ИРАНСКАЯ «ПЕРЕСТРОЙКА»

5 марта, 1999, 00:00 Распечатать

Сегодня только слепой может не замечать перемен, происходящих в Иране. Борьба реформаторов и конс...

Сегодня только слепой может не замечать перемен, происходящих в Иране. Борьба реформаторов и консерваторов-клерикалов в этой стране полностью повторяет события, происходившие в бывшем Советском Союзе десять лет назад. Нынешняя весна принесла Тегерану новые ростки свободы, которые в дальнейшем в корне могут изменить политическую ситуацию не только в Иране, а и на всем Среднем Востоке.

Вспомним, что у иранцев есть свой «Горбачев» - президент-реформатор Мохаммад Хатами, в руках которого находится вся полнота светской власти. Ему противостоит консервативный представительский орган - парламент, избранный в 1996 году. Еще более правым является состоящий из нескольких десятков богословов так называемый «Совет стражей» (по своим функциям схожий с бывшим советским ЦК КПСС). Он проверяет все законы на предмет их соответствия нормам ислама и может наложить на них вето. Своеобразие иранской системы государственной власти подчеркивает наличие еще одного органа - координационного Совета во главе с экс-президентом Акбаром Хашеми Рафсанджани. Его цель - координация действий ветвей власти, разрешение возникающих между ними конфликтов, а также предоставление духовному лидеру советов по тем или иным вопросам.

Такая уникальная система разделения властей не может работать эффективно. Поэтому властные структуры Ирана просто обречены на кризисные ситуации и потрясения. Лагеря либералов и консерваторов не перестают обмениваться ударами. В прошлом году парламент выразил недоверие и отправил в отставку одного из ближайших сподвижников Хатами - министра внутренних дел Абдоллу Нури. Еще один человек Хатами - мэр Тегерана Голамхусейн Карбаши - был приговорен к пяти годам лишения свободы по обвинению в коррупции. Однако президент в долгу не остался - он пристроил опального министра внутренних дел на пост главного редактора пропрезидентской газеты «Хордад», помог Карбаши избежать тюрьмы, а в начале этого года укрепил свой контроль над органами безопасности, добившись отставки всесильного главы министерства информации (что-то схожее с экс-советским КГБ) Курбанали Дорри Наджафабади.

Уход этого ставленника консервативного шиитского духовенства, ведомство которого оказалось под огнем критики после недавней расправы спецслужб над диссидентами, можно назвать наиболее крупной победой иранских либералов. Эти и другие события позволяют говорить, что в последние месяцы иранские реформаторы все активнее теснят ортодоксов.

И лучшим подтверждением этого тезиса являются результаты выборов в местные органы власти, состоявшиеся в стране ровно неделю назад. Они стали для Ирана беспрецедентными, прежде всего с точки зрения количества кандидатов. На 197 тысяч вакансий претендовали более 334 тысяч кандидатов. Несмотря на то, что официальные их результаты пока не объявлены, уже известно, что после подведения предварительных итогов в них лидируют сторонники президента Хатами.

По сообщениям газеты «Техран таймс», на главном стратегическом направлении - в избирательном округе Тегерана - необходимое для победы количество голосов набрали Абдолла Нури, Джамиле Кадивар, Саид Хаджариян, Ибрагим Асгарзаде, Фатеме Джалаиепур и другие близкие президенту политики. По данным информационного агентства ИРНА, абсолютным лидером в иранской столице по числу набранных голосов стал бывший министр внутренних дел ИРИ Абдолла Нури, тот самый, который летом прошлого года получил вотум недоверия консерваторов в парламенте и был вынужден уйти в отставку.

Примечательно, участие в выборах некоторых кандидатов от реформаторов, в частности того же Нури, а также Саида Хаджарияна, было под вопросом. Дело в том, что иранское духовенство провело предварительный отбор претендентов, завернув ряд неблагонадежных кандидатур. Отвергнутые лица были объявлены «недостаточно компетентными». Среди причин дисквалификации называлось также отсутствие документов, подтверждающих уход кандидата с госслужбы, что требуется согласно закону о выборах ИРИ. Фамилии этих претендентов в последний момент все же были внесены в избирательные бюллетени. Тем не менее их победа может быть признана незаконной. Пока что подсчет голосов продолжается, но либералы упрекают штаб по проведению выборов в задержке подведения итогов, что, возможно, связано с лидерством как раз тех кандидатов, которые были дисквалифицированы.

Однако либерализация политической жизни страны не может решить всех иранских проблем. Понятно, что простые иранцы связывают реформаторские усилия Хатами прежде всего с изменениями в экономической ситуации в Иране, которая со времен падения шахского правления серьезно обострилась. Особенно это касается молодого поколения. Официальная цифра безработицы среди выпускников университетов составляет 11 процентов, однако эксперты считают, что на самом деле их число намного выше.

А реально повлиять на улучшение финансового климата в стране могут разве что иностранные инвестиции. Однако на их пути стоит Вашингтон, всеми силами старающийся расшатать иранский режим власти прежде всего экономически. Но все попытки экономической изоляции Ирана и зачисления страны в список государств-изгоев пока не увенчались успехом. Стремление Вашингтона с помощью санкций перекрыть кислород исламскому режиму не нашло поддержки даже среди западноевропейских союзников. Нежелание Запада расшатывать иранский режим обусловлено целым рядом экономических и геополитических факторов, и прежде всего - растущим интересом мировых компаний к освоению энергетических ресурсов Каспия и шельфа Персидского залива.

Несмотря на недовольство Соединенных Штатов, приток инвестиций в Иран постепенно возрастает. Японская фирма «Сони» уже наладила здесь производство телевизоров, французская «Тоталь» при участии «Газпрома» и малайзийского «Петронаса» начинает реализовывать крупнейший проект (вызвавший в свое время бурю негодования у американцев) по освоению газового месторождения Южный Парс. В будущем году должен вступить в строй завод автомобилей с двигателями «Рено». Оживает и туристический бизнес. Иностранные инвесторы потихоньку начинают строить в Иране гостиницы и аттракционы.

А на этой неделе была заключена еще одна сенсационная ирано-европейская сделка. Крупнейшая французская нефтяная компания «Эльф Акитен» совместно с итальянским партнером - корпорацией «Аджип» подписала контракт с иранской стороной на разработку нефтяного месторождения на шельфе Персидского залива неподалеку от острова Кхарг. Документ предусматривает добычу на месторождении Доруд на первом этапе 148 тыс. баррелей нефти в сутки, с доведением в дальнейшем объема «черного золота» до 220 тысяч.

Общий размер инвестиций «Эльф Акитен» и «Аджип» в иранскую нефтедобывающую промышленность составит около 550 млн. долларов. При этом доля французской компании в проекте достигает 55 процентов. Таким образом, американский закон Д'Амато, предусматривающий санкции в отношении фирм, осуществляющих капиталовложения свыше 20 млн. долларов в нефтедобывающую отрасль Ирана, в очередной раз был проигнорирован.

Что же касается реакции Вашингтона, то представитель «Эльф Акитен» заявил, что компания не опасается возможных американских санкций. При этом он напомнил, что Европейский союз не признает закона американского дискриминационного законодательства в отношении сотрудничества иностранных компаний с Ираном. Имеется в виду, очевидно, распоряжение Брюсселя двухлетней давности, запрещающее странам - членам ЕС признавать закон Д'Амато. Тем более что у руководства «Эльф» перед глазами свежий прецедент - упомянутый выше контракт другого французского нефтяного гиганта «Тоталь» с иранскими газодобывающими компаниями. В 1998 году Соединенные Штаты заключили своего рода перемирие с Европейским союзом, в соответствии с которым Вашингтон обязался не применять санкций в отношении «Тоталь».

Несмотря на активизацию сотрудничества западноевропейских стран с Тегераном, не стоит приуменьшать влияние США на процесс возвращения Ирана в семью цивилизованных народов мира. Между тем, несмотря на осторожные знаки внимания, которыми сегодня обмениваются Вашингтон и Тегеран, до восстановления хотя бы дипотношений между этими странами, разорванных после революции, еще далеко. Иранские консерваторы продолжают говорить о том, что Ирану противопоказаны отношения с Америкой. В свою очередь Конгресс США исключает любую возможность ослабления санкций против Ирана.

Для размораживания американо-иранских отношений необходимо, чтобы первыми добрую волю проявили все же американцы. Вашингтон это понимает, и первые робкие шаги с его стороны в этом направлении можно заметить уже сегодня. Например, специальный советник президента и госсекретаря США по вопросам энергоресурсов бассейна Каспийского моря Ричард Морнингстар на прошлой неделе заявил, что в случае улучшения отношений между США и Ираном американской стороной может быть рассмотрен вопрос строительства трубопровода через Иран для транспортировки энергоресурсов Каспия. А ведь еще совсем недавно никто в Соединенных Штатах не хотел и слышать о чем-то подобном.

Иран ищет свой путь к свободе, и это становится все более очевидным. Поэтому вполне естественным будет выглядеть то, что ведущая демократия мира откажется от своих амбиций, забудет прошлые обиды и окажет ему в этом помощь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно