ГИБЕЛЬ «СЕРОГО КАТОЛИКОСА»

29 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 29 октября-5 ноября

Дня 27 октября в Армении ждали с нетерпением. В этот день в Эчмиадзине должно было состояться избрание нового патриарха-католикоса всех армян - наследника недавно умершего Гарегина I...

Дня 27 октября в Армении ждали с нетерпением. В этот день в Эчмиадзине должно было состояться избрание нового патриарха-католикоса всех армян - наследника недавно умершего Гарегина I. Армяне еще не забыли предшественника Гарегина, многие годы занимавшего патриарший престол Вазгена, сумевшего даже в советское время стать символом морального авторитета церкви. После смерти Вазгена выборы связывались с политическим давлением усиливавшегося тогда режима первого президента независимой Армении Левона Тер-Петросяна. Глава государства мечтал об объединении церкви и приложил немало усилий для избрания на престол Эчмиадзина «параллельного», киликийского патриарха Гарегина. Многие в Армении так и продолжали относиться к новому католикосу, как к чужаку, - несмотря на то, что никакого объединения так и не состоялось, приверженцы киликийского патриархата просто избрали нового предстоятеля. Тем не менее вся атмосфера выборов продемонстрировала, насколько нация нуждается в новой личности, хотя бы сравнимой с Вазгеном: избрание католикосом настоятеля Араратской епархии Гарегина II было встречено с ликованием…

Через несколько часов древняя эчмиадзинская церемония уже казалась сном из далекого прошлого. Собравшиеся в резиденции католикоса всех армян ереванские журналисты с изумлением вслушивались в телесообщения о происходящем в парламенте страны и обрывали телефоны, пытаясь дозвониться до коллег и знакомых политиков, чтобы понять, что же происходит на самом деле.

К вечеру стало понятно: все правда. Ворвавшиеся в армянский парламент во время правительственного часа террористы застрелили премьер-министра страны Вазгена Саркисяна, спикера парламента Карена Демирчяна, двух его заместителей - Юрия Бахшяна и Рубена Мирояна, а также министра по оперативным вопросам Леонарда Петросяна. Погибло также несколько депутатов армянского парламента. Убийцы попытались провозгласить происшедшее попыткой государственного переворота и потребовали переговоров с президентом Робертом Кочаряном. О дальнейшем развитии событий читатели знают по сообщениям информационных агентств или из выпусков теленовостей. Я же прежде всего хочу попытаться ответить на вопросы, как и почему могло произойти подобное. Почему Армения, еще недавно казавшаяся оазисом демократии и благополучия в неспокойном Закавказском регионе, оказалась страной, в которой руководителей расстреливают на парламентской трибуне - и это в святой для нации день!.. В Грузии соратники первого президента страны Звиада Гамсахурдиа при помощи спецслужб известно какого государства выкуривали легитимного лидера из его резиденции, чтобы через несколько месяцев начать новые интриги и заговоры против не менее легитимного Эдуарда Шеварднадзе… В Азербайджане перевороты следовали один за другим и заговорщичество настолько вьелось в плоть и кровь местной элиты, что Гейдар Алиев, наконец-то возвратив себе власть на родине, вынужден был пересажать всех тех, кто помогал ему прийти к власти, - начиная с организатора последнего мятежа, криминального полковника Сурета Гусейнова. А в Армении было все спокойно! И вот сейчас, когда Шеварднадзе и Алиев установили в своих странах относительно стабильные - во всяком случае, пока живы патриархи - режимы, Армения вновь становится центром нестабильности.

Заложники Карабаха

Сегодняшняя ситуация в Армении на самом деле предопределена тем, как эта страна добивалась независимости, - точно так же, как сегодняшнее развитие Украины отличается от эстонского именно дорогой к независимости, кем-то выстраданной, а на кого-то свалившейся. Армения, собственно, боролась не столько за независимость, сколько за возвращение ей Карабаха - азербайджанской автономной области, населенной преимущественно армянами. Это не было движение диссидентов, в нем участвовали и весьма благополучные и близкие к власти люди, и представители карабахского начальства армянского происхождения. Союзный же центр - как сейчас центр российский - отчаянно стремился к сохранению статус-кво, опасаясь передела границ между республиками.

Так азербайджанцы, выступавшие за сохранение существующего положения, стали любимцами Центра, а Армения - чуть ли не мятежной республикой. Пройдут годы, прежде чем геополитические интересы России - не без помощи новой армянской политической элиты - изменятся настолько, что Москва будет оказывать замаскированную поддержку армянскому влиянию в Карабахе, опасаясь усиления явно недружественного Азербайджана. А пока что наиболее активные участники движения за возвращение Карабаха образуют комитет «Карабах» и… окажутся в Лефортово, чтобы выйти из него уже национальными героями Армении. Новой элитой. Но смысл независимости, предложенной этой новой элитой, прост - раз Союз нас не любит и не хочет отдавать нам Карабах, выйдем из Союза и отвоюем наш Карабах!

Понятно, что это элита воюющей страны, элита, в которой главную роль играют вчерашние интеллигенты, ставшие силовиками, и силовики, прикидывающиеся интеллигентами. Элита, кровно связанная с провинциальной элитой Карабаха, в котором его жесткий лидер Роберт Кочарян создает настоящее полицейское государство. Левон Тер-Петросян, архитектор этого силового режима с человеческим лицом, одним из первых осознает (возможно) всю пагубность подобного развития и предпринимает робкие попытки изменить ситуацию. Однако к этому моменту репутация Тер-Петросяна безнадежно испорчена. Чтобы сохранить власть, он, опираясь на поддержку силовых министров во главе с Вазгеном Саркисяном, фальсифицировал результаты выборов главы государства, на которых мог проиграть своему главному сопернику, экс-премьеру Вазгену Манукяну, и разогнал демонстрации сторонников Манукяна. Общество перестало узнавать своего Левона, и поэтому силовым министрам во главе с Вазгеном Саркисяном не стоило большого труда заставить президента уйти в отставку, когда они почувствовали угрозу своему положению. Тер-Петросяну не было на кого опираться еще и потому, что в кресле премьера уже несколько месяцев находился карабахский лидер Роберт Кочарян, переехавший из Степанакерта в Ереван под сильным давлением группы Саркисяна.

«Серый католикос»

Нет нужды объяснять, что именно Вазген Саркисян и стал «серым кардиналом», или, точнее, «серым католикосом» нового режима. Для его упрочения Кочаряну нужно было выиграть президентские выборы - что не так-то просто в стране, где за карабахцев, конечно, болеют, но скорее как за соседей. Вазген Манукян уже не казался самым серьезным соперником поначалу отказывавшегося участвовать в президентских выборах премьера. Но тут на политической арене неожиданно появляется новый лидер, чуть было не спутавший карты организаторам смещения Тер-Петросяна. Карен Демирчян, харизматический первый секретарь ЦК Компартии Армении советских времен, сметенный карабахским движением и появившийся как раз тогда, когда люди стали с ностальгией задумываться о его правлении, имел все шансы стать новым главой государства, изменить саму структуру элиты и, возможно, начать договариваться с соседями - в конце концов, с Алиевым и Шеварднадзе он уже работал. Демирчян проиграл выборы Роберту Кочаряну. Однако для того, чтобы не дать возможность новому президенту укрепиться, Саркисян создает противовес президентской власти в парламенте. Тер-Петросян не знал такого противовеса: его Армянское общенациональное движение контролировало законодательный орган до развала режима. Кочаряну пришлось считаться с коалицией сторонников Саркисяна и Демирчяна: Демирчян возглавил парламент, Саркисяна президент назначил премьер-министром. Если учитывать, что премьер контролировал весьма сильные парамилитарные группировки, то можно понять, насколько с ним приходилось считаться.

Безумцы, ворвавшиеся в здание армянского парламента, лишили Роберта Кочаряна двух его главных политических противников - пусть один из них и помог ему стать премьером, а затем и президентом Армении. Как это ни печально, но «серый католикос» Вазген Саркисян стал жертвой той атмосферы отношений в обществе и политике, которую он настойчиво и талантливо формировал. С гибелью Саркисяна у главы государства появился шанс изменить это формирование. Однако вряд ли Роберт Кочарян воспользуется этим шансом. Его карабахский опыт доказывает, что президент Армении умеет руководить жестко, уверенно и не размениваясь на сантименты - «бархатные перчатки» и проникновенный взгляд Тер-Петросяна ему ни к чему. До сих пор Кочаряну приходилось лавировать и отступать. 27 октября началось его время.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно