ХЛЕБНЫЕ СТЕНАНИЯ

25 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 25 июля-1 августа

Да, впередсмотрящие на правительственном мостике прозевали, как говорят виндсёрфингисты, волну, в нашем случае — ценовую, которая захлестнула Украину, подмочив тем самым и репутацию продовольственной безопасности...

Да, впередсмотрящие на правительственном мостике прозевали, как говорят виндсёрфингисты, волну, в нашем случае — ценовую, которая захлестнула Украину, подмочив тем самым и репутацию продовольственной безопасности. И это признал после заседания Кабмина 23 июля премьер-министр Виктор Янукович. Цитирую дословно: «Хай, як кажуть, радіють, якщо в них є таке бажання, ті опоненти політичні, яких задовольняє така ситуація і які її створили. Хай радіють! Я визнав, що сьогодні ми програли! Це — поразка! Ми не повинні були цього допустити». К оппонентам Виктор Федорович причислил тех, кто имел правительственный опыт, а теперь стал политиком. Но «бывшие» для руководителя правительства недосягаемы, и им, «як солов’ю — пісня!», а вот «ныне действующие»… Они-то и прочувствовали норов «экзекутора».

Трое глав областных администраций: Днепропетровской — Николай Швец, Полтавской — Евгений Томин и Черновицкой — Теофил Бауэр ожидают окончательного вердикта о своей дальнейшей судьбе, поскольку Президенту рекомендовано освободить их от занимаемых должностей. Некоторые региональные лидеры кинулись в Киев искать защиты, но Виктор Янукович напрочь отбил у них охоту: «Я їх попередив: якщо вони будуть шукати тут захисту, перше — ми їм ноги поперебиваємо. Друге — потім голови поодриваємо. І це ми зробимо свідомо».

И все-таки, в разгар жатвы говорить об «урожае» поверженных голов провинившихся и причастных к «хлебному» ажиотажу (сговору оппортунистов, мятежу зернотрейдеров, «картёжникам» будущих президентских выборов и т.д.) не приходится. За исключением снятых двух глав отраслевых департаментов-управлений, нескольких заместителей губернаторов по вопросам АПК… В подвешенном состоянии пребывает аграрный блок правительства вместе с министром экономики. Над ними еще раньше занесли секиру депутаты, требуя отставки. Мультиинструменталист и певец народных песен, министр аграрной политики Сергей Рыжук и не менее голосистый вице-премьер Иван Кириленко, похоже, смирились с минорными партиями. Сергей Николаевич на одном из последних селекторных совещаний изрек в сердцах: «Ну, и чего же мы добились?! Ну, поменяют аграрный блок правительства… Придет новый, и все начнется сначала». Золотые слова! Именно «с начала», а не продолжением генеральной линии, ибо нет в Украине не то что программы развития аграрного сектора, а даже ее видения. Примитивного…

И этот вакуум не восполнят ни силовые структуры, парализовавшие, по сути, деятельность коммерческих структур, во владении которых находится 90% зерна, ни жатва под кокардой — неусыпным оком «зерновых» надзирателей во главе с милицией. И мы снова будем прибегать к последнему оплоту продовольственной незыблемости — запасникам Госрезерва. Но и их надо чем-то восполнять! Об этих проблемах рассуждает Николай ПЕСОЦКИЙ, председатель Государственного комитета Украины по государственному материальному резерву, отпраздновавший первых сто дней на новом посту.

— 13 марта глава государства поручил генеральному прокурору Святославу Пискуну лично разобраться с ситуацией на рынке зерна в Украине. В частности, выяснить причины его дефицита в отдельных регионах при условиях достаточного производства, факты монополизации, искусственного сдерживания продажи. А 17 апреля вас назначили главой Госрезерва. Придя на новое место, рачительный хозяин первым делом осматривает владения: что где лежит. Что не ускользнуло от вашего взора?

— В первую очередь нехватка госрезервовского зерна, пребывающего на ответственном хранении на элеваторах разных форм собственности. Распоряжались им, как кому заблагорассудится: выдавали сельхозпроизводителям в качестве посевного материала с условием возврата из будущего урожая, а то и попросту продавали-воровали. Мы недосчитались 200 тыс. тонн продовольственного зерна, из которых на сегодняшний день в процессе совместной с правоохранительными органами работы возвращено 26 тыс. Вот тогда я и принял решение о хранении зерна Госрезерва только на собственных комбинатах хлебопродуктов, тем более наши емкости достаточно вместительны.

Кстати, это касается всех продуктов питания. Ревизия зернового хозяйства привела к решению увеличить в 3,5—4 раза запасы продовольственного зерна по сравнению с прошлым годом.

— Неужели от незаконно перемещенных 200 тыс.тонн так оскудели наши хлебные НЗ?

— Речь идет о нормах накопления. В 2002 году в сусеки Госрезерва заложили где-то 200 тыс. тонн зерна, почти столько же и в 2001-м, хотя в эти урожайные годы в пик предложения, когда цены прямо-таки бросовые, надо было закупать минимум несколько миллионов тонн. Срок хранения зерна — три года. Поэтому так или иначе пришло время обновлять запасы.

Вот почему наши мельницы, работавшие до мая в две смены, перешли на трехсменный режим. У нас более чем достаточно муки, и ее мы предлагали регионам еще в апреле. Отказывались. Покупать начали только в июне, ведь наша цена 985 гривен за тонну муки высшего сорта против рыночной 1500—1600 действительно дает возможность удерживать цены на хлебобулочные изделия.

— Слышал недовольство многих губернаторов в ваш адрес — дескать, Госрезерв «зажал» зерно в то время, как в областях — напряженка с хлебом.

— А я и не ожидал похвальбы… Почему воротят нос от нашей дешевой муки? Да потому что только переработка зерна дает сверхприбыль, и на нее рассчитывают регионы. Неудивительно, что из заявленных по договорам 53,6 тыс. тонн муки на сегодняшний день выкупили лишь 15,1 тыс. Собственники местных рынков не в восторге от присутствия на них дешевой госрезервовской муки. А вот зерно подавай всем… Поэтому я считаю, что у нас нет продовольственного кризиса.

— Всем зерно, конечно, не продали, но избранным… В связи со сложной ситуацией, сложившейся на рынке зерна в Украине, Кабинет министров в конце марта издал распоряжение №174-р об отпуске из Госрезерва продовольственного зерна третьего-четвертого класса в объеме 60 тыс. тонн. И 50 тыс. из них получил Киев.

— Да, именно столько отпущено ОАО «Киевмлын». А вообще-то с начала этого года столичная компания получила 30% зернового ресурса в масштабах Украины, что хватает на два месяца бесперебойного обеспечения столицы и близлежащих районов хлебобулочными изделиями. Благодаря госрезервовской инъекции, в столице не отмечалось резкого колебания цен на муку и хлеб. Продовольственное зерно отпускали по ценам 390—590—650 грн. за тонну, в то время как среднерыночные цены составляли 800—900 грн.

Но… «Благодарностью» за содействие стали неоднократные и, что обидно, беспочвенные обвинения в средствах массовой информации руководства Госрезерва. Поэтому я вынужден был изложить свою позицию в письме от 17 июля на имя председателя Киевской городской госадминистрации А.Омельченко и морально защититься.

Много нареканий приходилось выслушивать и от правительства АР Крым. В то же время тамошние чиновники всячески препятствовали передаче нам Керченского комбината хлебопродуктов. И мы доставляли муку на полуостров из Одессы, «зарабатывая» при этом на тонне еще и 120 грн. транспортных расходов. Да плюс до 42 грн. за погрузочно-разгрузочные работы. Подытоживая, скажу так: «хлебные» проблемы донимают те регионы, где Госрезерв не представлен собственными хлебокомбинатами. Неудивительно, что монополист в лице «Крымхлеба» диктовал свою политику и цены.

— Не потому ли вы, возглавив далеко не бедную госструктуру, начали инициировать передачу четырех элеваторов ГАК «Хлеб Украины» под свою юрисдикцию? А попросту завершать то, что начал бывший глава Госрезерва Евгений Червоненко в 1999 году, — обезглавливать родственную государственную компанию? Ваш предшественник Владимир Куратченко даже не заикался о долге, вы же взорвали спокойствие...

— Передача комбинатов хлебопродуктов — не прихоть Червоненко или Песоцкого. Есть давнишнее распоряжение правительства №1174 о передаче таковых Госрезерву. Тем более нынешняя ситуация еще раз подтвердила: для мобильности Госрезерв, как я уже говорил, должен быть представлен в каждом регионе собственным элеватором. Это стало возможным 17 июля, когда мы с ГАК «Хлеб Украины» подписали мировое соглашение, и в наше ведение перешли Нежинский КХП в Черниговской области, Неполоковецкий — в Черновицкой, Полтавский КХП и Керченский комбинат хлебопродуктов.

— Дай Бог, чтобы они не пустовали, ведь урожай в этом году предвидится не ахти… Тем более, Госрезерв засыпает в свои закрома только продовольственную пшеницу и рожь группы «А», претендентов на которые хватает. Мукомолы Украины заявили о намерениях купить 1—1,5 млн. тонн. Да и вы в одном из интервью упомянули о миллионе. Выделенных же Госрезерву дополнительно 400 млн. бюджетных гривен хватит для приобретения полумиллиона тонн. И то при стоимости тонны 800 грн.

— В идеале Госрезерву нужно 1,2 млрд. грн. на эти цели.

— Я не о деньгах… Где вы найдете дешевое зерно, когда сейчас в Крыму тонна стоит 1100—1200 грн.? Киевские коммивояжеры купили там за 1050 грн. Вы же провели первый «хлебный» тендер, обнародовали его результаты, от которых все упали: кто — со смеху, а кто — в обморок. Выдайте тайну: где вы взяли продавцов, предложивших вам реальное продовольственное зерно по 750 грн. за тонну?

— Падать не надо, я готов предоставить соответствующие документы. Вот справка по ценовому показателю на зерно третьего класса на DAF-граница: 121—125 долл. США, или 645—666 грн. Плюс общие затраты: транспортировка до элеватора — 30—40 грн., сертификация — 10—15 грн., 20-процентный ввозной НДС — 125—133 грн. В итоге — 810—854 грн. То есть все, что выше 150 долл., — это сверхприбыли, экономический заговор. А вот ценник на аргентинское зерно четвертого класса, с низким содержанием белка, которое стараются пропихнуть в Украину: с перегрузкой выходит 572 грн.

Заявлял и заявляю, и пусть это никого не удивляет: мы найдем в Украине продовольственное зерно по 700—750 грн. за тонну. Это подтвердил первый тендер, в котором участвовало 30 предприятий. Предложения колебались от 1200 грн. за тонну до 750. Мы купили 250 тыс. тонн пшеницы третьего класса по 750 грн. Среди продавцов — Ивано-Франковский КХП, ООО «Центр экономического прогнозирования», Кировоградский государственный КХП, ООО «Лидер-плюс»… К участию в тендере допускаются операторы с рекомендательной гарантией губернатора области и не более чем 10-процентной маржой на товар.

Мотивируя, что у нас нет прозрачности, Госрезерв хотели загнать на биржевые торги. Но биржа всегда работает на повышение цен, а тендер — на понижение. Не исключаю варианта, что предприятия, выращивающие качественное зерно, получат от нас государственный заказ.

— Но не только хлебом единым живет Госрезерв… Что еще хранится у вас, как пел Высоцкий, «на случай ядерной войны»?

— Лекарства, медицинские инструменты, редкоземельные и черные металлы, из провизии — тушенка, сливочное масло, сахар… Хочу сказать, что мы повысили требования к продуктам питания, по многим из них «откатились», в хорошем понимании этого слова, к ГОСТам 90-х годов, — требовательным и жестким. Закуплена соответствующая техника для контрольно-ревизионного управления и инспекции по качеству Госкомрезерва, а также для всех предприятий, хранящих для нас продукты. Поэтому на тендере по закупке сливочного масла из предложенной 64 предприятиями 36 тыс. тонн продукции удалось приобрести лишь… 200 тонн. Качество никудышнее! По большому счету, это не сливочное масло, а растительное, добавки в котором превышают 60%. Планируем увеличить закупки сливочного масла в 8—10 раз по сравнению с прошлым годом исключительно за счет собственных ресурсов, выделив для этого свыше 50 млн. грн. Торги будут продолжаться до 1 сентября.

Октябрь—декабрь — пора заготовки подсолнечного масла, ноябрь—январь — мяса. Сахар закладываем только отечественный, из сахарной свеклы. Также принято решение в этом году в запасы заложить украинский рис, потому что хотя индокитайский и красивый на вид, в нем много химических остатков. Как видите, упор делаем на увеличение продовольственной группы, ущемив права промышленной, так как в запасах промтоваров нет острой необходимости.

Как ни парадоксально, самый главный вопрос в деятельности Госрезерва — не зерновой, а возвращение дебиторской задолженности. Это — ни много ни мало 7,5 млрд. грн. И мы все делаем для их возврата. Должник ХТЗ расплачивается тракторами, завод им. Малышева — комбайнами. Подумываем: а почему бы не «запрячь» этот возвращенный ресурс, создать на базе наших предприятий машинно-технологические станции и эффективно использовать, обрабатывая землю?!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно