ФАРСИРОВАНИЕ БАНКОВОЙ

7 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Когда 29 октября в эфире всех основных телеканалов прозвучало сообщение, что Союз писателей Украи...

 

Когда 29 октября в эфире всех основных телеканалов прозвучало сообщение, что Союз писателей Украины выразил недоверие своему председателю Владимиру Яворивскому и избрал новым председателем Наталью Околитенко, заместителя редактора журнала «Натуралист — все об окружающей среде», это выглядело как шутка. С какой стати? Именно сейчас? С каких пор
г-жа Околитенко стала представителем интересов обиженных союзников? Т.е. ничего смешного в этом, естественно, не было, но сам факт, что все общенациональные каналы, а также «ICTV» и «Новый» ухватились за эту новость, словно за самый лакомый кусочек, и смаковали ее в течение нескольких дней, был весьма странным. С каких пор теленовости заинтересовались внутренними имущественными конфликтами творческих союзов — а именно так была подана эта информация на всех каналах — на фоне отставки генпрокурора, конфликта вокруг Тузлы, назревания донецких событий и, наконец, срыва съезда «Нашей Украины» и многих других интересных для отечественного зрителя событий?

Впрочем, шуткой это перестало быть в понедельник: ночью вооруженные автоматами люди пытались ворваться в помещение НСПУ на Банковой, милиция настойчиво опровергала этот факт, утром Владимир Яворивский провел пресс-конференцию, но ни один общенациональный канал даже не упомянул об этом (только СТБ и «Новый» показали короткие сюжеты). Действо превратилось в нелепый фарс.

В общем, НСПУ никогда не была ни организацией единомышленников, ни лоббистом писательских прав, ни политически активной единицей — обыкновенный рудимент советской системы, который после потери идеологически-надзорной функции и части наиболее активных членов (с образованием Ассоциации украинских писателей в 1998 году) никакую другую функцию обрести так и не смог. Но имущество, оставшееся еще с советских времен, и стабильное госфинансирование многим не дают спокойно спать. Поэтому постоянные вялые распри и споры за закрытыми дверями уже давно никого не удивляют. А вот попытка бунта, да еще и столь внезапного, не говоря уже о политически насыщенном времени, — совершенно удивительна и неожиданна.

Попытаюсь собрать эти разрозненные и неоднозначные события вместе. В среду 29 октября появляется информация о смене руководства Национального союза писателей Украины: общее собрание организации выразило недоверие председателю союза Владимиру Яворивскому (члену фракции «Наша Украина») и избрало на эту должность писательницу и публициста Наталью Околитенко. Яворивского упрекают в «чрезмерной политизации» союза. Более того, собрание это внеочередное и, кроме смены руководства, оно вносит изменения в устав НСПУ. На этом, собственно, завершаются совпадения в разных взглядах на события, и во всем прочем они (взгляды) кардинально расходятся.

На пресс-конференции, проведенной в четверг 30 октября, Околитенко и активисты съезда заявили, что собрание было совершенно законным, проведенным в соответствии с Законом о творческих союзах. Оно собрало более 300 делегатов, большинство из которых проголосовало за ограничение полномочий Яворивского, «каких не имеет в Украине ни один лидер, даже Президент» (А.Кононенко), за «глубокий аудит имущества» (Н.Околитенко), используемого руководством союза «не в интересах литературы» (Р.Кухарук), за деполитизацию СПУ и издание книг «на уровне Швеции или любого другого государства» (Н.Околитенко). В интервью «Зеркалу недели» г-жа Околитенко сказала, что съезд был созван, в частности, и за средства обладминистраций, привыкших поддерживать писателей, а также некоторых бизнесменов, в том числе из «Нашей Украины», небезразличных к духовному пространству нашего государства (однако назвать фамилии отказалась). Но не опровергла г-жа Околитенко и утверждение о поддержке проведения съезда администрацией Президента, подчеркнув, что лично она «ни давления, ни чего иного» со стороны АП не почувствовала, и не отрицала, что автобусы, привозившие делегатов в Пущу-Озерную, имели номера серии АП, но она «в этом не разбирается».

В ответ решение президиума НСПУ от 30 октября объявляет собрание нелегитимным, поскольку, по уставу этой организации, решение о внеочередном собрании должно приниматься или 51% членов союза (более 800 человек), или хотя бы 15 областными организациями. По словам В.Яворивского, во внеочередном съезде союза приняли участие 87 делегатов — «и это при том, что некоторые из них не являются его членами». Их привезли в «президентский санаторий в Пуще-Водице в автобусах с номерами АП». А решение о проведении внеочередного собрания постановили лишь четыре областные организации. Господин Яворивский считает, что это собрание было инициировано, в частности, ради изменения устава и предоставления «более податливой» фигуре нового председателя союза права отчуждать имущество НСПУ. «Нынешний устав не позволяет ни председателю, ни секретариату, ни президиуму ничего отчуждать. Это право имеют только пленум и съезд». Максим Стриха в интервью УНИАНу утверждает: «Всем известно, что эмиссары Банковой в течение последней недели активно пытались инициировать проведение внеочередного съезда. Местные администрации путем грубого давления сумели склонить к такому решению ряд относительно малочисленных писательских организаций. Но крупнейшая писательская организация — столичная — категорически выступила против проведения съезда и фактически поддержала курс, проводимый нынешним председателем НСПУ В.Яворивским».

Воскресные итоговые выпуски новостей на УТ-1, «Интере» и «1+1» представляли позицию сторонников г-жи Околитенко. «Для главной писательской организации страны при власти, которая пытается вести себя и часто ведет себя оптимально, и при оппозиции, которая часто действует по тактически ситуационным информповодам, лучше действительно оставаться вне политики», — так резюмирует свой сюжет «Эпицентр».

На этом общий интерес к союзническим делам, очевидно, угас бы, и следующую информационную неделю пришлось бы посвящать новостям исключительно с другой стороны Банковой. Но тут, по сообщению пресс-службы «Нашей Украины», в ночь со 2 на 3 ноября группа людей в гражданском ворвалась в помещение НСПУ на Банковой с черного хода и открыла парадный вход людям с автоматами. Причиной этих действий было названо сообщение о якобы заминировании здания. Дежурная, успевшая вызвать милицию, утверждает, что правоохранители приехали одновременно с проникновением вооруженных лиц во внутрь. Впрочем, они задержали только дежурную. В понедельник пресс-служба Киевского управления МВД заявила, что «захвата не было».

Господин Яворивский подчеркивает: «Ночная попытка в понедельник захватить здание НСПУ является спецоперацией администрации Президента Украины и Виктора Медведчука, проведенной с ведома министра внутренних дел Украины Николая Билоконя». Цель акции — во вторник утром официально представить новое руководство союза (которое противники съезда в здание не допускают). Участники внеочередного съезда называют эти события провокацией.

В понедельник на пресс-конференции в Доме литераторов Михаил Горынь заявил, что «писательское собрание» своим решением ввело его в переизбранные ими руководящие органы союза, хотя он лично не получал приглашения на это мероприятие, не был на нем и отмежевывается от него как от неуставного. Так же самовольно был введен в якобы переизбранное руководство писателей Лесь Танюк и Роман Лубкивский. Кроме того, обе стороны говорят, что обратились к министру юстиции Александру Лавриновичу за правовой оценкой сложившейся ситуации. О поддержке нынешнего председателя НСПУ Владимира Яворивского заявили в понедельник украинский ПЭН-клуб и Ассоциация украинских писателей. «АУП выступает за невмешательство государства в дела творческих союзов», — говорит ее президент Тарас Федюк. О тех, кто поддерживает Наталию Околитенко, ничего не известно.

Подвести даже промежуточные итоги этого конфликта кажется практически невозможным, ведь на месте каждого утверждения мгновенно вырастает целая гроздь вопросов — политических, нравственных и материальных, впрочем, преимущественно риторических. А самый риторический из них — кому это выгодно? Каждая из сторон раскручивает свою версию конфликта, не слушая оппонентов и не давая им слова, когда они это слово так или иначе вырывают. Приблизительно по такому же сценарию освещают этот конфликт и украинские СМИ: провластные каналы и газеты представляют почти исключительно линию Н.Околитенко, оппозиционные — цитируют и ссылаются, преимущественно, на Яворивского. Вот только по покрытию общенациональные каналы значительно превосходят интернет-ресурсы, но разве это для кого-то новость?

Яворивский активно раскручивает политическую версию событий, настаивая на собственной оппозиционности и на несомненной роли АП в целом и Медведчука лично в деле переворота в союзе. Однако сам он признает, что никаких документов, свидетельствующих о роли властной руки в замешивании этой каши, у него нет. Упреки в злоупотреблении полномочиями, имуществом и средствами союза отвергает неизменной фразой — «имущества нет, все запущено». А почему запущено? Как используется собственность НСПУ в Крыму (особенно учитывая последние скандалы)? Куда идут средства от его использования? Какие качественные изменения произошли в союзе за последние два года, после переизбрания Яворивского председателем? С какими прогрессивными законодательными инициативами выступил союз, его представители в ВР, в частности, сам господин Яворивский? Как решаются конфликты внутри союза? И, наконец, какова его роль в демократическом государстве Украина?

Н.Околитенко настаивает на том, что это чисто имущественный конфликт — имущество союза разбазарено, использовано не по назначению, средства, выделенные государством на потребности НСПУ, исчезают в карманах руководства союза, писатели влачат жалкое существование, а для издания собственных книг им приходится искать спонсорские деньги. Неужели это такая уж свежая проблема? А что, опять же, делали организаторы внеочередного съезда в течение долгих лет своего членства в союзе? Какие предложения выдвигали, какие планы составляли? Разве они известны в качестве выдающихся литературных менеджеров и бизнесменов? Откуда такой дух революции и немалые средства на его поддержание? Откуда такая благосклонность СМИ? АП? Правоохранительных органов? Случайно ли такое символическое совпадение союзнической революции и предвыборной турбулентности? Почему устав НСПУ, по которому уже два года работала и сама г-жа Околитенко, вдруг становится недействительным, а собрание в 300 человек (по словам его участников) решает судьбу 1 тысячи 832 членов союза?

Наконец, обе версии конфликта вполне имеют право на существование и, очевидно, являются двумя составляющими одного, не очень изысканного блюда под названием «переворот в НСПУ». Вопрос разве что в том, кто и в каких пропорциях эти составляющие замешивал. Ведь если это конфликт политический, то причем здесь политически аморфный союз, который никогда не был игроком даже запаса? А если имущественный, то не слишком ли «традиционный» способ — революция за спонсорские средства?

На пленуме СПУ, состоявшемся во вторник, писатели казались как никогда сплоченными – перед лицом новой опасности позабылись прежние дрязги и недовольства друг другом. Пленум исключил из Союза писателей Украины троих «зачинщиков» – Н.Околитенко, А.Кононенко и Р.Коваля. Однако, заявления «победителей» о том, что «раскола в СПУ не допустили» выглядят несколько преждевременными.

Владимир Яворивский

— Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся вокруг НСПУ?

— По моему мнению, здесь несколько факторов — меркантильный, политический и психологический. Начну с политического: уже тем, что СПУ избрал Яворивского, он наложил на себя определенное клеймо — стал оппозиционным к действующей власти. В Верховной Раде есть восемь членов НСПУ, из них, я сказал бы, шесть с половиной — оппозиционные. Ну и не буду разжевывать то, что и так ясно: письма Яворивского к Президенту, позиция на сессии ВР, принадлежность к «Нашей Украине». Есть аспект экономический — у НСПУ очень хорошее помещение. Виктор Медведчук, как прагматик высшей пробы, прекрасно понимает, что негоже вот так, рядом с Банковой, администрацией Президента, существовать каким-то «злыдням» оппозиционным... Поэтому нужно сменить председателя союза и предоставить ему право отчуждать союзное имущество. Ну и психологический момент, вписывающийся и в донецкие, и в харьковские события, — запугать, задушить, доказать, что «наша взяла».

— Неужели имущество союза — настолько лакомый кусок?

— Все это лишь болтовня, имущества здесь нет. Имущество запущенное, очень бедное. Несколько домов творчества, привлекательных разве что расположением в неплохих местах: в Ялте, Коктебеле, Ирпене, Одессе и Трускавце. Но само по себе оно сейчас очень малоценно, поскольку за 12 лет этого вневременья — я так назвал бы эти переходы из рук в руки — его растащили. Сегодня оно не представляет особой ценности. Это все легенды, что сегодня, как кто-то говорил, на каждого писателя приходится по 100 тысяч. Но дом на Банковой ценится. Думаю, он очень понравился Виктору Владимировичу.

— Почему вы считаете, что за этим делом стоит лично Виктор Медведчук?

— В мои руки попала разработка «по Яворивскому» из АП: как депутата Яворивского взять очень тяжело, поскольку он пользуется авторитетом в своем мажоритарном округе. Поэтому его нужно брать через СПУ, где легко найти недовольных, бедных и т.п. Кроме того, мои столкновения с его братом Сергеем на сессии облсовета... Ну а по поводу того, что захватить союз мог решиться министр внутренних дел или СБУ, или еще кто-то, то они прекрасно понимали, на какой политический скандал идут, — в ночь на понедельник под стенами союза собралось шесть народных депутатов и еще десяток должны были подъехать. Так скажите, кто за этим должен стоять? Разумеется, у меня на столе нет горы документов, подтверждающих, что за этой ситуацией стоит Медведчук. Но мне кажется — это абсолютная аксиома. Кто еще может этим заниматься? Я все же народный депутат из команды Ющенко.

— Каков ваш прогноз развития событий?

— Прогноз очень жесткий, поскольку знаю почерк этой команды: они не отступятся и не остановятся, т.к. уже задействованы большие средства и ресурсы. Есть попытка зарегистрировать поправки в устав НСПУ в Минюсте. Я даже не представляю, как Лавринович может зарегистрировать на этот же союз — не альтернативный, не параллельный — другой устав. Если это будет сделано, то нужно кричать на весь мир. Хоть миру безразличны наши проблемы.

Наталия Околитенко

— Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся вокруг НСПУ?

— Ситуация вполне понятная. Книга украинская не выходит. Писателей посылают искать спонсоров. Но, сменив систему хозяйствования, за счет того большого имущества, которым владеет союз — а это несколько домов творчества, поликлиника, земля крымская и т.п., — можно получать доходы, издавать за них книги и не ходить с протянутой рукой по спонсорам. Это же позор! Во-вторых, правовой беспредел. Мы получили юридическую экспертизу: устав, которым козыряет Яворивский, в Минюсте не зарегистрирован. Но в него введены два очень опасных пункта: председатель имеет право отчуждать писательское имущество и отменять решения любых собраний, писательских структур или должностных лиц. Это уже диктатура, доведенная до предела. А полное равнодушие Яворивского к творческим делам? Он пренебрегает молодежью, людьми. А его постоянное политиканство... В результате Украина литературы не имеет. Поэтому мы выразили ему недоверие. Во всем мире это распространенный способ, а для нас непривычная, принципиально новая форма. И нет этой процедуры, выписанной в уставе, и не существует документов, которые запрещали бы это делать. Вот, говорят, подавайте в суд. А на что подавать в суд?

— Как вы можете прокомментировать заявления о нелегитимности собрания?

— В соответствии с Законом о творческих союзах (устав НСПУ с ним расходится, но закон стоит над уставом), все вопросы решает собрание писателей. Там так написано. А нас собралось из 21 области 317 человек, и мы выразили недоверие Яворивскому за авторитарные методы руководства, за равнодушие к состоянию творческих дел, за полную непрозрачность с имуществом. Вы знаете, что в центре Киева, в издательстве «Український письменник» сдается более 2000 кв.м в эксплуатацию. Они отчуждены от самого украинского писателя! А издательство сидит в четырех комнатках. Писатели вынуждены платить деньги за издание своих книг! Но эти деньги неизвестно куда исчезают. В частности как председатель ревизионной комиссии я попыталась найти 380 тысяч — и не смогла. Я надеялась, что на расширенном президиуме мне дадут слово, чтобы я доложила о состоянии дел. Ничего подобного. Полгода я требую от Яворивского сесть за стол переговоров. Это невозможно.

— За какие средства вы проводили собрание?

— Какое имеет значение, откуда взялись деньги на наш съезд? Если будет выходить украинская книга — то хоть с Марса. Поскольку мириться с существующим положением невозможно. На 13-м году независимости Украина потеряла свое информационное пространство. Тому же Ющенко, которым прикрывается Яворивский, негде выступить. А кто его защитит?

— Какой у вас план дальнейших действий?

— Необходимо провести глубокий, независимый аудит большого имущества союза, чтобы знать, кто чем владеет. Пустить это имущество в эксплуатацию, получать с него доходы, издавать книги, создать институт литературных агентов, развернуть систему книготорговли и жить нормальной культурной жизнью. Наши документы сейчас находятся на регистрации. Если они будут зарегистрированы, мы попросим государство вмешаться в ситуацию или снимать помещение. Меня не очень волнует дом на Банковой. Лишь бы украинская книга выходила. Ведь как может быть свободным писатель, вынужденный выпрашивать деньги на издание книги в той же администрации Президента?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно