ГРАЖДАНСКИЙ МИР ИЛИ ПРОТИВОСТОЯНИЕ?

5 апреля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 5 апреля-12 апреля

За судьбу Украины мы все болеем душой. Наш отчий дом, наша нелегкая судьба, наше будущее - что может быть дороже?..

За судьбу Украины мы все болеем душой. Наш отчий дом, наша нелегкая судьба, наше будущее - что может быть дороже? Не все в Украине складывается счастливо - кризис экономики, растущая разобщенность общества, инфляция... Развитие таких тенденций может привести к самым негативным последствиям, худший вариант которых -вооруженное противостояние. Не допустить рокового развития событий - дело всех патриотов Украины. Об этих и других сложных проблемах корреспондент нашей газеты Сталий Ильевич беседует с председателем правления Украинского фонда мира, вице-президентом Международной ассоциации фондов мира писателем Юрием БЕДЗИКОМ.

- Юрий Дмитриевич, хочу сразу же поставить вопрос ребром: вы верите в возможность войны?

- Хотелось бы не верить.

- Ответ уклончивый. Значит, где-то в подсознании допускается?

- Вспомните историю войн. Большинство людей не верило в их возможность. Но вот начало века. Раздался выстрел в Сараево - и открылась эра мировых войн. Затем после нападения немецких фашистов на Польшу разразилась вторая мировая бойня.

- Поэтому деятельность возглавляемого вами Фонда мира имеет определенный смысл. Вы боретесь против любой угрозы войны.

- Откровенно говоря, не против любой. Мы не ожидаем атомного нападения империалистов, американскую систему «СОИ» мы тоже сбросили со счетов. Но от этого спокойнее на душе не стало. Я имею в виду положение в моей многострадальной Украине. И если уж, выражаясь вашими словами, ставить вопрос ребром, я бы сформулировал его примерно так: можем ли мы с уверенностью сказать, что в нашей тихой украинской хате всегда будет мир и согласие и никому не вздумается использовать наши проблемы для разжигания (боюсь даже произнести это слово) ну пусть не войны, а большой конфликтной драмы, кровавой разборки что ли?

- Полагаю, до этого в Украине дело не дойдет.

- Опять же - хотелось бы верить. Украинский народ после многовековых испытаний заслужил право на нормальную, спокойную жизнь. Вся наша история наполнена отчаянной борьбой за свободу. Мы никого никогда не угнетали, не оккупировали, не присоединяли к себе силой. Такова наша судьба. Но находясь на пересечении мировых путей между Востоком и Западом, живя в этом чудном крае, мы, украинцы, постоянно ощущали угрозу чужеземного нашествия, столетиями отражали нападения то татаро-монголов, то поляков, то московитов.

- Если такова историческая закономерность, значит, следует и впредь ожидать угрозу извне?

- Частично да. Но если говорить о приоритетах сегодняшнего дня, самое святое наше дело - уберечь украинскую землю от внутренних напряжений, политических срывов, от этнических противостояний и вражды. Мы должны искать источник внутреннего цементирования.

- Говоря языком металлофизики, найти оптимальный коэффициент усталостного напряжения. Скажем, между Восточной и Западной Украиной, в отношениях с Крымом...

- Не только. А разве обострение социального неравенства не усугубляет этот самый коэффициент напряжения? Вы когда-нибудь обращали внимание на полные гнева глаза молодых людей на Крещатике, мимо которых проносятся в своих роскошных «вольво» наши «жирные коты»? Разве тут не таится огнеопасный узел? Или вырывающаяся из-под контроля криминальная стихия? Или имеющие место проявления антисемитизма, попытка части населения раздувать антиукраинский ажиотаж?

- Жаль, признаки национальной нетерпимости стали заявлять о себе в отдельных печатных органах.

- Что их, естественно, не красит. Любое проявление национальной вражды подрывает нашу силу, расшатывает общественные устои. Не говоря уже о подрыве нашего международного имиджа.

- Хотелось бы остановиться на социальных конфликтах. Любое общество всегда таило в себе определенную степень социального неравенства и до появления «жирных котов». Но это не представляло угрозы миру.

- Согласен. В природе человека заложены основы неравного удовлетворения социальных потребностей. Всегда были и будут талантливые и бездарные, предприимчивые и пассивные, труженики и лентяи. Отсюда зависть, нежелание примириться со своей неравной пайкой в общественном пироге. Опасно то, что мы не умеем решать наши социальные и прочие конфликты на правовой основе. Свергнуть, перераспределить, экспроприировать - это мы уже проходили. Вполне усвоили метод отнимания. Хуже у нас с правосознанием, с законопослушанием. Разумеется, Фонд мира - не Министерство юстиции, законотворчество, применение законов - не наша компетенция. Но мы убеждаем людей, что Украине не жить в мире и согласии, если мы, растоптав правопорядок, двинемся по пути экспроприационного подавления личности.

- И многого вы добились?

- Добились понимания, как следовать духу мира в нынешний сложный период. Главное - достичь согласия на правовой, государственной основе.

- Простите, это смахивает на общие слова.

- Обратимся к примерам. Люди, воевавшие в рядах Советской Армии против гитлеровцев и их приспешников, до сих пор видят в ветеранах ОУН оголтелых «бандеро-фашистов», хотя, как известно, бандеровцы никогда не стояли на позициях фашизма.

Их действия имели свой, не профашистский прицел. Бандеровцы и мельниковцы стремились использовать гитлеровцев в борьбе против сталинской диктатуры, против насильственной коллективизации, против так называемого «раскулачивания», бесчинств НКВД, русификации западных областей. У них был даже лозунг: «Геть Гітлера! Геть Сталiна!» И, насколько мне известно, в него вкладывался страстный упор на освобождение от деспотического большевизма. Я сам попадал в бандеровские засады и только чудом остался жив. Но теперь я прекрасно понимаю логику той борьбы. И всей душой за то, чтобы воины УПА и, скажем, воины генерала Рыбалко (я воевал танкистом в его армии) посмотрели на прошлое и будущее не через прицел пулемета, а через призму сердца. Мы, в Фонде мира, хотели бы провести такую встречу.

- Юрий Дмитриевич, мне кажется, вы пытаетесь уйти от прошлого, но ведь его не перечеркнуть.

- В этом-то и сложность. Миротворец должен быть философом. Следует отречься от доминант минувших лет. Укоренившийся в сознании «образ врага» очень живуч. Хотя ставшие известными факты постепенно и размывают его, старое политическое клише продолжает напоминать о себе. Дескать, раз человек сидел в лесу, в схроне, стрелял в «наших» - считай его «фашистом». Говорят, в Испании на одних кладбищах нашли вечный покой и франкисты, и республиканцы. Параллель весьма убедительная.

- А тут еще трудности с проведением реформ. Допущено много ошибок...

- Очевидно, в данном случае играет роль так называемый психологический феномен. Наша психика склонна выискивать в прошлом лучшее, это своего рода рефлекс самосохранения, щадящий наши нервы, - ведь от негативных воспоминаний мы страдаем и изнашиваемся. Но опять же неразумна и другая крайность: рисовать прошлое только черными красками.

- А как же с объективностью оценки истории?

- Нельзя увлекаться ни черным, ни розовым. Для нас, миротворцев, экстраполяция подслащенных картин прошлого на трудное сегодня создает трудности в политической консолидации людей на одной общеукраинской платформе. Идти нужно только вперед. Всем вместе, но только вперед. Отказ от реформ, дальнейшая разбалансировка экономики не сулит нам ничего хорошего. Западные инвесторы и так с недоверием посматривают на нашу утлую экономическую лодчонку.

- Вижу, Фонд мира не забывает об экономических проблемах?

- Да от разрухи все политические беды. Доведенный до нищеты человек способен на самые крутые повороты.

- Какой же выход из положения?

- Выход один: трудящийся человек должен увидеть в своих лидерах друзей, готовых вместе с ним преодолевать трудности.

- Ждать у моря погоды? А конкретная роль фонда в этом, так сказать, ожидании?

- Есть пресса, радио, телевидение, есть наш обширный актив, принципиальные, мудрые люди. Будем неустанно повторять: социальное расслоение чревато серьезными последствиями, армия безработных превращается в армию потенциальных правонарушителей, останавливающиеся заводы - это, в лучшем случае, бастионы активного недовольства и отчаяния.

- У вас есть конкретная программа?

- Как политолог, считаю, что оттягивать экономическое восстановление просто опасно. Даже страшно! Думаю в плане чисто миротворческом: как не допустить социальный взрыв. Наш внутренний потенциал, по-моему, почти исчерпан. Заморские кредиты нас не спасут, да и житейский опыт показывает, что львиная доля кредитной массы как бы уходит в песок. Вспоминаю послевоенную Западную Германию, мудрого Эрхарда. Он точно уяснил ситуацию: стержневой осью «плана Маршалла» были не столько кредиты, сколько массовое американское инвестирование в германскую экономику. На развалины Рура пришел живой, зримый, могучий капиталист, который совершил чудо восстановления. Нам тоже нужны инвестиции. Гигантские, решительные, всепронизывающие! Пусть меня не обвиняют в непатриотизме, в утопизме и прочих «измах». Ради своих прибылей западный капитал совершит быстрое и спасительное реанимирование нашей приуснувшей (но внутренне очень прочной) промышленности, что даст нам миллионы рабочих мест, возвратит людям желание работать. Разумеется, под строжайшим контролем государства.

- Итак, вы не боитесь, что это угроза украинской экономике?

- Никакой угрозы нет. В Таиланде, Сингапуре, в Южной Корее мировые капиталисты настроили сотни первоклассных заводов, и ныне уже южнокорейские промышленники сами стремятся к нам в Запорожье, забирая в свои руки ЗАЗ, показывая нам пример деловитости. Мы упускаем последние спасительные шансы. Размер иностранных инвестиций на душу населения Украины ничтожно мал по сравнению с другими европейскими странами. Если в Украине, скажем, он составляет 11,4 доллара, то в Венгрии - 700! Почти семидесятикратная разница! Не в нашу пользу, естественно. Но Венгрия, как известно, не гибнет, она далеко обогнала нас по уровню и темпам экономического развития.

- О чем вы еще собираетесь поведать по радио и телевидению?

- Будем напоминать лидерам нашего государства, что интересы сохранения мира в Украине выдвигают требование самого тесного человеческого контакта властных структур с простыми людьми - с рабочими, хлеборобами, с нашей многострадальной интеллигенцией. Нужен большой, постоянно действующий «круглый стол». И не только по радио и телеканалам, а напрямую в заводских цехах, на фермах, в бизнес-клубах, может быть, даже на стадионах. В этом смысле не помешало бы поучиться у большевистских агитаторов и политиков послереволюционного периода. Да, умели тогдашние экспроприаторы «ходить в народ», зажигать его пламенными речами. Собственно, призывали к бесправию, к жесточайшему беспределу, но как сладко рисовали картины соблазнительных кисельных берегов коммунизма! Мы же идем дорогой разума, справедливости, национального спасения, да нам сам Бог велит общаться с народом. Наш Президент - человек заводчанской профессии, заботы трудящихся ему понятны, и его откровенный - повторяю: ОТКРОВЕННЫЙ! - разговор они сразу поймут. И откликнутся по-заводчански. Это первейшее требование дня. Повторяю: первейшее! Но, к сожалению, такой контакт почему-то еще не возник.

- Простите, Юрий Дмитриевич, я думал, что Фонд мира - организация сугубо финансовая. А вы ударились в политику.

- Да, в некотором роде мы финансисты. Но наши собранные на добровольные взносы средства служат миру в Украине, ее стабильности и государственной независимости. Поэтому в какой-то мере мы к политике причастны. Не смешивайте только нас с политиканами. Нынче их развелось вон сколько.

- Как вы относитесь к решению российской Думы о реанимации почившего в бозе СССР?

- Есть и другие тревожные факты. Реаниматоры империи не так давно провели съезд офицеров СССР (разумеется, в Москве). На нем генерал Лебедь во всеуслышание заявил: «Для создания мощных вооруженных сил России нам понадобится 4-5 лет. Тогда мы сможем навести порядок не только на Кавказе, а и во всем постсоветском пространстве».

- Хочется верить в здравый смысл русского народа, российских офицеров.

- Будем надеяться. Однако возникла реальная угроза Украине, и ее нельзя игнорировать. Я еще раз убеждаюсь, насколько правильна линия Украинского фонда мира, его актива, направленная на консолидацию украинского общества, всех его партий и движений. Не время заниматься политическими играми. Мы против безудержной критики правительства, парламента, Президента. С какой яростью мы обвиняем друг друга, как смело выносим окончательные вердикты всем инакомыслящим. Так и хочется сказать с болью: люди добрые, мы же дети одной матери Украины, одного Бога, одной горестной судьбы, и если мы впредь будем жить взаимной ненавистью - мы обречены!

- Вы говорите, как истинный проповедник. Проблемы межрелигиозных, межконфессиональных отношений вам тоже не чужды?

- Любая проповедь мира и согласия - всем нам во благо. Вот недавно Президент пригласил к себе на беседу представителей духовенства. Если в такое кризисное время Леонид Данилович находит возможность посоветоваться с благородным клерусом - их встречу можно только приветствовать.

- Вы верующий?

- Да, я верующий. По материнской линии мой род связан с украинским духовенством. Один наш предок был священником на Сечи, дед Иван Иванович Яковенко (отец Иоанн) возглавлял Полтавскую и Харьковскую епархии. Судьба его сложилась трагично. Не желая навлекать на своих детей гнев ГПУ, он ушел рабочим в шахту, но и там его умудрились выследить и расстреляли!.. Извините, горькие воспоминания... Поэтому я радуюсь, что наш Президент советуется с церковью. Дай Бог им покончить с грызней между конфессиями, поделить храмовые сооружения, создать условия для процветания независимой Украинской церкви. Участие церкви в миролюбивом движении нам крайне важно, с духовенством мы всегда сотрудничали и будем сотрудничать. Слово Божие - это воистину слово Мира.

- А теперь расскажите вкратце о самом Украинском фонде мира. Как вам живется? Каковы поступления в ваш фонд?

- Обедневший люд ограничен в своих пожертвованиях фонду. Мы работаем на средства, собранные раньше. Они используются для социальной помощи нуждающимся: инвалиды, чернобыльцы, вдовы, столовые для неимущих. Работать трудно. Но в отдельных областях есть немало энтузиастов. Радуют самоотверженной работой наши коллеги в Киевском областном и Киевском городском отделениях, в Одессе, Виннице, Николаеве, на Волыни, в Ивано-Франковске, в Донецке.

- Вас, кажется, выдворили из Мариинского дворца?

- Вежливо попросили уйти. Правда, несколько поторопились, заклеив и опечатав в лютую январскую ночь дверь в помещение Совета мира и Фонда мира. Пришлось искать помощи у министра кабинета министров г-на Пустовойтенко. Министр, как и следовало ожидать, проявил понимание, зато его заместитель оказался жестче. Думаю, борьба с ним будет идти долго, вплоть до вмешательства Президента. Но это, как говорится, мелочи жизни. Я уверен, что самый упрямый чиновник не лишит нас веры в торжество святой украинской идеи мира и согласия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно