ФРАКЦИОННЫЙ ПЕРЕДЕЛ

19 марта, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 19 марта-26 марта

На книжном рынке «Петровка» одно время бешеной популярностью пользовалась незамысловатая игра Puzzles...

На книжном рынке «Петровка» одно время бешеной популярностью пользовалась незамысловатая игра Puzzles. Народ покупал яркие коробки с разноцветными кусочками картона, а потом забавлялся, «монтируя» изображения всяких там кошечек, собачек и автомобилей, не имеющих ничего общего с моделями «Автозаз-Daewoo».

Парламентарии, похоже, тоже решили заняться подобной игрой, только в качестве элементов мозаики используют депутатские группы и фракции. Занятная выходит картинка: смонтировали, допустим, фракцию «Громада» с изображением Павла Лазаренко, а потом из тех же «кусочков» возникла «Батьківщина», но уже с портретом Юлии Тимошенко.

Перестройка

Случилось то, что должно было случиться. Жесткая биполярная структура Верховной Рады, сформированная для выборов спикера парламента и раздела портфелей председателей парламентских комитетов, начинает постепенно распадаться. Некоторые чересчур горячие аналитики предсказывали фракционный распад ВР еще в прошлом году, но процесс несколько затянулся. Напомним, что одним из первых решений нового, 14-го, состава парламента было постановление о создании депутатских фракций исключительно на основе политических партий, которые преодолели 4%-ный барьер на выборах. В результате были созданы такие, во многом искусственные, депутатские образования, как НДП и «Громада». Около трех десятков «мажоритарщиков», не имеющих отношения к партиям, вообще оказались вне структуры ВР, что также способствовало приближению новой волны структуризации парламента. И понеслось:

1) народные демократы распадаются собственно на демократов и сторонников идеи возрождения регионов;

2) фракция «Громада» после известных событий, которые произошли с ее лидером Павлом Лазаренко, разделилась на собственно «Громаду» и «Батьківщину» Юлии Тимошенко;

3) из «Левого центра» выходят подведомственные спикеру Ткаченко селяне и создают свою парламентскую структуру;

4) Народный рух раскалывается на, извините за выражение, прочерноволовскую и прокостенковскую части. Другими словами, Вячеслав Черновил и Юрий Костенко выясняют отношения друг с другом насчет легитимности;

5) образовываются депутатские группы «Реформы-Центр», «Независимые».

В общем структуризация ВР на основе отношения к Кучме («Возрождение регионов»), к Павлу Ивановичу («Громада), вероятному кандидату в президенты (НРУ-1,2), спикеру («Левый центр» и селяне) пошла полным ходом. Когда дело дошло до клонирования Руха и «Громады», стало понятно, что это всеобщее перемещение картинок парламентской мозаики надо как-то организовывать.

Результаты «политического клонирования»

16 марта была предпринята первая попытка запретить бесконтрольное клонирование фракций, потому что Черновил уже всем надоел со своей легитимностью. Депутаты приняли за основу постановление, согласно которому партия или блок партий могут быть представлены в парламенте только одной фракцией.

- Скажите, Василий Иванович, вы за первый Рух или за второй?

- А Кучма за какой? (В ответ немое молчание.)

Для официальной легализации фракции в ее составе должно быть 14 обладателей мандатов (горячее сердце, холодные волосы и что-то там еще не обязательны), а для депутатской группы минимальная планка установлена на уровне 25 человек.

Если кто-то подумает, что, руководствуясь этими правилами, можно составить целостную картину фракционной структуры ВР, то этот человек просто не знает законов политического жанра. Основной цирк только начинается.

Логическим следствием перераспределения депутатов так называемого правоцентристского лагеря является актуализация вопроса о перераспределении портфелей председателей парламентских комитетов. Ведь портфели делили при существовании 8 депутатских групп и фракций, а теперь их 14. Возникает новое парламентское соотношение: 22 комитета на 14 субъектов законодательного процесса. Это головоломка почище Puzzles.

Например, фракция народных демократов, в которой в былые времена насчитывалось свыше 90 членов, стремительно «похудела» до 55. Спрашивается: изменилась ли квота НДП в парламентском руководстве? Скорее всего, да. При наличии 90 «бойцов» фракции досталось пять комитетов, по крайней мере два из которых достаточно привлекательны. Это комитеты по вопросам топливно-энергетического комплекса и промышленной политики. Наверное, пришло время делиться со своими коллегами из «Возрождения регионов», которые не были зарегистрированы во время комитетской структуризации.

«Громада», как всегда, оказалась в самом интересном положении. Во-первых, председатель бюджетного комитета Юлия Тимошенко, избранная от этой фракции, образовала «постороннюю» депутатскую группу и ее принадлежность к «материнской» структуре уже не просматривается. Во-вторых, во время выборов спикера Павел Лазаренко сумел частично реализовать концепцию «золотой акции». Другими словами, он воспользовался тем, что при наличии жесткой биполярной структуры ВР позиция «Громады» в парламентских раскладах в некоторых случаях оказывалась решающей. В результате на 46 «громадовцев» пришлось аж 4 комитета, три из которых очень нехилых: по вопросам бюджета, борьбы с организованной преступностью и коррупцией (Юрий Кармазин) и регламента (Виктор Омелич). И что теперь делать? Опять-таки следует делиться.

Тонкости процесса

В случае начала процесса структуризации ВР по полной программе, с перераспределением комитетских портфелей, могут появиться весьма любопытные нюансы.

Во-первых, что летом 1998 года портфели делились с учетом «розыгрыша» должностей спикера и двух вице-спикеров. Например, все та же «Громада» выторговала за отказ от места вице-спикера дополнительные комитеты, а социал-демократы в обмен на должность заместителя председателя ВР удовлетворились лишь одним портфелем. Можно сказать, что новый этап складывания парламентских Puzzles, вероятно, приведет к постановке вопроса о замене руководства Верховной Рады. Скорее всего, до самой замены дело не дойдет, но нервы спикеру депутаты потрепать могут.

Во-вторых, усложнение фракционной структуры ВР приведет к тому, что правоцентристский фланг превратится в разновекторную «депутатскую массу». При этом позиция любой фракции (группы) может оказаться решающей. В таких условиях идея создания коалиционного правительства на основе парламентского большинства может вызывать лишь умиление.

В-третьих, существует решение Конституционного суда, в соответствии с которым депутаты могут группироваться как угодно, вне зависимости от политических партий. Таким образом, очередное постановление Верховной Рады о фракционной структуризации может быть оспорено на этом основании.

И наконец, следует отметить, что в настоящее время в ВР существуют четыре структуры, которые не дотягивают при нынешних парламентских раскладах до официальной легализации. Это «Реформы-Центр» (14 членов), «Независимые» (18) «Батьківщина» ( 23) и прогрессивные социалисты (13). В последнем случае мы имеем дело с интересным юридическим феноменом: ПСПУ преодолела 4-процентный барьер на выборах, но из-за выхода из состава фракции нескольких «бойцов» фактически не может реализовать свое законное право на законную фракционную жизнь.

Итак, сегодня существуют все исходные условия для полноценного парламентского конфликта на структурной основе. Однако это вовсе не означает, что прямо завтра начнется процесс смещения спикера и лихорадочная перетасовка комитетских портфелей. Просто сценарий для новой игры в Puzzles практически готов. Остается только подождать то ли прихода нового президента, то ли очередного клонирования парламентских фракций.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно