ГРАЧА УЛЕТЕЛИ? УДАСТСЯ ЛИ КОММУНИСТАМ ПЕРЕВЕСТИ ПРАВОВОЕ РЕШЕНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКУЮ СФЕРУ? - Архив - zn.ua

ГРАЧА УЛЕТЕЛИ? УДАСТСЯ ЛИ КОММУНИСТАМ ПЕРЕВЕСТИ ПРАВОВОЕ РЕШЕНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКУЮ СФЕРУ?

1 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Политика — игорный притон, в котором зрители рискуют проиграться так же, как и игроки… Джонатан С...

Политика — игорный притон, в котором зрители рискуют проиграться так же, как и игроки…

Джонатан Свифт

В жизни каждого человека есть день или час, который концентрирует в себе все прожитое до этого и предопределяет все его будущее. Для лидера крымских коммунистов и спикера крымского парламента Леонида Грача таким днем стало 25 февраля 2002 года, которое совершенно неожиданно для него высветило прошлое и круто изменило все, что будет после. Леонид Иванович Грач, видевший себя следующие четыре года в привычной роли «лидера Крыма», уже объявивший, что приведет с собой в парламент «блок Грача» в 60 депутатов из 100, строивший радужные планы дальнейшей триумфальной деятельности не иначе как в геополитических масштабах, вдруг понял, что все это очень просто может и не состояться. Настолько просто, что всю судьбу решала не подлежащая обжалованию и отмене подпись обычного судьи, в конце нескольких листов бумаги. Это было для него так неожиданно, что только тот, кто хорошо знает Грача, и тот, кто видел его в эти дни, понимает, насколько Леонид Иванович испугался. Однажды «демократы» уже выводили его из кабинета первого секретаря обкома, и он с таким трудом возвратился в него через целых шесть лет! Пережить ТАКОЕ второй раз, притом на пике славы! — для человека, профессией которого является единственно и исключительно аппаратная работа, равносильно коллапсу, краху. Конечно, человек склада Леонида Грача, отличающегося завидной целеустремленностью и деятельностью, не мог позволить, чтобы всего лишь судья (Грач: «на Опанасюке свет клином не сошелся…») стал поперек его планов. И Грач начал действовать, как и учил Ленин: ввязавшись в бой, надо действовать решительно, уверенно, идти до конца, ни перед чем не останавливаться…

Даже наивно думать, что свою дальнейшую жизнь Леонид Иванович, состоящий также на гарантированно проходном 11-м месте в списке КПУ, видел в кресле сессионного зала, где сидят 449 других депутатов. Однако «не видит» — это еще не значит, сегодня, по крайней мере, что эта участь его не ждет. Но поговорим об этом позже, а пока — перспектива быть одним из 450, при том, что он в столице никогда не будет первым (ведь даже сам Грач понимает, что риторика о его президентстве — это лишь красивый миф, он знает, что для него это непосильно!) его никогда не прельщала. И в прошлый раз, будучи избранным по списку коммунистов, он остался в Крыму только для того, чтобы здесь быть первым! Поэтому иного решения, кроме намерения бороться до конца, — до любого конца! — за первое место именно под крымским солнцем, от Грача и ждать не следовало…

Леонид ГРАЧ: «Я понимаю, что не мило, что я заявил два года
назад, что буду баллотироваться кандидатом в президенты Украины, и я буду баллотироваться назло всем теперь чертям. А те, кто боятся, что я буду баллотироваться, пусть призадумаются: им в этом государстве жить, им отвечать перед совестью, им отвечать перед своими детьми, а отвечать есть за что».

«Выборы в Крыму состоятся только тогда, когда в них будут участвовать кандидатами Грач и его блок».

«Мы прошли с вами десять тяжелых лет, когда Крымом бросались, Крымом манипулировали, когда Крымом управляли как хотели, Киев что хотел то и делал, отменял все конституции, все решения, пинал ногой, если хотите, Крым, Москва делала вид, что она этого не видит, не слышит». «И все делают вид, что ничего не происходит, что Крым, крымчане — это быдло, что с Крымом можно, как с хутором каким-нибудь, шутить. А нельзя шутить. И никому это не будет позволено, чтобы шутки такие устраивать». «Целят в Грача, а бьют по всему Крыму…»

«Стоит любой силе сказать о том, что она берет на себя ответственность в организации референдума, — и он состоится. Причем состоится и 31 марта. Причем, абсолютно точно можно сказать, с высочайшими показателями».

«Я обращаюсь к вам с настоятельной просьбой, ни на какие заявления, ни на какие призывы, хоть генералы они или полковники, не реагировать. Палатки стояли и стоять будут. Понимаете, каких-то семь палаток, а видит их весь бывший Союз…»

«И пусть спецслужбы не затевают провокаций против меня, моей семьи, моих соратников. Такие делишки я вам с рук не спущу. Есть закон, вот и служите закону, а не по понятиям, и не служите подлецам...»

Все это речь человека более чем уверенного в себе и в том, что ни в какой Киев он не поедет, что в списках кандидатов он будет восстановлен и благополучно избран. Это речь человека, надеющегося что Президент, в свое время спасший Александра Омельченко (а больше надеяться Грачу не на что!), смилостивится еще раз и спасет и его. Он еще не предвидел, что Леонид Данилович так спокойно улетит в Алматы, оставив его «на произвол судьбы». Это речь человека стремящегося показать, что он больше, чем на сто процентов, владеет ситуацией, хотя на самом деле она изо всех сил вырывается из его рук. Но именно по той причине, что раньше был Омельченко, Леонид Данилович, которого Грач очень сильно подставил под открытое российское давление в вопросе, который тот не может решить публично, на этот раз не вмешался: на глазах всего мира Президенту страны вмешаться в судебное решение — значит, потерять лицо. Леонид Кучма не мог себе этого позволить, ведь пособить Леониду Ивановичу для него значило бы опуститься до уровня Грача. Поэтому, видно, право одно из агентств, сообщившее, что даже имя Грача вызывает у Президента раздражение…

Осознав всю тяжесть последствий, Леонид Иванович действовал так, как на его месте действовал бы любой энергичный человек. Он использовал все доступные ему средства, но можно понять его состояние, когда все это не давало результата. Но секрет в том и состоит, что Леонид Иванович действовал как обычный (ну и что, что спикер?) человек, и не мог себе представить, как бы на его месте должен был действовать дальновидный политик…

Практически все крымские «действующие лица» уверены, что если бы 14 мая 1998 года спикером крымского парламента был избран любой иной, кроме Грача, депутат, событий 25 февраля просто не было бы. Как не было бы в Крыму и много чего другого — такого напряжения политических сил, такого противостояния парламента и правительства, независимо от качеств и персоны премьера, такой нелюбви крымских татар к крымской власти, как сейчас. Потому что дальновидный руководитель просто обязан был предвидеть то, чего не предвидел Грач — потенциальную возможность наступления этого дня.

Леонид Грач, возвратившись в свой прежний кабинет на шестом этаже, посчитал это буквальным возвращением бывших у него ранее, как у первого секретаря обкома, прав и возможностей. Числясь спикером парламента, он стал работать как секретарь обкома. Блестящий аппаратчик, он первым делом подготовил почву для своей безопасности. Для этого он провел через сессию всего несколько документов — регламент, благодаря которому все приводные ремни взял в свои руки, постановление о системе работы с кадрами, в котором заложил зависимость всех от себя лично, постановление об имуществе автономии, в котором все подчинил себе. Он создал Счетную палату, «возглавив ее нужным человеком», и она в его борьбе будет играть роль и тарана, и разведчика, и карающего меча. В президиум ВР он ввел 12 своих людей. Теперь можно было действовать: как и большевики в России после 1917 года малыми силами, но всеми доступными средствами распространили свою власть на все регионы, так и Грач, обладая всего тридцатью депутатами во фракции коммунистов, смог подчинить себе все и вся. Для влияния на местах, куда его прямая власть не распространялась, он создал и возглавил Ассоциацию органов местного самоуправления. Когда остальные опомнились — было уже поздно. И даже тот факт, что позже Конституционный суд отменил четыре названных документа, ничего не изменил — Леонид Иванович все равно продолжал действовать так, как если бы они оставались в силе…

…Леонид Грач был избран спикером благодаря коалиции нескольких фракций, сложившейся весной 1998 года. Но сев в кресло, он почувствовал права, но забыл об обязательствах: Грач нарушил слово и не дал оговоренное количество министерских портфелей партии «Союз», сыгравшей, пожалуй, главную роль в его избрании. Поэтому первыми в оппозицию к нему перешли народный депутат Лев Миримский и его единомышленники. Но спикер заявил о криминальной революции и стал преследовать «союзников». Позже Леонид Иванович попытался единолично управлять министрами, но так как делал это присущими еще советской компартии методами, ему стали сопротивляться. А вот сопротивление Грач и любил, и не терпел. Любил потому, что борьба — это его стихия. В Крыму еще не родился человек, который смог бы Грача переиграть в аппаратной борьбе. Однако на дворе было уже другое время и другие люди. Грач это видел, но посчитал возможным проигнорировать. Шаг за шагом он два года переигрывал Сергея Куницына, пока не свалил его правительство. Шаг за шагом он создал беспроигрышную систему борьбы в сессионном зале и был в состоянии переиграть любую фракцию: он блокировал своими людьми машину для голосования, вслед за президиумом он наполнил своими людьми комиссии и секретариат, он был в состоянии провести любое нужное решение. И провел еще одно очень важное для нашей ситуации: сформировал избирательные комиссии, практически полностью состоящие из коммунистов и своих людей. Несогласные депутаты в зале сейчас даже не сопротивляются — что бы они ни делали, машина все равно покажет нужное Грачу количество голосов…

Так постепенно Грач восстановил против себя практически всех: партии, правительство, большую часть депутатов, руководителей многих регионов. Он переигрывал всех долго, нет сомнений. Но он не учел, что нельзя переигрывать вечно. Вот если бы у него не было недостатков. Но слишком вольный язык и пренебрежение к тому, что ему в данный момент кажется мелочью, — вот то, что подвело Грача сразу, как только его оппоненты Андрей Сенченко и Сергей Куницын поставили себе целью конкурировать с ним. Ведь переигрывать ему удавалось не потому, что он был всегда сильнее, а потому, что у других, в отличие от Грача, не игра и не борьба были главным — кто-то предпочитал работать, а не играть, кто-то вообще не имел намерения бороться, кто-то решил свои вопросы и отошел в сторону. Но как только появилась группа людей, которые поставили своей целью борьбу с Грачом, — а оформилась она окончательно, что естественно, именно в предвыборный период, когда не работа, а именно борьба политиков и личностей стала главным содержанием времени, Грач тут же проиграл. Просто раньше никто к борьбе с Грачом не относился всерьез, как к делу жизни.

Сначала в Крыму долго и безуспешно ожидали, что Грача должен поставить на место Президент, но Леонид Данилович не спешил вмешиваться в крымский конфликт. И тогда крымские политики поняли — никто не даст им избавления! И они вышли на бой, которого Грач давно жаждал, не предвидя его результатов...

Людей Грача отличает железная солидарность, но знания и профессионализм отнюдь не их отличительные качества. И стоило группе политиков в предвыборный период поставить перед собой вопрос — как победить Грача, как это оказалось не так и трудно. Первым одержал победу над Грачом экс-вице-премьер Андрей Сенченко, который подал иск в суд и выиграл у Грача дело о распространении спикером недостоверной информации. Сумму иска он определил всего в одну гривню, как бы назначив спикеру цену, и просил суд обязать гражданина Грача принести ему свои извинения. Но Грач не принес Сенченко ни гривни, ни извинений.

Сейчас не секрет, что именно адвокат комитета «Прозрачная власть» Валерий Воробьев поддерживал иск Инны Галкиной. Но комитет с таким названием и создавался специально для того, чтобы «делать власть прозрачнее». Грача поймали на пренебрежении к «непрозрачным» мелочам. Леонид Иванович в мыслях уже привык к тому, что он триумфально проходит в новый состав парламента и автоматически, без каких бы то ни было условий, становится его спикером. На этом фоне — какая мелочь правильное оформление документов в окружной комиссии, тем более что все избиркомы больше чем наполовину состоят из коммунистов!? Но это и стало для Грача роковым. По большому счету, люди Грача не собрали нормально ни необходимых подписей, хотя триумфально объявили, что собрано больше 5 тысяч (как потом открылось, в комиссии было получено всего восемь подписных листов, на которых 5 тысяч подписей не помещаются), и не оформили надлежащим образом декларацию.

Как ни странно, но опыт их ничему не научил: ведь всего несколько недель назад у Грача были нелады с регистрацией в Центризбиркоме Украины. Как было сказано, его декларация о доходах была заполнена не его рукой. Уже в этом состояла хитрость Грача, пытавшегося уйти от ответственности за дом. А кто вообще может заполнить декларацию за другого человека? Вы знаете доходы своего соседа? Естественно, что и декларация Грача в окружную 25-ю крымскую комиссию оказалась не без изъяна. Но если у других кандидатов, как рассказывают, тот же 25-й окружком принимал документы столь придирчиво, что возвращал их даже из-за неправильных запятых, то почему другие кандидаты должны терпеть такую вольность в отношении Грача? Инна Галкина, доверенное лицо кандидата в депутаты Татьяны Красиковой, баллотирующейся по этому же округу, подала иск в суд… «Мы живем в дикой стране, — говорил на митинге лидер симферопольских коммунистов Леонид Кучеренко. — Можно подать иск против спикера и выиграть его, а Президент уже несколько дней не вмешивается в ситуацию…» Так ситуацию понимают коммунисты. Другие люди воспринимают это как признак цивилизованности: Президент отвечает за свои дела, суды — за свои решения, а спикер должен отвечать за свои…

Но пришло время проанализировать правовую сторону вопроса. Утверждая, что судебное дело против него было подготовлено заранее, Леонид Грач прав. Но ведь это не исключает того, что в его документах действительно есть нарушения! Вот передо мной его апелляционная жалоба в Верховный суд, где на страницах 4 и 5 Грач объясняет, почему в его декларации есть расхождения с действительными данными. Но этим самым он подтверждает, что эти расхождения действительно ЕСТЬ и суд, таким образом, прав, ведь их, по закону, не должно быть.

С другой стороны, крымчане помнят, что Леонид Иванович, раньше часто выступая по телевизору, говорил: «Да, я строю дом, потому что хочу жить в стабильном и счастливом Крыму…». Важны эти слова: да, я строю дом! А тут вдруг по декларации получается, что никакой дом Леонид Иванович не строил, а то здание, в котором он живет, — это чей-то подарок (!?) его жене… «Подарок», между прочим, оценивается почти в миллион гривен! И как должны отнестись рядовые коммунисты, избиратели 25-го округа, всю жизнь прожившие с семьями в государственных квартирах в 40—70 квадратных метров, к тому, что их первый лидер не только не отличается партийной скромностью и живет в доме общей площадью 674,6 (по документам горисполкома) метра, но даже скрыл от декларирования столько, сколько им и не снилось — 229 метров? Также, как и к тому, что их секретарь не указал доход от продажи квартиры стоимостью в 160 тысяч гривен, хотя ее четвертая часть, то есть 40 тысяч гривен, принадлежала лично ему? Естественно, никто не против того, чтобы Грач строил и имел дом, но, как и любой человек, он должен соблюсти при этом два условия: использовать для этого легальные доходы, во-вторых, задекларировать их в налоговом ведомстве и на выборах…

Поэтому все то, что говорит Грач сейчас, — и то, что он пророссийский лидер, и то, что против него действует группа его противников, и многое другое — это правда. Но все это не отменяет того, что его декларация содержит недостоверные сведения, и что по закону за это надлежит отмена регистрации и лишение права баллотироваться. Поэтому судья Александр Опанасюк имел все основания отменить решение окружкома, и это чисто правовое решение. Средствами права добиться отмены судебного решения у Грача нет возможности. Да если и было предусмотрено обжалование, то, исходя из объективных обстоятельств, вышестоящий суд мог бы только подтвердить принятое нижестоящим решение. Так что отсутствие апелляции — только на руку Грачу, это открывает ему путь к политическому давлению на всех, в том числе и на Президента Украины — непосредственно митингами в Крыму и через Россию.

Как будут развиваться события дальше — трудно предсказать. Политические факторы могут объединиться и заставить правовую систему Украины каким-нибудь образом отменить окончательное решение местного суда и восстановить регистрацию Грача. Но как будет чувствовать себя после этого сама правовая система, да и Президент страны, и ее парламент? И как это отразится на будущем Украины? Ведь и терпение Президента, и уступчивость других политических сил, и их соглашательство с коммунистами с целью не допустить обострения конфликта не могут быть вечными. В четверг Рефат Чубаров сказал, что «Леонид Грач из рядовой, обыкновенной такой судебной ситуации решил сделать заложниками весь Крым, всех крымчан, и он решил сорвать выборы». Он считает, что Грачу необходимо добровольно «освободить крымчан от своего собственно такого безалаберного, беззаконного поведения и дать нормально проистекать выборной кампании, а ему самому как нормальному гражданину Украины защищать свои интересы в судебном порядке»…

С другой стороны, версию о том, что Грач «ушел из Крыма» и уже не вернется, зная его напористость, можно рассматривать только чисто гипотетически. Возможно, в запасниках Леонида Ивановича эта версия его судьбы только десятая. Все предыдущие — это реальные крымские версии. Первая: коммунисты срывают все выборы в автономии и после назначения новых вновь выдвигают Грача кандидатом. Вторая: коммунисты добиваются признания несостоявшимися выборов в одном или нескольких округах и на повторных вновь выдвигают Грача и его соратников, которые проиграли сейчас. В любом случае, сейчас можно только сказать, что если ситуация с регистрацией Грача не будет переломлена силой и его регистрация не будет восстановлена, то он теряет пока только кресло спикера (ведь в первом избранном составе глава парламента должен быть избран уже до мая), но еще не мандат депутата, ведь повторные выборы состоятся уже с его участием. Но Леонид Иванович понимает, что Грач-депутат в Киеве — это вряд ли большая величина, чем Грач-депутат в Крыму. Здесь у него больше свободы, здесь он фигура, здесь он авторитет, здесь его корни, а в Киеве все это нужно приобретать, и не факт, что приобретешь…

Киевскую версию можно рассматривать вероятной только как вариант, базирующийся на экономических причинах краха Грача. Если допустить, что Грач прав, когда заявляет, что нити управления его отставкой ведут в «киевские кабинеты», то это означает только одно: высокие люди в Киеве настолько много обязаны Грачу экономически, что это для них становится и обременительно, и опасно, и они решили просто убрать Леонида Ивановича как бы чужими руками. Без должности он станет более смирным, к тому же ему всегда можно предъявить претензии за сомнительное происхождение дома. Спустившись с шестого этажа крымской политики, Леонид Иванович Грач станет уже не «птицей», как он любит себя величать на плакатах, а просто Грачом, а людей с такой фамилией только в Крыму много. Грач в Киеве — это будет «птица» и того меньше, поскольку слыть пророссийским лидером — а это, пожалуй, единственное выигрышное реноме, которое ему остается после такого поворота в выборах! — в столице совсем не к лицу да и не по силам Леониду Ивановичу сегодня. Деятельность в разных псевдопатриотических союзах — это совсем не для Грача. Следовательно, Грача «переведут» в Киев только в том случае, если его надо будет максимально ослабить…

Но, кроме этого, есть еще несколько проблем, которые Грач отчаянно скрывает.

Первая. Действительно, Леонид Грач лидер пророссийских сил в Крыму, фактически Мешков № 2. Но это, с одной стороны, ничего не объясняет, потому что это, во-первых, не меняет правовой стороны вопроса, во-вторых, это не могло стать и не стало причиной «атаки на Грача из Киева», как он утверждает. Во-первых, в Крыму много других более результативных пророссийских лидеров, которые, кстати, сделали для России и для русских Крыма гораздо больше, чем Грач, но «без шума и пыли». И если бы Киев стремился избавиться от пророссийских движений в Крыму, то мишенью он выбрал бы, конечно, не Грача. И дело против него организовано, скорее всего, не из киевских кабинетов, а тем более не с помощью Мадлен Олбрайт, как заявлял Грач на митинге в среду, а является делом рук крымской оппозиции, им же самим и созданной.

С другой стороны, сами русские общины Крыма открещиваются от Грача: ведь именно ему они «обязаны» тем, что в конституции, написанной Грачом, русский язык перестал быть государственным. И сколько бы Грач теперь ни утверждал, что он пророссийский политик, сколько бы ни «пинал» Украину и Киев, и «их вассалов» в Крыму, как он говорит, сколько ни отстаивал бы право русского языка на статус государственного, русские Крыма не забудут ему его «предательскую» конституцию.

Русские общины Крыма выдвинули лозунг: в Крым должна прийти настоящая российская власть, а не коммунисты, то и дело меняющие политическую ориентацию. Его «русскость» и предвыборный лозунг «Грач — птица российская!» откровенно критикуют крымские пророссийские газеты. «Крымское время», например, пишет, что «Грач решил второй раз эксплуатировать российскую идею потому, что за душой ничего не осталось», и что такие россияне, как Константин Затулин, защищающие Грача, просто «купились на его экономические или политические обещания». Над Грачом откровенно потешаются в Москве: например, когда туда приехал Валерий Горбатов, то первое, что ему сказали, было: «Если вы приехали строить мост через Керченский пролив, так скажите Грачу, что мы еще свой на Сахалин не построили!». Вместе с тем Грач пророссийский только по обстоятельствам. Сегодня «прищемили хвост» в Украине — он заявляет о своей проросийскости, а почувствует охлаждение России — будет обниматься с Украиной и заявлять о своих украинских корнях и преданности «нашему родному государству и его Президенту». Так было уже много раз, и как это называть — пусть решают сами читатели, но русский Грач настолько, насколько ему не удобно сидеть в украинском кресле. Как только кресло становится удобнее — Грач приобретает проукраинскую окраску и тем больше проукраинскую, чем оно мягче. А Мустафа Джемилев, когда Леонид Грач заявил о намерениях сорвать выборы и дестабилизировать обстановку, сказал мне, что «Мы всегда предупреждали Киев о том, что настоящим источником дестабилизации обстановки в Крыму есть Грач и его окружение…»

Вторая. Грач привык отождествлять себя со всем Крымом и активно пользуется мифом о том, что он имеет широкую поддержку. На самом деле Компартия Крыма — это сеть немногочисленных слабосильных организаций, сильно пощипанных другими партиями, переманившими к себе уже большинство бывших коммунистов. Эти организации, конечно, можно поднять на протесты, но только в том случае, если позволить Грачу вслепую подчинить их себе. Грач еще может, пользуясь админресурсом, подчинением директоров, непросвещенностью людей, вывести на митинг завод «Крымпродмаш», возможно, еще одно-два предприятия, но это и все. В среду на площади была тысяча человек. Если будет в два раза больше — это уже будет несказанным успехом. Но это и все. Сто тысяч — явное преувеличение. К тому же, если у Грача просто спросить: а кто дал указание остановить работу заводов и вывести людей на антиукраинский митинг? — как на площади не окажется и той тысячи.

Третье. Вся эта ситуация ставит вопрос об уровне работы и Леонида Грача, и созданных им структур. Если такая большая часть документов крымской Верховной Рады признана незаконной и отменена, если вместо работы выходят одни конфликты, если избиркомы созданы так, что действуют только в интересах коммунистов, то зачем тратятся такие огромные средства на существование этих органов власти, приносящих только убытки обществу? Если работа в Крыму будет и дальше продолжаться в стиле и методами Грача, Киеву рано или поздно придется отвечать на этот вопрос. И тогда «репрессии», как назвал это Грач, которые состоялись 25 марта, покажутся бледными цветочками в сравнении с тем, что придется сделать Киеву, чтобы навести в Крыму порядок.

Поэтому свалить Грача — это одно, а жить дальше — это другое. Сегодня уже суть вопроса состоит в том, насколько смогут «Команда Куницына», блок «За ЕдУ», комитет «Прозрачная власть» воспользоваться его отсутствием для формирования работоспособной власти? Однако вопрос, считает Андрей Сенченко, стоит чисто теоретически: ведь большинство работоспособных кандидатов сосредоточены отнюдь не в «блоке Грача». Наоборот, с Леонидом Ивановичем — крепких профессионалов практически нет, а те, которые есть, будут избраны в мажоритарных округах именно из-за их профессиональных, а не политических качеств. Это ведь Грач «на них ехал во власть», а не наоборот. Перспективные кадры сосредоточены сейчас именно в этих трех объединениях, и они будут избраны. Если после избрания со стороны Компартии не будет давления на депутатов, перспективы таковы, что фракция коммунистов станет малочисленной. Скорее всего, эта ситуация будет развиваться в том направлении, о котором два года назад сказал Рефат Чубаров: декоммунизация Украины начнется из Крыма.

С просьбой прокомментировать ситуацию, сложившуюся в автономии в связи со снятием с предвыборного забега лидера крымских коммунистов «ЗН», обратилось к главе КПУ Петру Симоненко:

— Для того чтобы дать оценку последним крымским событиям, необходимо вернуться к началу их развития. И уже сегодня можно утверждать, что это была спланированная акция. Спланированная прежде всего определенным кругом политических сил. И очень опасно, что эти политические силы опираются или выполняют волю криминалитета, возвращающегося в Крым. Это, безусловно, оказывает сегодня огромное воздействие на возможные результаты выборов не только в Крыму, а и во всей Украине. Потому что тенденция, или, так скажем, основной момент этой избирательной кампании заключается в том, что криминальный капитал пытается соединить власть теневой экономики и денег с властью политической. Это, естественно, вызвало обострение борьбы в том же Крыму. Потому что с приходом Леонида Ивановича к руководству Верховной Рады автономии совместно с правоохранительными органами были предприняты резкие и эффективные меры по исключению дальнейшего влияния различных криминальных группировок на политическую жизнь и вообще на власть в автономии. И последние два года в Крыму было более-менее спокойно.

Сегодня делается все для того, чтобы уменьшить реальный показатель уровня доверия крымчан к нашим товарищам по партии. В частности, и таким образом — снятием с регистрации лидера крымских коммунистов. Я считаю, наши товарищи по партии правильно сделали, что обратились к общественности с призывом к защите гражданских и конституционных прав как Грача, так и других товарищей, которых постигла та же участь. Чтобы уже с помощью общественности защитить конституционное право наших товарищей. И в данном случае мы видим, что у коммунистов в Крыму, как и у нас вообще во всей стране, значительная поддержка среди граждан. И люди очень остро отреагировали на то, что сегодня происходит в Крыму по части использования судебной власти криминальными группами и некоторыми политическими структурами.

Опасность заключается еще и в том, что параллельно идет и другой процесс: блок «Наша Україна» заключил политический союз с некоторыми экстремистами из числа крымскотатарского народа. Как интернационалисты мы уважаем этот народ за трудолюбие и все то, что они делали и продолжают делать в Крыму. Но этот союз как раз и приводит к тому, что нагнетается обстановка, и она может перерасти во взрывоопасную в связи с тем, что подогревается национальный фактор.

Третий момент, на который необходимо обратить внимание, коль мы говорим о происходящем в Крыму, — это тот четырехугольник, который образовался вокруг автономии. Средства массовой информации уже обратили внимание на то, что борьба за Крым идет с трех сторон — Киева, Москвы и Анкары. Я бы не сбрасывал со счетов и четвертую сторону — криминальный капитал, который стремится соединиться с политической властью.

— Однако с регистрации снимаются и представители противоборствующего с коммунистами лагеря — «заедист» Сергей Куницын, например.

— Если подобные замечания были предъявлены Леониду Ивановичу и нашим товарищам, то почему при анализе документов те же претензии не могут быть предъявлены и другим? Я считаю, что если кого-то упрекают в неточности оформления документов, то такой подход должен быть ко всем.

— Значит, если следовать вашей логике, из политических сил, стоящих за снятием с регистрации Грача, следует исключить блок «За ЕдУ»?

— Нужно проследить за тем, с чего все началось. А началось все с борьбы против коммунистов. Со стремления не допустить их к участию в Верховную Раду Крыма.

— Необходимо ли, по-вашему, президентское вмешательство в эту ситуацию? И станет ли Президент в нее вмешиваться?

— Президент должен вмешиваться в ситуацию, чтобы она была стабильной с точки зрения защиты гражданских прав. Я имею в виду недопущение криминального капитала к участию в избирательной кампании. В отношении законности… По Конституции подобные проблемы должна решать законная власть. Но параллельно Президент сегодня должен способствовать тому, чтобы в Крыму, так же как и в других регионах, в том числе и в городе Киеве, ни в коем случае не возобладали представители криминалитета.

— Не боитесь ли вы, Петр Николаевич, конкуренции со стороны Леонида Грача в борьбе за лидерство в партии?

— У нас такого понятия, как «боязнь конкуренции», не существует. У нас каждый выполняет тот круг обязанностей, который ему поручила областная партийная или республиканская партийная организация.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно