никак, не Януковичу же брать на себя ответственность за столь серьезные вещи. Президент также, как сказано в выступлении, поставил перед правительством задачу «резкого увеличения минимальной пенсии, минимальной зарплаты, реформирования пенсионной системы и системы здравоохранения». Все это дело, безусловно, богоугодное. И нельзя сказать, что не своевременное — с учетом приближающихся выборов 2004 года и перманентного недовольства народа власть предержащими. Однако если для реального повышения пенсий в течение ближайшего года-двух было бы достаточно одного, но радикального шага — проведения независимого аудита Пенсионного фонда Украины (давно пора посмотреть, кто и как управляет огромными, по украинским меркам, пенсионными деньгами, каковы действительные, а не декларируемые чиновниками «остатки» на счетах), то «зарплатная проблема-2003» — гораздо сложнее.

Подписав в первых числах января закон о госбюджете и параллельно — закон о повышении минимальной заработной платы (с 1 января — до 185, с 1 июля — 237 гривен), Президент посчитал свое дело сделанным. Возможно, сам Леонид Данилович не до конца понял, что этим он гробит последнюю иллюзию сбалансированности госфинансов в год пиковых выплат по внешнему долгу. Но уж эксперты и советники наверняка знали, что творят. А сотворили они скромненькую бюджетную «дырочку»: 1,8 млрд. грн. для местных бюджетов и 3—3,5 млрд. для государственного. Это те деньги, которых не хватит для повышения минимальных зарплат. Если же вспомнить, что в окончательном тексте госбюджета «сидят» абсолютно нереальные 700 млн. гривен от превышения доходов над расходами Нацбанка, нулевая ставка НДС при ввозе и продаже газа и прочие, мягко говоря, сомнительные новации, то мы можем поздравить правительство Януковича. В бюджетном процессе оно следует шаг в шаг за правительством Кинаха. Вопрос только в месяце отставки — вряд ли при нынешних раскладах это будет ноябрь.

Однако наш Президент выше всяческих бюджетных раскладов. Так было всегда. Ежегодная угроза «не подписывать бюджет» — для политически озабоченных старушек или слабонервных журналистов. Как ни прискорбно, Президент никогда не позволяет себе ввязаться в бюджетную драку, даже на стороне истины. Но сегодня он более чем когда-либо откровенен, заявляя, что парламентское большинство и сформированный им Кабинет министров должны нести солидарную ответственность за «качество решений такого социального веса и значения, как пересмотр минимальной заработной платы».

Пока качество нижайшее. Это видно хотя бы по поручению Леонида Даниловича в течение января подготовить изменения в только что подписанный им же (!) бюджетный закон, дабы местные власти получили дополнительную дотацию на повышение минимальной зарплаты. Как страна проживет январь — для главы государства, похоже, не вопрос. «Заначки» в госфинансах сегодня нет. Возможно, она есть в финансах партийных или отдельных бизнес-групп, но подобную «экспроприацию» пока не узаконили. Значит, дополнительные миллиарды в сводном бюджете, скорее всего, дорисуют. Со всеми вытекающими последствиями. Или же «нарисованной» окажется новая минимальная зарплата. Уж не знаю, что лучше…

Не знает, что лучше и Президент, но его незнание касается проведения конституционной реформы. Леонид Данилович уже дважды в своих обращениях к народу поднимал эту тему. Первый раз — целенаправленно в августе. Второй раз — по касательной в новогоднем обращении. Как и четыре месяца назад, Президент никак не подтвердил серьезность своих заявлений. В парламент от его имени, да и от имени контролируемых фракций, не поступало ни одного серьезно подготовленного законопроекта, относящегося к реформе Основного Закона. А все потому, что эту идею Президент рассматривает как запасной вариант на тот случай, если ему не удастся определиться с преемником и получить гарантии его победы на выборах. Кроме того, для Леонида Даниловича психологически сложно разрушать баррикаду полномочий, которую он с любовью выстраивал, отгораживаясь от иных ветвей власти. Также Президент отдает себе отчет в том, что к полноценному переходу власти в руки парламента и правительства Украина не готова.

Вместе с тем, и в пропрезидентском, и в антипрезидентском лагере многим абсолютно ясно, что будущего Президента, кем бы он ни был, наделять монаршими полномочиями Леонида Кучмы нельзя, поскольку абсолютная власть абсолютно развратит каждого, кто будет ею увенчан. Если конституционная реформа и состоится, то скорее всего будет носить половинчатый характер. Ее реальность зависит от целого ряда факторов. Во-первых, от готовности Президента заниматься ею по-настоящему, а также от того, сколь долго он сможет контролировать расползающуюся политическую ситуацию, особенно в предвыборный год, начинающийся уже следующей осенью.

Во-вторых, судьба конституционной реформы будет определяться наличием или отсутствием 300 необходимых голосов в парламенте. Надо сказать, что число сторонников уменьшения полномочий Президента будет увеличиваться по мере того, как каждая из групп, претендующих на выдвижение из своих рядов преемника, будет осознавать, что гарантии победы ее кандидата отсутствуют. Чем большее количество политико-экономических структур поймет, что не сможет иметь решающего влияния на лидера президентской гонки, тем больше приверженцев появится у сторонников сильного парламента и слабого президента.

В-третьих, несомненно, в играх вокруг Конституции банковать будет Ющенко. Аккумулировав вокруг себя 151 депутата, Виктор Андреевич сможет заблокировать невыгодные для него изменения и поддержать лишь те, которые превращают президентское кресло не в табуретку, а во вполне комфортный стул. Другое дело, удастся ли ему найти нужное количество союзников в иных фракциях.

В-четвертых, сегодня очень сложно спрогнозировать, насколько управляемым и структурированным будет парламент в решающий для конституционной реформы период. Вполне возможно, что на нынешней сессии в повестку дня будет внесен проект изменений к Конституции, подписанный 168 оппозиционными депутатами. Тот самый проект, что прошел экспертизу Конституционного суда. Однако это совсем не означает, что на осенней сессии в парламенте удастся собрать 300 голосов, необходимых для внесения изменений в Конституцию. Депутатам будет непросто определиться, ведь предлагаемый пакет полностью меняет систему власти, а значит и привычную систему лоббирования собственных интересов. Основные силы должны будут провести ревизию собственных возможностей, ибо пропорциональная система выборов, являющаяся фундаментом для конституционных изменений, может оказаться по зубам далеко не всем из тех, кто строит свои капиталы на основе личных отношений с хозяином страны и опирается при этом на фракции, созданные из мажоритарщиков. Кстати, во время выборов блок «За единую Украину!», распавшийся в мае на семь фракций, единственный выступал за увеличение полномочий Президента, социал-демократы же заявляли о том, что не стоит пересматривать Конституцию в ближайшие годы. Но и здесь не все однозначно...

За избрание губернаторов из партий и блоков, попавших в парламент до выборов, склонны были голосовать все, кроме Юлии Тимошенко и СДПУ(о). Тем не менее, рискнем предположить, что именно этот пункт возможной реформы вряд ли наберет должное количество голосов. Вполне вероятно, что главы исполнительной власти на местах будут назначаться и сниматься премьером. Ведь избираемость губернаторов одними рассматривается как серьезный толчок к федерализации страны, к чему, надо сказать, Украина не готова. Другие же сочтут неэффективным разрушение вертикали исполнительной власти, замкнутой, в случае реформы, не на Президента, а на премьера. Да и потом — на губернаторов парламентариям легче влиять через премьера, чем через избирателей.

Неплохие шансы быть поддержанным парламентом имеет пункт об утверждении и снятии парламентом силовых министров, а также глав СБУ и налоговой администрации. В принципе, принятия только этого пункта было бы вполне достаточно для качественного изменения рядов оппозиции: снятие с компроматно-административных крючков позволило бы состоятельным депутатам гораздо чаще говорить то, что они думают, а не то, что им навязывают.

Идеологи реформы сделают все для того, чтобы будущего Президента лишить единоличного права отправлять в отставку премьер-министра. Эта возможность, вполне вероятно, будет закреплена за парламентом, равно как и право выражать недоверие с обязательной последующей отставкой любому министру, а также всякому чиновнику, который утверждался при назначении парламентом.

Депутаты попытаются уменьшить количество голосов, необходимое для преодоления президентского вето. Скорее всего, лишат Президента возможности влиять на кадровый состав ЦИК. Попытаются получить рычаги влияния на генпрокурора путем внесения изменений, согласно которым выраженное ему парламентское недоверие в обязательном порядке повлечет за собой отставку.

Возможно, для баланса Президенту предоставят право распускать парламент в случае, если тот в течение определенного срока, например двух месяцев, не смог сформировать большинство, утвердить премьера или, если этого будет требовать перелатанная Конституция, Кабмин в целом.

Очень высоки шансы принятия пропорционального закона о выборах, что, правда, формально не требует внесения изменений в Конституцию, но является определяющим для структурной организации законодательного органа и порожденного им Кабинета министров. Кстати, вполне вероятно, что в Конституции может быть закреплено распределение руководящих постов в ВР, что, впрочем, может осуществляться как при помощи закона о большинстве и оппозиции, так и внесением изменений в регламент. Правда, конституционное закрепление за оппозицией бюджетного, регламентного и комитета по СМИ вряд ли можно считать перестраховкой.

Принятие всего пакета конституционных изменений, безусловно, будет означать политическое землетрясение в стране. Оно повлечет за собой разрушение ряда капиталов и серьезную ревизию элиты. Сегодня осознанной готовности к этому практически никто не демонстрирует. Различными силами движут различные интересы. Кто-то действует по принципу: «так не доставайся же ты никому» (в смысле, пост президента с нынешними полномочиями). Кто-то чувствует в себе силы сколотить фракцию, способную участвовать в торгах за кабминовские портфели. Кто-то видит себя на посту премьера с расширенными полномочиями. Кто-то опять видит себя спикером. А кто-то, видимо, взвешивает и прикидывает, приемлема ли для него философия — после меня хоть потоп.

Кстати, о Президенте. В своем новогоднем обращении Леонид Данилович абсолютно правильно заметил: «Исконная украинская проблема — недостаток единства, нежелание идти на разумный компромисс». Конституционная реформа, в отличие от принятия Земельного кодекса или снятия Стельмаха, является задачей, не решаемой административным путем. Она может быть исключительным плодом компромисса. И роль Президента в его достижении, особенно на первом этапе, сложно переоценить, в связи с чем напомню одну любопытную историю. В конце прошлого года значительное количество печатных и электронных СМИ обошло высказывание президента Центра Разумкова Анатолия Гриценко о том, что наиболее влиятельным политиком-2002 стал, по его мнению, Президент Леонид Кучма. Приводя аргументацию политолога, наши коллеги завершали ее следующей цитатой: «У Президента еще есть время оставить след в истории...». Правда, в соответствии с темником, все они убрали вторую часть цитаты — «…а не наследить».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно