ФУТБОЛЬНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

14 мая, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 14 мая-21 мая

Футбол - безусловно, игра политическая. По крайней мере, в Украине. И не только потому, что в стране ...

Футбол - безусловно, игра политическая. По крайней мере, в Украине. И не только потому, что в стране с давними футбольными традициями стало нормой, что хавбеки и стопперы вдруг проникаются идеями социал-демократии или внезапно проявляют интерес к возрождению села и перед выборами целыми командами записываются в ряды соответствующих партий. Не только потому, что премьер у нас может быть одновременно президентом. Федерации футбола. Не только потому, что гол, забитый Шевченко или Ребровым, - единственный повод, чтобы привселюдно расцеловались один из руководителей партии, неустанно критикующей антинародный режим, и человек, этот режим олицетворяющий.

Просто футбол напоминает политику как никакой другой вид спорта. И там, и здесь есть диспетчеры-плеймейкеры и «чернорабочие»-грегари, форварды-тараны и защитники-костоломы. Капризные звезды, любимчики тренеров и объекты для насмешек публики. Коррумпированные арбитры и принципиальные «коучи». Искрометные комбинации и грязные подкаты. Примитивные тактические схемы и фантастические стратегические замыслы. А главное - и в политике, и в футболе невероятно высока цена ошибок. И невероятно велика роль фарта.

Вопреки известной поговорке, поле не всегда ровное и не всегда побеждает сильнейший. Не важно, идет ли речь о поле футбольном, поле законодательном либо поле избирательного сражения.

Вечно подающий надежды

Наличие таланта лишь повод, чтобы стать звездой, но отнюдь не причина. Любой матерый тренер, не особо напрягая память, может выдать вам пяток забытых всеми фамилий потенциальных футбольных вундеркиндов, которым в розовом детстве сулили славу новых Мюллеров и Зико. Но которые в итоге становились кумирами провинциальной торсиды какой-нибудь райцентровской команды.

Некоторым везет больше - их трансферы стоят громадные деньги, им щедро раздают авансы специалисты, по делу и без дела лобызает пресса, а детвора отрывает руки в погоне за автографами. Клубы дерутся за них, но через год мечтают лишь о том, чтобы, спихнув в другую команду, хотя бы частично «отбить» миллионы, потраченные на покупку. От них ждут действа, они меняют коллективы, но им все время чуть-чуть чего-то не хватает - игроцкого характера, смелости, выдержки, трудолюбия, уверенности в собственных силах. Тренеры и партнеры добросовестно тащат потенциальных прим наверх, но все, как правило, завершается банальным приземлением на лавку запасных. Которую несостоявшаяся звездочка, может «греть» (выражаясь футбольным слэнгом) вплоть до полного забвения.

Скамейка запасных, на которой перманентно подающий надежды Анатолий Матвиенко восседает едва ли не весь период новейшей украинской истории, по-моему должна была нагреться до температуры кипения. Смена команд на пользу ему, кажется, не пошла. Тактика Народно-демократической партии просматривалась так же мутно, как и тактика всеми уже забытого Трудового конгресса Украины. В роли лидера и одной, и другой команды Анатолий Сергеевич, увы, выглядел не так убедительно, как того хотелось его (не столь уж, кстати, и малочисленным) болельщикам. В чем причина неудач - в комплектовании команд (в которых Матвиенко хотел быть и вдохновителем побед, и лидером нападения), в нерешительности или в неверно подобранном арсенале средств ведения игры - уже не суть важно. Матвиенко опять проиграл. Он вновь дал себя обыграть. Его команду на будущие победы сейчас вдохновляют другие. Он больше не атакует, он - в глухой обороне.

Съезд НДП должен был стать для лидера «дважды народной» последним шансом спасти репутацию - цена на него, как на политического игрока, стремительно падает. А примерно равных ему по классу мастеров на скамейке запасных немало - глядишь, вообще столкнут. Предсъездовские судорожные поиски точки опоры, похоже, не увенчались для партийного босса успехом. Надежда увести за собой хотя бы часть региональных организаций, надо полагать, умерла практически сразу. Симптоматична фраза ближайшего матвиенковского соратника по несчастью Александра Емца: «Мы всегда хотели создать партию среднего класса. И мы ее получили - это партия среднего уровня чиновников и управленцев, страшно боящихся за свои места».

Зондаж почвы в соседних организациях, кажется, убедил, что единый кандидат в президенты от правых Анатолий Матвиенко не взойдет никогда. У Руха-первого свои расклады и свой Удовенко, у Руха-истинного - свои проблемы и свой Костенко. Не говоря уже о том, что два Руха соообща не поддержат никого и никогда. У «Реформы и порядка» свой взгляд на реформы, свой порядок и свой Пинзеник. Виктор Михайлович с той же скамейки запасных, что и Костенко, что и Матвиенко. Все трое - давно и небезосновательно подающие надежды, но в ранг политической звезды никто из них так пока и не перешел. Для любого из троицы сегодняшний шанс засветиться и раскрутиться - если и не последний, так уж предпоследний точно. И не используй они его - последнего шанса может и не быть. Так что они скорее конкуренты, чем соратники.

Что остается «реформаторам» из НДП? Спровоцировать на съезде раскол и создать еще одну «демократическую платоформу»? «Я уже одну как-то создавал, - пошутит Владимир Филенко, - но создавать «демплатформу» в дважды «демократической» партии - явный перебор…» Зато с союзниками у Матвиенко, Емца и Филенко явный недобор. И после партфорума их, кажется, не прибавится и не убавится. Независимо от того, снимут Матвиенко с поста вождя НДП или нет.

Роман Бессмертный считает, что будет вполне естественным, если Матвиенко останется у руля партии. По его словам, в мировой политической практике уйма примеров, когда взгляды политструктуры и ее кормчего серьезно расходятся - взять хотя бы Шредера или Нетаниягу. Но сам Матвиенко, по утверждению Филенко, считал возможным остаться в руководстве партии только в том случае, если съезд остановится на любом из двух так называемых «демократических» проектов решения, касающегося президентских выборов. Первое предусматривало выдвижение партийцами «своего», второе - право на свободное волеизъявление членов НДП. Суть третьего варианта, «номенклатурного» - предельно проста: безвариантная поддержка Кучмы. Последний проект полностью соответствует духу последнего диалога Президента с представителями народных демократов. Леонид Данилович был краток и конкретен: на выборы я иду, сниматься с гонки не намерен, преемники мне пока не нужны, никакие ультиматумы мне не страшны.

Угадайте с трех раз, за какой из трех проектов решения проголосует форум НДП, завершающий сегодня работу в давней съездовской обители - столичном Доме кино?

Куда больший интерес накануне великой сходки «нардепов» вызывала кандидатура будущего лидера. При мне депутаты заключали пари - прямо как на футбольном тотализаторе. Причем ставки на Пустовойтенко и на Кушнарева принимались практически одинаковые. Анализ шансов сводился, по большому счету, к следующему: Пустовойтенко должен, но не хочет, Кушнарев - хочет, но не может. Все остальные вероятные претенденты (в том числе и Бессмертный) отметались как несерьезные. Чем закончилась увлекательная внутрипартийная дискуссия, читатель, возможно, сегодня уже знает.

Логика Валерия Павловича, надо полагать, не сильно жаждущего «рулить» народными демократами проста. У него и так хватает забот - раз. Во-вторых, Пустовойтенко почему-то считает, что избрание на руководящую должность в партии ускорит его увольнение с поста премьера - слухи об изменениях в Кабинете становятся все более назойливыми, особенно после отставки председателя российского правительства.

Но во всех этих играх Матвиенко - уже запасной.

«Рабочая лошадка»

Так любовно называют футбольные наставники незаметных и незаменимых игроков, выполняющих на поле черновую работу. Грегари редко попадают в объективы фото- и телекамер, им не аплодируют, их не узнают на улицах. Они расчищают дорогу остальным и работу свою стараются делать хорошо. Хотя если им (случайно) предоставляется шанс забить, они чаще всего бьют мимо. А еще чаще останавливаются, чтобы поискать партнера, для которого забивать - дело привычное.

Уж не знаю, называет ли любовно Леонид Кучма Геннадия Удовенко «рабочей лошадкой», но имидж «троянского конька» Президента за ним утвердился прочно. Думаю, что если бы Геннадию Иосифовичу приснилось, что он стал президентом, экс-министр иностранных дел проснулся бы в холодном поту. Не его это дело - забивать голы. Но работу свою он и его коллеги по одному из Рухов знают хорошо. Вот почему удовенковцы (до сих пор не выяснившие с костенковцами, кто из них «рухистей») подстраховались, применив тактическую схему атаки двумя эшелонами. Геннадия Удовенко намеревались одновременно выдвинуть на партсъезде в киевском кинотеатре «Киевская Русь» (предварительно избрав его председателем партии) и на собрании избирателей. Чтобы зря не терять времени, средств и сил в том случае, если вдруг съезд объявят нелегитимным. Говорят, что подобным образом «предохранились» практически все потенциальные кандидаты. Предварительная работа по сбору миллиона подписей в пользу «патриарха украинской дипломатии» (как любят величать избранника НРУ соратники) уже проведена, помощь президентской администрации уже обещана.

Теперь «рабочей лошадке» предстоит стелиться в подкатах, бить по ногам, догонять своих и гоняться за чужими, вызывая огонь на себя и отвлекая внимание от обитателя Банковой. Задачу выхода во второй тур перед собой Удовенко, думаю, не ставит. А вот какую задачу ставит перед собой выдвинувшая его партия, если во втором туре (чего не бывает?) не окажется и Кучмы?

Задача проста: выбрать меньшее из зол. Критерием отбора должно стать своеобразное политическое завещание Черновола, по некоторым сведениям, призывавшего не идеализировать Евгения Марчука и не преувеличивать степень левизны Александра Мороза.

Заранее определив для себя роль проигравших, удовенковский Рух намерен пытаться проиграть с более или менее приличным счетом.

Дублеры

Рух Костенко, скорее всего, предпочтет играть на ничью. Победа даже с минимальным счетом в избирательной кампании им не светит. Долгие и мучительные переговоры по поводу политической фигуры, которую можно и должно поддерживать, так ни к чему не привели. Фамилии Марчука и Мороза (особенно последнего), осторожно подброшенные наиболее прагматичными руховскими обновленцами, вызвали у большинства их коллег аллергию. Шансы Костенко примерно равны шансам первого Удовенко, а шансы собрать миллион подписей без существования четкой команды - мизерны. И потом, говоря строго юридически, этих игроков еще никто и не допустил к соревнованиям. Пока - они фарм-клуб, резервисты. Пусть мастеровитые, авторитетные, но еще не оформившиеся как команда. Для них оптимальный вариант - сыграть товарищескую игру, избегая ненужных травм и желтых карточек. Вот почему съезд, вероятнее всего, примет решение (возможно, закрытое) о том, что в случае провала Костенко Центральному проводу будет делегировано право принять специальное решение о поддержке той или иной кандидатуры. Виталий Шевченко не исключил, что в итоге данная ветвь НРУ как политическая структура не будет поддерживать никого.

Что, впрочем, не исключает, что кто-то из руховцев сможет поддерживать того же Марчука. Или того же Мороза. О поддержке Кучмы, насколько можно судить, речи не идет вообще. Одним словом костенковскому Руху светит классическая политическая ничья. Боевая.

Но не исключается и вариант «договорной» ничейки. Есть информация, что в недрах президентской администрации зреет тактический план, в рамках реализации которого ряду видным руховцам-«обновленцам» - в частности Костенко, Филлипчуку, Лавриновичу - будут предложены посты в обновленном правительстве. То ли с целью нейтрализации, то ли с целью дискредитации. В той же обойме будущих «кабминовцев» вроде бы значатся еще и Пинзеник, и Суслов, и Довгань - фигуры, так или иначе способные повлиять на ход выборов.

По-моему, авторов подобного замысла едва ли ожидает успех. Почти все названные политики - болельщики и прекрасно знают, что «договорку» всегда видно.

«Джокер»

На языке футбола это слово имеет несколько значений. Наиболее распространенное: «джокер» - это спортсмен, входящий в игру в ходе неудачно складывающегося матча и в соответствии с тренерской установкой вносящий перелом в ход борьбы. И у левых, и у Президента такой «джокер» - Ткаченко. Каждый хочет использовать его в своих целях, и каждый уверен, что знает, как это сделать.

Один из членов Компартии по секрету рассказал мне, что поспорил на ящик коньяку, что Ткаченко все-таки выдвинется. Мне кажется, что коньяк коммунист не проиграет. Будет ли Ткаченко бороться до конца - вопрос, шансы он имеет, но отнюдь не стопроцентные, а проигрывать Александр Николаевич очень не любит. Он войдет в игру посреди матча (съезд селян пройдет позже всех остальных, и потом еще остается «народ», в конце концов). Переговоры спикера с коммунистами закончились весьма любопытно. Ткаченко вроде бы заявил, что будет бороться за победу, если его поддержат коммунисты. А если нет - то якобы пообещал поддержать Симоненко. Такой вот компромисс. КПУ ответила другим компромиссом - вознамерилась выдвинуть на съезде своего лидера, но на том же съезде оговорить, что в случае появления единого кандидата левых (читай - Ткаченко), президиум ЦК может дезавуировать съездовское решение.

Ткаченко по-прежнему на лавочке запасных. Но трудно сказать, что он ее греет. Он ждет момента, когда войти в игру. Чтобы поломать ее. Прежде всего игру Президента. Говорят, что главный аргумент в пользу выдвижения Ткаченко прост - решение председателя ВР баллотироваться на порядок снизит количество фальсификаций, особенно в сельских округах. То, что борьба будет нечистой, не сомневается никто - это общая беда и отечественного футбола, и отечественной политики.

Спикер все еще разминается. Редкий случай, когда игрок находится за пределами поля, а цена на него растет. В футболе такого не бывает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно