Гамлетиана-2000

29 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 29 декабря-5 января

Королевский замок Эльсинор в Дании. Энергичной походкой бывалого ракетчика в тронную залу входит Клавдий. На его плечах — пурпурная мантия, украшенная золотой вышивкой «Adidas». Клавдий усаживается на привинченный к полу трон и рассеянно перебирает почту. На бетонный мозаичный пол падают неосторожно сброшенные бумаги — приглашение на новогоднее представление в Чернобыле, повестка на допрос к временному специальному следователю и рекламная открытка — «Страховой фонд «Фолкофф и региональные партнеры». Имплементационная страховка — 1000%. Импичмент-страховка — 1 000 000%. Оптовым клиентам — рождественская скидка».

Картина первая

 Королевский замок Эльсинор в Дании. Энергичной походкой бывалого ракетчика в тронную залу входит Клавдий. На его плечах — пурпурная мантия, украшенная золотой вышивкой «Adidas». Клавдий усаживается на привинченный к полу трон и рассеянно перебирает почту. На бетонный мозаичный пол падают неосторожно сброшенные бумаги — приглашение на новогоднее представление в Чернобыле, повестка на допрос к временному специальному следователю и рекламная открытка — «Страховой фонд «Фолкофф и региональные партнеры». Имплементационная страховка — 1000%. Импичмент-страховка — 1 000 000%. Оптовым клиентам — рождественская скидка».

Клавдий (ломая руки): Которую неделю — тот же сон:
Лежу ничком на пурпурной перине.
Под царским ложем — старый диктофон
И молодой гэбист в майорском чине.

О, боги-вседержители, я к вам
Взывал, ища поддержки и спасенья,
Но тут же к Краве попадал в подвал,
К орлам, не знающим ни страха, ни сомненья.

Я гневно бросил: «Оборзели?!» — палачам.
Вдруг входит смерть — прекрасная, нагая,
С трубой вместо косы. И я вскричал:
«Ну что же делаешь ты, сучка дорогая?!»

Она растаяла, как мокрый снег в руке.
Но боги разразились новой карой —
Явился Паша в полосатом сюртуке,
В панаме, с адвокатом и с гитарой.

Настроил инструмент и заиграл,
Запел с душой, с надрывом и тоскою.
Я помню до сих пор, как он орал
Припев — «Тебе не хочется покоя?»

Проснулся я и стал лакеев звать,
Не в силах встать без помощи с постели.
Но предали меня и чернь, и знать,
Друзья забились, словно крысы, в щели.

Летит, рахую, королевство под откос,
Летит, как камень, пущенный из пращи.
Лютует под окном моим мороз,
И всюду мне мерещится Тараща.

Что ж я имею? Все и ничего:
Друзей-предателей, врагов и большинство.
Судьбе сопротивляться нету сил.
Когда душа темна и свет не мил.

Удрученный Клавдий покидает залу. Откуда-то сверху слышен глуховатый голос: «Стоп! Снято! Пока все свободны...»

Картина вторая

Запущенный сад в окрестностях Эльсинора. Стоя на самом краю обрыва, беседуют Гамлет и Офелия.

Гамлет: Послали вы за мной в столь поздний час...
Чем вызвано здесь ваше появленье?

Офелия: Прошу вас, принц, мой выслушать рассказ.
Подобно смерти, право, промедленье.

Гамлет: Боюсь, нас могут увидать вдвоем,
Я этому не буду рад, по правде...

Офелия: Ну шо ты как ребенок, е-мое!
Скажу тебе одно лишь слово — Клавдий.

Гамлет: Исчадье ада! Демон! Сатана!
Его душа черней мундира Кравы!

Офелия: Хочу, дабы узнала вся страна,
Как Клавдий наш при помощи отравы
Врагов своих на тот отправил свет.

Гамлет (в волнении): Свидетель есть тому?

Офелия: И да, и нет.
Он — Призрак, Гамлет.

Гамлет: Это, дева, стремно.
Я обличать готов, конечно, зло
И дать отпор достойный силам темным...

Офелия (с насмешкой): Боишься, чтоб не впарили фуфло?

Гамлет: А может, это бред? Проделки шиза?
Иль провокация?

Офелия: На то есть экспертиза.
Ты, милый Гамлет, без сомненья прав.

Увидься с Призраком, прошу, и кончим спор.

Гамлет: А как зовется призрак твой?

Офелия: Майор.

Гамлет (мучаясь сомнениями):

Я чашу эту
до конца готов испить...

Но знать бы точно:
быть или не быть?

Офелия удаляется. Из-за садовой скамейки (издали похожей на продукцию Броварской деревообрабатывающей фабрики) появляется Призрак.

Гамлет (в волнении): Ты человек, исчадье ада
или дух?

Призрак (торжественно):
Молчи и внемли!

Гамлет: Я — смирение и слух...

Призрак торжественно вручает Гамлету плейер. Из кустов за собеседниками наблюдает Офелия.

Офелия (укоризненно качая головой):

Напрасно Клавдий
насмехался надо мной —

Стал леденец
сосулькой ледяной,

Что не уступит
в остроте ножу.

Ты ждал рабыню?
Встретишь госпожу!

(Размышляет о чем-то)

Ах как бы,
подставляя всех на свете,

В свои ж однажды
не попасться сети...

Офелия скрывается в кустах. Следом за ней, невидимый и неумолимый, следует Призрак Павла Ивановича.

Картина третья

В совершенно темной комнате, лишенной окон и светильников, беседуют трое. Лиц не видно, но голоса похожи на голоса Ментия, Службия и Потия, знаменитых военачальников и ближайших сподвижников короля Клавдия.

Ментий: Позвольте, господа, поведать вам:
В державе совершеннейший бедлам,
Чернь ропщет, в государстве зреет смута.

Службий (глубокомысленно):
Сей пасквиль явно на руку кому-то!

Потий (уверенно): Офелии.

Ментий (свирепо): А черт ее б побрал!
В лес вывезти и по-ментовски...

Службий (с легкой укоризной): Генерал!
Я никогда подумать бы не мог,
Что вам, мон шер, присущ подобный слог!
На даму, право, не держите зла...

Потий (задумчиво):
ЇЇ проблема в тiм, шо не дала.
Вона нам показiв на єтого майора.

Службий (с трудом сдерживая гнев):
Петух! Сучара!

Ментий (примирительно):
Господа, окончим споры...
Нам стоит Гамлета предметно наказать.

Службийинтересом): Идеи есть?

Потий (авторитетно):
Стаття сто двадцять п’ять!
Нам треба відшукать позивача,
Шоб принца притягнуть і стукача.

Ментий (с сомнением):
А как его из-за бугра достать?

Потий (рассудительно):
На допит викликать, повєсточку послать,
Пообіцяти всєвозможную безпеку...

Службий (понимающе):
А мы конкретно встретим человека...

Ментий (загораясь):
Проинструктирую сейчас же пацанов,
Чтоб он у нас остался без штанов.

Службий: Алло, гараж, а где найдем истца?

Ментий (хлопнув себя по лбу):
Вовацио! Идти — так до конца.

Хорош, в натуре,
выставлять себя младенцем!

За выкуп кто базарил, за чеченцев?

Службий:
И все ж таки меня берет мандраж!
А вдруг кассеты есть еще?

Ментий: Какой пассаж!

Службий (мрачно):
Нас Клавдий может сдать в любой момент.

Ментий (еще более мрачно, сквозь зубы):
Опасен для него на воле мент...

Потий (с любопытством):
І шо ж кому ви зробите, к прімєру?

Ментий:
Напомню всем — не шутят с офицером.
Имеющего зубы трудно съесть...

(Что-то внезапно вспомнив, вспыхивает гневом)

Спросить меня про пистолет и честь?!

(Жизнеутверждающе)

В стране на всех найдутся пистолеты...

Службий (испуганно):
Мой Бог, какая злоба! Вы ли это?

Ментий (уклончиво):
Я иль не я, эксперты пусть решают...

(Решительно)

Пускай трепещет всяк, кто нам мешает!
И за базар ответит офицер!

Потий: Шарман, панове! А ля гер ком а ля гер...

Расходятся. Каждый ощупывает в кармане цифровой диктофон.

Покинув помещение, недавние собеседники оказываются на кладбище. Группа могильщиков с плохо скрываемым интересом разглядывают троицу. Один из могильщиков с грустной улыбкой изрекает: «Бедный Юрик!»

Картина четвертая

Стол, накрытый зеленым сукном. За столом — Пинчуккио, Вицеспикерчуккио и Плющий — вельможи из свиты Клавдия.

Вицеспикерчуккио:
Начну без предисловий, господа,
Нас собрала сегодня здесь беда.
Поодиночке справимся едва ли...
Есть мнение, братва, шо мы попали.

Пинчуккио (с тревогой заглядывая под стол, громко):
Так выражаться, право, не пристало.

Плющий (махнув рукой):
Хай слухають, шоб їм позакладало!

Вицеспикерчуккио:
На главной площади расставлены палатки,
В стране вот-вот начнутся беспорядки.
Кто больший враг? Толпа или менты?

Плющий:
Панове! Уникайте суєти!
Триматись слiд позицiї нейтральной...

Вицеспикерчуккио
(отмахиваясь от него):

Ты, Пиня, без балды, пацан реальный.
Открой: какие планы в голове?

Пинчуккио:
Они — «кино», а мы в ответ — ТВ.
Не вижу я, братва, пока беды.
Отмазать Клавдия от этой лабуды
По силам нам. Ведь «ящик» правит миром.
А мы, Витторио, заведуем эфиром.

Что сделал Гамлет, показав толпе «кино»?
Смешал вино с отравою в одно.
А мне, мой друг, поверь, не все равно,
Чей яд пьет плебс и чье он пьет вино.

Пусть Гамлет с Призраком
им мщенье в души льют,

Мы ж равнодушием наполним наш сосуд.
Они — пилюлю, мы же — сладкий мед,
Как думаешь, коллега, чья возьмет?

Злодей ли Клавдий? Мне без интереса.
Мне интересно, чтоб игралась эта пьеса,
По моему сценарию. Тогда
Погаснет быстро Гамлета звезда.
Для этого лишь надо, чтоб толпа
Была покорна, безразлична и слепа.

Вицеспикерчуккио (одобрительно кивая головой и довольно потирая руки):
Накинем мы аркан силовикам
И Клавдия повяжем по рукам,
Но следует стремиться, дабы он
Был в преданности нашей убежден.

Пинчуккио:
А что же скажет мудрый наш Иван?

Плющий:
Я — спікер, не якийсь там інтриган.

(Пожимая плечами, вполголоса)

Знов лізти в бійку? Я хіба здурів?
Вогню не любить той, хто раз горів.

За окном ослабевает мороз. Начинает идти мокрый снег, плавно переходящий в дождь. По мокрым новогодним улицам бродят толпы народу. Глаза одних налиты злобой, глаза других полны равнодушия.

Датское королевство медленно укутывает густой туман.

Все события и персонажи вымышлены. Любые возможные совпадения с реальными лицами и фактами являются чистой случайностью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно