Гудвин и ходоки

28 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 28 июля-4 августа

На самом краю земли, там, где уже не действуют законы физики, логики и политэкономии, раскинулась волшебная Изумрудная страна. Ее обитателей звали мигунами. Мигуны понимали друг друга с полумига, поскольку принуждены были общаться преимущественно подобным способом. За девять лет существования Изумрудной страны ее граждане достигли таких высот в этой области, что научились практически полностью обходиться без слов. И даже в печатных средствах массовой информации вовсю использовался метод подмигивания. Так что со свободой мига в этом краю был полный ажур...

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Гудвин (Великий и Ужасный) — Верховный Волшебник Нации

Юлли — маленькая девочка с большой газовой трубой
 
Туртошка — хранитель бюджетной косточки в Изумрудном парламенте
 
Страшила Бельгийский — в прошлом сторож картофельных грядок, ныне — главное пугало на законодательном поле, счастливый обладатель ведра
 
Железный Дровосек — директор пенитенциарного заповедника, генерал армии осведомителей
 
Успокоенный Лев — крайне осторожный зверь, нуждающийся в совете и жаждущий безопасности
 
Злая волшебница Бакаинда — охотница за носорогами, до недавнего времени — весьма зНАКовая фигура
 
Злая волшебница Гришгема — страстная болельщица, имеющая все, что надо для полного счастья, — друга-юриста и женщину-врага
 
Страж Ворот — главный администратор Гудвина
 
Добрый Фей — главный реформатор, потому персонаж почти нереальный

Летучие Обезьяны с налоговыми органами — санитары Изумрудной страны

ПРИСКАЗКА

На самом краю земли, там, где уже не действуют законы физики, логики и политэкономии, раскинулась волшебная Изумрудная страна. Ее обитателей звали мигунами. Мигуны понимали друг друга с полумига, поскольку принуждены были общаться преимущественно подобным способом. За девять лет существования Изумрудной страны ее граждане достигли таких высот в этой области, что научились практически полностью обходиться без слов. И даже в печатных средствах массовой информации вовсю использовался метод подмигивания. Так что со свободой мига в этом краю был полный ажур. Когда в Изумрудной стране вводили очередной налог или в очередной раз поднимали цены, только по учащенному морганию можно было догадаться, до какой степени мигуны возмущены.

Правителем Изумрудной страны был некто Гудвин, по определению Великий, по слухам — Ужасный. Он жил в столице — Изумрудном городе, который был так прекрасен, что у всякого, кто видел его, зеленело в глазах. Потому (с целью нормального восприятия окружающей действительности) на каждого, кто пересекал границу города, надевали специальные очки. А мигуны, кроме зеленых окуляров, обязаны были носить также остроконечные шляпы, поля которых украшали шарики и ролики. Тех, у кого шарики ненароком заезжали за ролики, отдавали на растерзание Летучим Обезьянам. Эти необычайно кровожадные и невероятно прожорливые существа жили в персональном зверинце Гудвина, который лично спускал их с цепи. Летучие Обезьяны имели очень крепкие зубы и внушительных размеров налоговые органы. Сведущие люди утверждали: Летучие Обезьяны умеют разговаривать. По крайней мере, находились мигуны, божившиеся, что им удавалось с ними договориться.

Но это — присказка, не сказка. Настоящая сказка будет спереди…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Это случилось совсем не сказочным утром в славном приднепровском городке Канзасе. Страшный ураган налетел на город и в щепки разнес большой дом, стоявший на перекрестке энергетических потоков. Заботливо выбеленные стены рухнули, обнажив зловещую черноту внутреннего обустройства. Долго еще ветер гонял по пыльным канзасским улочкам обломки офисной мебели и обрывки зелени, которую так старательно выращивала обитательница домика, милая девочка по имени Юлли. Саму Юлли спас случай — рано утром она отправилась гулять со своим верным песиком Туртошкой, а вернувшись, обнаружила, что осталась без крыши.

Среди развалин некогда могучего здания бродили санитары Изумрудной страны, Летучие Обезьяны, и со звериным интересом поглядывали на Юлли.

Юлли. Жаль домика. У него была такая хорошая энергетика.

Туртошка (опасливо косясь на Летучих Обезьян). Не домиком единым… (Вздыхает.) Хотя, конечно, жалко. А как его строили — энергично, системно, собирая в единое целое. Строили-строили и наконец…

Юлли (качая головой). Крышу сорвало по полной программе правительства.

Туртошка (с интересом). У кого сорвало крышу?

Юлли (испуганно озираясь). У домика, у домика… Что делать станем?

Туртошка (лизнув хозяйскую руку, густо унизанную изумрудными перстнями). Нужна новая крыша.

Юлли (растерянно). И где ж ее искать? Куда податься?

На ровном месте, из воздуха появляется Добрый Фей. Он бестелесен и безоблачен.

Добрый Фей (обращаясь к Юлли). Иди ты к Гудвину! Отправляйся в Изумрудный город, моя девочка. Верховный Волшебник Нации ужасен, но велик. И способен выполнить любое желание. А крыша Изумрудного дворца — самая надежная крыша в Изумрудной стране.

Юлли. А ты станешь помогать мне?

Добрый Фей (покосившись на Летучих Обезьян). Я буду сопровождать тебя повсюду. Незримо.

Добрый Фей растворяется в воздухе. Одна из Летучих Обезьян запускает в Юлли комком грязи. Туртошка мужественно принимает удар на себя.

Туртошка (грустно разглядывая испачканную шерсть). Какая у нас, в Изумрудной стране, кругом грязь.

Юлли (проникновенно). Це наша Батьківщина!

Юлли и Туртошка, связанные одним поводком, отправляются в путь. Им вслед, плотоядно облизываясь, глядят Летучие Обезьяны.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Сказочное энергетическое поле. Посреди поля, раскинув руки и поджав босые ноги, лежит злая волшебница Бакаинда, придавленная огромной газовой трубой. К полю с разных сторон приближаются Страшила Бельгийский с прохудившимся ведром на голове, Железный Дровосек, вооруженный чудовищных размеров топором палача и Успокоенный Лев со вставной челюстью. Путники сходятся и некоторое время стоят молча.

Успокоенный Лев (сочувственно). Как ее, однако, сплющило!

Железный Дровосек. А вы что же знакомы?

Успокоенный Лев (уклончиво). Вместе как-то отдыхали на водах. В Миргороде.

Страшила. Хотел бы я знать, кто это ее так?

Железный Дровосек. А ходила тут одна. Маленькая такая, с большой трубой.

Успокоенный Лев (глядя на Бакаинду). А может быть, она еще выздоровеет?

Страшила. Базара нет. Тысяча процентов, очухается. Мы с ней еще львов по Африке пошугаем.

Успокоенный Лев нервно ежится.

Железный Дровосек (злорадно). Бегать она, пожалуй, еще сможет. А вот летать вряд ли.

Успокоенный Лев. Пардон, а отчего дама без обуви?

Железный Дровосек. Были башмачки, одиНАКовые такие. Барышня увела.

Успокоенный Лев. Они ей не великоваты будут?

Железный Дровосек. А это смотря как ходить. Если так, как она — переть напролом, не разбирая дороги, то эти башмачки самая что ни на есть подходящая обувка.

Страшила. Да что, блин, за барышня? Как зовут?

Железный Дровосек (с тоской). Ее не зовут, она сама приходит. А потом попробуй выгони.

Внезапно под ногами у путников начинает дрожать земля. Вдалеке слышен грохот, смутно напоминающий удары компроматом по голове.

Успокоенный Лев (встревоженно). Кажется, землетрясение. Слава Богу, эпицентр далеко. (Шумно втягивает ноздрями воздух.) Запах странный…

Страшила (принюхиваясь). Да это ж эфир, в натуре!

Железный Дровосек. И между прочим прямой.

Грохот становится сильнее. Слышен надрывный вопль: «От олигарха слышу!»

Железный Дровосек. Видимо, крошка Юлли не удовлетворилась победой над Бакаиндой. Насколько я понимаю, в данный момент это милое создание пытается сразить злую волшебницу Гришгему.

Страшила (подозрительно). Шо-то ты, друже мій, больно информированный…

Железный Дровосек (значительно). И, прошу заметить, у меня вся информация железная. Для меня что-нибудь узнать, как два полена разрубить. У меня целая армия информаторов, и я в этой армии генерал.

Успокоенный Лев (с профессиональным интересом). И зачем вам это?

Железный Дровосек. А чтоб не заржаветь. Мне на свалку неохота, у меня, знаете ли, карьерные планы. Чем больше про людей знаешь, тем охотнее они тебя смазывают. Причем, обращаю ваше внимание, абсолютно добровольно.

Страшила (глухим голосом). А если какому штемпу в западло смазывать?

Железный Дровосек (жизнерадостно). Порубаю в мелкий изумруд. (Любовно поглаживает свой рабочий инструмент.) Мне, милейший, без разницы что рубить — дрова, капусту или головы. Но я предпочитаю не рубить сплеча. Если с человеком поговорить по душам, он к тебе сам душой тянется. Тем более что у каждого за душой какой-нибудь грешок водится. (Обращается к Страшиле.) Взять, к примеру, тебя…

Страшила (торопливо). Не надо меня брать. Чуешь, братила, у меня тут смазочного материалу малехо завалялось. Давай-ка мы тебя слегонца сдобрим, а то ты шо-то совсем иржой пошел.

Железный Дровосек (миролюбиво). Ну вот и ладно. Тебя брать пока не будем.

Успокоенный Лев. По-моему, друзья, нам пора познакомиться. Мне почему-то кажется, что нам по дороге. Пусть каждый что-нибудь сообщит о себе.

Страшила. Африканской гиене с тобой по дороге. (Угрожающим голосом.) Диктофон выключи.

Успокоенный Лев. Ну, не хотите рассказывать и не надо…

Железный Дровосек (зевая). А чего тут рассказывать. Это набитое соломой чучело идет в Изумрудный город, к Гудвину. За свежей соломкой. Подстелить на случай возможного падения. (Поворачивается к Успокоенному Льву.) Ну, а ты, беззубый, намерен просить у Великого и Ужасного новую вставную челюсть. Вся Изумрудная страна знает, как тебе зубы обламывали.

Страшила (злорадно). А сам-то, чугунная морда, туда же лыжи навострил. За смазкой, небось, ковыляешь?

Железный Дровосек (не обращая внимания на слова Страшилы). Ну что, нам и в самом деле по дороге. Пошли, что ли? Руки за спину. Я — замыкающий. Шаг вправо, шаг влево… В общем вы в курсе.

Как из-под земли появляется Добрый Фей.

Страшила (недоуменно). А это еще кто?

Железный Дровосек (безразлично). Так, привидение.

Добрый Фей проваливается сквозь землю. Путники выстраиваются в колонну по одному и выдвигаются в направлении Изумрудного города. Идущий в арьергарде Железный Дровосек напевает: «Мы в город Изумрудный бредем этапом трудным».

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Тиха украинская ночь. Тиха и темна. Редкая птица долетит до своего гнезда, не столкнувшись в кромешной темноте с ослепшим фонарем либо с безмолвным телеграфным столбом. Редкую ночь Юлли и Туртошке на долгом пути к Изумрудному городу удавалось переночевать с комфортом. Обычно они спали в диком энергетическом поле, укрывшись пожелтевшими расчетными схемами. Туртошка дремал урывками, время от времени тихим, но выразительным рычанием отгоняя от госпожи изголодавшихся шахтеров и зажравшихся руководителей облизумрудэнерго. Временами к спящей Юлли подкрадывался Успокоенный Лев и норовил бесстрашно укусить ее за что-нибудь. Если политический холод становился нестерпимым, путники разводили костер — голубоватый газовый огонек весело пожирал акции ликвидных предприятий.

Несмотря на завидную целеустремленность Юлли, дама с собачкой продвигались не так быстро, как им того хотелось бы. Им пришлось добираться до Изумрудного города окольными тропками. А вот Страшила, Дровосек и Лев шли довольно шустро. Страшила ориентировался в политических чащах, как у себя на картофельных грядках. Если требовалось, в дело вступал Дровосек, с корнем вырубая все, что вырастало на пути. А Лев вполне профессионально заметал натруженным хвостом следы, чтобы их не нашел дотошный Туртошка.

Придя в Изумрудный город, Страшила, Дровосек и Лев легко нашли дорогу, ведущую к дворцу, за могучими стенами которого скрывался Гудвин, — на этой дорожке никогда не увядала зелень. У ворот Изумрудного дворца, со всех сторон окруженного шлагбаумами, барьерами и часовыми в зеленых одеждах, путников встретил Страж Ворот.

Страж Ворот. Кто такие?

Страшила (хмуро). Кто-кто… Урфин Джюс в деревянном пальто! Ходоки мы. К Гудвину.

Успокоенный Лев. Осмелюсь задать вам нескромный вопрос: на кого похож Великий Гудвин?

Страшила. А, в натуре, на кого он сейчас похож? По правде сказать, я его давненько не видал…

Страж Ворот (грустно). Никто не знает наверняка, как выглядит истинное обличье Верховного Волшебника Нации. Даже я, имеющий счастье лицезреть Великого и Ужасного ежедневно, никогда не знаю, каким будет его новое лицо…

Страшила (оживившись). Это точно! Вот помню, в былые времена мы с ним частенько проводили целые ночи за важными государственными делами. Утром встречаю его в Изумрудном дворце — а он как новенький. Как ему это удавалось, Гудвин его знает! Здоровье у мужика просто-таки волшебное!

Страж Ворот (не слушая Страшилу). Иногда он является перед подданными в облике мустанга, которого никто не может оседлать и который может растоптать любого. Порою предстает кукушкой, подбрасывающей свои яйца в чужие гнезда. Временами принимает образ безмолвной рыбы. А когда приезжают чужестранцы, он старается выглядеть кошкой, которая гуляет сама по себе.

Успокоенный Лев (вежливо). А скажите, милейший, отчего все жители вашего чудного города носят очки?

Страж Ворот (торжественно). Как-то Великий Гудвин сказал, что положительных сдвигов в Изумрудном городе не видит только слепой. А на следующий день выяснилось, что у большинства наших сограждан серьезные проблемы со зрением. И тогда Ужасный Гудвин милостиво распорядился обеспечить всех жителей города специальными очками, позволяющими разглядеть каждый сдвиг в натуральную величину. С тех пор их носят все день и ночь. Очки запираются на замочек, поскольку любой, кто снимет их, моментально ослепнет от окружающего великолепия.

Страшила (одобрительно). Мудро. Особенно при выдаче зарплат: посмотрел через очки — а там вместо ста гривен сто «гринов». Уважаю.

Страж Ворот (пристально разглядывая компанию). А чего вам, собственно, надо от Верховного Волшебника Нации? Великий Гудвин не любит, когда его беспокоят по пустякам. Если у кого какие вопросы, можно порешать и со мной…

Страшила (нахмурившись). Обойдемся без посредников, изумрудный ты мой. У нас все чисто конфиденциально.

Страж Ворот. Прием у Гудвина надо заслужить. Вам следует потрудиться на благо Великого и Ужасного. Делать что-нибудь умеете?

Страшила. Могу пугать. Могу не пугать.

Страж Ворот. Поработаешь пугалом на законодательном поле. Ведро на голову — и вперед. Только имей в виду, там есть такие орлы — вмиг заклюют.

Страшила. Да я тоже вроде не зяблик. Я добрый-добрый, а могу так отструктурировать — номера округов позабывают. Сколько в твоем поле га?

Страж Ворот. Четыреста пятьдесят гэ.

Дровосек (задумчиво). Так может их засадить? Столько площади пустует…

Страж Ворот (с интересом глядя на Дровосека). Любопытная мысль. Обсудим.

Страшила (неохотно). А что с пернатыми делать? Следить, чтоб не летали?

Страж Ворот (махнув рукой). Пусть летают. Только не очень высоко над землей. Главное, чтоб не чирикали и не гадили. (Обращаясь к Успокоенному Льву). Ну, а ты, кровожадный, что умеешь?

Успокоенный Лев. Могу рычать, могу мурлыкать — по ситуации. Могу прыгать. С верхней тумбы на нижнюю. Если безопасность гарантирована.

Страж Ворот. Безопасность гарантирую.

Успокоенный Лев. А совет попросить можно?

Страж Ворот. Даю совет. Поменьше прыгай, не рычи без команды — и будешь в полной безопасности. Запишем тебя в наш зоопарк, нам ручные хищники всегда нужны. (Поворачивается к Дровосеку). А вы, любезный, к сожалению, запамятовал ваше имя…

Дровосек. Дровосек. Железный.

Страж Ворот. Очень хорошо. Это очень хорошо, что вы такой большой и железный. Что можете предложить?

Дровосек (широко улыбаясь). Порубаю.

Страж Ворот. Кого, простите?

Дровосек (улыбаясь еще шире). А кого скажут.

Страж Ворот. Мне положительно нравится ваш настрой. Может быть, есть какие-нибудь пожелания?

Дровосек (показывая на подточенный коррозией топор). Смазать бы.

Страж Ворот (понимающе). За мной не заржавеет. (Достает из поясной сумки три пары зеленых очков.) Извольте надеть.

Успокоенный Лев (предусмотрительно). А я со своими пришел.

Страшила, Лев и Дровосек натягивают очки и расходятся по рабочим местам. Страж Ворот занимает свой пост возле шлагбаума. Из-за поворота появляется Юлли с Туртошкой. Туртошка в новом ошейнике. Юлли в волшебных башмачках злой колдуньи Бакаинды.

Туртошка (с подозрением разглядывая Стража Ворот). Надо бы с ним о встрече договориться.

Юлли (качая головой). Так он ведь не сам, он с Дровосеком придет.

Туртошка (обеспокоенно). Не, нам Дровосек не нужен. Что мы на лесоповале, что ли?

Юлли. Сплюнь.

Юлли выдергивает из хвоста Туртошки три волоса и произносит заклинание: «Раз — Бакай, два — Тулуб, три — Диденко. Зуб за зуб». После чего девица превращается в газовое облако и, просочившись сквозь зарешеченное окошко, оказывается в Изумрудном дворце. Туртошка скрывается в законодательных кустах.

Первая приемная Изумрудного дворца. На жестких стульях, в позах просителей — Страшила, Железный Дровосек, Успокоенный Лев. Над ними витает Добрый Фей. За дверью — рабочий кабинет Гудвина. Верховный Волшебник Нации восседает на троне. Напротив него — Юлли. У нее новая прическа, новый макияж, в руках — новые схемы расчета за газ, в голове — новые творческие планы.

Гудвин (пристально разглядывая волшебные башмачки Бакаинды, красующиеся на ногах Юлли). А ножка-то у тебя выросла... (Несколько секунд испытующе глядит на Юлли, тщетно пытаясь разглядеть выражение глаз, скрытое за толстыми зелеными стеклами очков). И аппетит, как я погляжу, тоже... Ну, говори скорее, у тебя мало времени.

Юлли (придав своему лицу очаровательное выражение покорности). Сколько же, о всемогущий?

Гудвин. Минут двадцать сейчас… И еще пару месяцев потом.

Юлли (делая глубокий книксен). Надеюсь, эти два месяца быть преданной служанкой Вашей Волшебности.

Гудвин (недоверчиво). Ты умеешь быть преданной?

Юлли (вполголоса). Я предана всем, кого намереваюсь предать.

Гудвин. Ну и что же ты хочешь в награду за свою преданность?

Юлли. Самая большая награда для меня — служить вам, мудрейший. Я не стану просить у вас соломы, чтобы потом поджечь ее под вашей дверью. Я не буду требовать у вас смазки для топора, чтобы потом занести его над вашей головой. Все, что мне надо, надежная крыша над головой, сущая безделица для такого властелина…

Гудвин (укоризненно качая головой). У меня другие сведения. Донесли, будто ты вознамерилась занять место Главного Фея.

Юлли (изменившись в лице). Какая-то обезьяна неверно истолковала мои мысли, о ужаснейший из великих. Я просто однажды обмолвилась, что быть феей — не мужское дело. А быть главным — тем более... (Испуганно.) Я не то хотела сказать, о величайший из ужасных...

Гудвин (чье лицо от гнева приобрело приятный изумрудный оттенок). Свободна! (Помолчав.) Пока…

Юлли со значительным выражением лица выходит из кабинета Гудвина. Выходя, она задевает дверью Доброго Фея и Страшилу, пытавшихся подслушать разговор.

Железный Дровосек (толкнув в бок Страшилу). Ну что?

Страшила (загибая пальцы, радостно).Труба! Освободил от занимаемой должности.

Успокоенный Лев (аккуратно взяв за локоток Доброго Фея). Простите, я не расслышал, что сказал Великий Гудвин...

Добрый Фей. Предоставил Юлли полную свободу действий.

Откуда-то из-под земли доносится глухой голос Стража Ворот: «Следующий».

Страшила стремительно вкатывается в кабинет.

Гудвин. Я слышал, что ты...

Страшила (торопливо). Гонят. И в мыслях ничего такого не было, вы ж меня знаете!

Почти дружескую беседу прерывает подозрительный шум, доносящийся с улицы.

Гудвин (недовольно). Посмотри, чего это там? Обезьяны балуют?

Страшила (изумленно). Прикинь: Бакаинда оклемалась. Видать, готовится Юлли рога поотшибать — на носорогах разминается.

Гудвин. Зачем пришел? За новой соломой? Старая небось жестковата стала?

Страшила (учтиво). Не про то базар. Солома — фуфло. Но я был бы, в натуре, последним чучелом, если бы не предупредил. Короче, такая пурга… (Собирается с мыслями.) Дровосек спелся со Стражем Ворот. А что может быть круче союза пера и топора? Конкретно готовится измена. Вот вы все Дровосека смазываете, а он вас когда-нибудь, извините, размажет… Опять же Лев мне не нравится. Укусить не укусит, но зализать до смерти может, отвечаю. Юлли разводит как лоха Доброго Фея, а Добрый Фей разводит руками. Бардак! А проще говоря — заговор.

Гудвин. Могу ли я тебе верить?

Страшила (задохнувшись от возмущения). Тля буду!

Гудвин. Ну а что Добрый Фей?

Страшила (вкрадчиво). По-моему, он свое уже отколдовал… Великий и Ужасный со мной согласен?

Гудвин (задумчиво). Плохо выглядишь. Надо тебе, как это… Оздоровиться. Подсобить с коечкой?

Страшила (смущенно). Да я могу и на соломке.

Гудвин. Будет тебе соломка. Ступай.

Страшила покидает кабинет Гудвина, ужасно довольный собой. Входит Дровосек, ослепительно улыбаясь железными зубами.

Гудвин. Докладывай.

Железный Дровосек. Юлли латает крышу векселями. Добрый Фей мучительно пытается стать злым. У Страшилы течет ведро. Лев зарабатывает на новую челюсть. Но мы ему тут свою изготовили, по спецзаказу. (Извлекает из недр щегольского бронежилета вставную челюсть с предусмотрительно спиленными клыками).

Гудвин (одобрительно кивает). Его размер… Большую работу делаешь, не зря казенную смазку потребляешь.

Железный Дровосек (сверкнув зелеными стеклами очков). Большому топору — большую работу.

Гудвин задумчиво разглядывает топор Дровосека и жестом отпускает посетителя. Вызывает Стража Ворот.

Гудвин (устало вздыхая). Все что ли?

Страж Ворот. Лев в приемной дожидается.

Гудвин (ностальгически). Другие времена, другие львы… Устал я что-то. (Помолчав.) Ты проводил бы их всех до ворот, а?

Страж Ворот, поклонившись, отправляется исполнять приказание. Через несколько минут усталые, но довольные Юлли, Железный Дровосек, Страшила и Успокоенный Лев покинули Изумрудный дворец. Со скрипом закрылись ворота. Над Изумрудным городом медленно плыл по зеленому небу большой воздушный шар. В его корзине стоял Гудвин и весело махал рукой. С высоты птичьего полета ему было хорошо видно, как вокруг четверых друзей сжималось кольцо Летучих Обезьян.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно