Факир в берлоге

22 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

Если бы не скандальная отмена визита украинского премьер-министра в российскую столицу, вряд ли приезд секретаря СНБО привлек бы внимание местных наблюдателей...

Если бы не скандальная отмена визита украинского премьер-министра в российскую столицу, вряд ли приезд секретаря СНБО привлек бы внимание местных наблюдателей. Однако в Москве изначально исходили из того, что Юлия Тимошенко не прибыла в Москву вовсе не из-за того, что ее уголовное дело до сих пор не закрыто, а потому, что ее могущественный конкурент во власти Петр Порошенко уговорил патрона — Виктора Ющенко — не допускать Тимошенко в Россию из-за боязни, что Юлия Владимировна о чем-то таком предвыборном договорится с Кремлем за спиной Президента страны. При всей дискуссионности этой версии именно она помогла заинтересовать российскую прессу визитом Порошенко. Но — не помогла заинтересовать российское руководство. В Москве не без оснований говорят, что все встречи, проведенные Порошенко в период его пребывания — за исключением встречи с визави секретаря Игорем Ивановым, — состоялись благодаря настойчивым просьбам. Об одном таком факте — без подробностей, разумеется, — сообщили по телевидению: накануне приезда Петра Алексеевича в Россию по телефону общались президенты. Именно во время этого телефонного разговора и был окончательно решен вопрос о встрече Петра Порошенко с Владимиром Путиным. И, судя по всему, это был отнюдь не единственный разговор, который помог сформировать программу визита секретаря СНБО. Почему Кремль не стремился общаться с Порошенко, но был готов к диалогу с Тимошенко, понять не трудно. Договариваться с Порошенко — это означает договариваться с Ющенко, который отнюдь не стал для Кремля желанным партнером за месяцы своего президентства. В Москве исходят из того, что единственный политический капитал Ющенко — это авансы, пока что выданные ему на Западе. А единственный политический капитал Порошенко — Ющенко. О чем в этом случае разговаривать с секретарем СНБО? А вот с Тимошенко есть о чем — она способна выступить на парламентских выборах в качестве альтернативы партии Ющенко, не так тепло воспринимается Западом, как Президент, гораздо лучше осведомлена в правилах российской политической и предпринимательской игры, сама действует в парадигме, давно уже воспринятой российской властью, — бизнес и экономика в целом должны обслуживать сиюминутные интересы чиновничества (или государства. Нужное подчеркнуть). Словом, может быть использована и понята. Но и дело против премьера никто закрывать не собирается. Закрыть дело — означает признать его политический предвыборный характер.

В российском руководстве, однако, немало людей, уверенных, что дело Тимошенко — результат предпринимательских, а не политических разборок, и решать проблему должна бизнесмен Тимошенко, а не премьер Тимошенко. Премьеру же Тимошенко — как еще раз подчеркнули Владимир Путин и Борис Грызлов во время встреч с Петром Порошенко — в России всегда рады.

Но это о несостоявшемся визите. Теперь о визите состоявшемся. Петр Порошенко встретился с Владимиром Путиным, Борисом Грызловым, Игорем Ивановым и провел пресс-конференцию. Что сказал секретарь СНБО своим собеседникам?

1. Поговорил о комиссии Ющенко—Путин. Это, собственно, и был повод для его путешествия — обсудить вопрос о деятельности этой комиссии накануне приезда Ющенко в Москву 8 мая. То есть Порошенко выступил в роли Кондолизы Райс — американский госсекретарь прибыла в Москву днем раньше, чтобы обсудить пребывание в России Джорджа Буша 9 мая. Но американский секретарь сказала Путину и Лаврову немало неприятных слов. Украинский секретарь старался говорить — по его же словам — исключительно приятное.

2. ГУУАМ. Разумеется, ни в коем случае не направлен против России. Даже наоборот — вот Петр Алексеевич лично провел в Киеве совещание секретарей совбезов стран ГУУАМ и объяснил им, насколько важно сотрудничество с Россией. Секретари разъехались, просветленные. И ни в коем случае ГУУАМ не является альтернативой СНГ. (Сравним с высказываниями Виктора Ющенко в Польше — начальник Порошенко как раз говорил о бесперспективности СНГ и перспективности ГУУАМ. И о том, что ГУУАМ поможет решить региональные конфликты).

3. Как раз о конфликтах. Приднестровье. Разумеется, перед оглашением инициатив Ющенко в Кишиневе необходимо было проинформировать о них Москву. И, разумеется, главная цель — усадить стороны конфликта за стол переговоров. Петр Алексеевич элегантно ушел от ответа на вопрос о блокаде самопровозглашенной ПМР со стороны Киева, так что придется заметить от себя: судя по ходу его переговоров, российская сторона была проинформирована об отсутствии блокады.

4. Черноморский флот. Останется до 2017 года, все проблемы технического характера будут сняты в комиссии Ющенко—Путин, за которую отвечает Петр Алексеевич. А что касается периода после 2017 года, так нужно просто уже сейчас начинать переговоры, флот ведь объект громоздкий…

5. Нефтетрейдеры. Никакого топливного кризиса нет. Компромисс, разумеется будет найден.

6. Евроатлантическая интеграция. Как и европейская, не противоречит стратегическому партнерству с Россией. Во всех областях, в том числе и военно-технической. Из Москвы вернулся директор «Укрспецэкспорта» Сергей Бондарчук, и все очень хорошо…

7. Визит Тимошенко. Никакого конфликта в команде Ющенко нет. Никаких препятствий для визита нет. И более того — никаких высказываний российских официальных лиц, которые могли бы поставить этот визит под сомнение. Генеральный прокурор просто гарантировал иммунитет Юлии Владимировны.

8. «Единая Россия» — НСНУ. У партии, в которой Грызлов, и партии, в которой Порошенко, много общего. Необходимо сотрудничество. (А мы-то думали, что много общего с СПС или «Яблоком», наивные).

(На пресс-конференции российские журналисты поинтересовались, почему секретарь СНБО вообще занимается всеми этими вопросами, лучше пусть расскажет о борьбе с терроризмом. И получили точный ответ: потому что возглавляет не карательный орган, надзирающий за силовиками, а орган, разрабатывающий стратегические направления развития страны, включая международное сотрудничество. Такому органу ничто, разумеется, не чуждо).

Если еще раз перечитать перечень пунктов, по которым проводились консультации Петра Порошенко, то следует признать, что визит был либо очень-очень секретным, либо очень-очень искусственным. Один из московских журналистов даже предположил, что единственной целью визита была пресс-конференция, а встречи с политиками — фоном для нее. Но и в этом случае можно говорить о серьезных недочетах, в которых, собственно, нельзя обвинять Петра Порошенко и его сотрудников. Ни Владимир Путин, ни Борис Грызлов не захотели появиться вместе с киевским гостем перед журналистами. Единственным чиновником, которому просто некуда было отступать, оказался редко появляющийся на публике Игорь Иванов, запомнившийся, впрочем, тем, что во времена своих частых появлений — когда он возглавлял МИД — он умудрялся делать заявления, из которых никогда ничего не было ясно. Своих талантов бывший министр не растерял и в Совбезе. Так что единственным ньюсмейкером, рассказывавшем о визите Порошенко, оказался сам Порошенко. Но опять-таки российская информация о визите оказалась крайне скудной. С таким же успехом можно было бы провести пресс-конференцию в Киеве, а не в Москве. Особенно мне понравилось, когда симпатичная молодая журналистка из пула Петра Алексеевича задала секретарю вопрос на хорошем украинском языке — ну понятно, не давать же ей его высказывания в эфир по-русски, — и Порошенко долго и обстоятельно ей отвечал по-украински. Я так радовался, так радовался: я-то все понял, а они ничего! Их даже спросили: вы что-нибудь поняли. А они, представляете, хором отвечают: нет. Правда, интересно, да: мы их язык понимаем, а они наш — ну, совершенно не понимают. Им, впрочем, все равно не перевели, зато Петр Алексеевич попросил журналистов впредь задавать ему вопросы по-русски. Я, конечно, понимаю, что журналистка — молодая и у нее эфир. Я только, прося прощения за некоторую непатриотичность, хочу спросить: а отвечать по-русски не пробовали? Присутствовавшим ведь был интересен не вопрос, а ответ, хотя положа руку на сердце — молодая журналистка вызывала естественный интерес по крайней мере у половины собравшихся и опять-таки напоминала о той атмосфере, которая могла бы сложиться в зале, если бы на месте секретаря был премьер-министр. Но это так, в порядке комплимента…

Возможно, у Петра Алексеевича была другая задача — загипнотизировать российских собеседников? Хорошо бы! Мы бы тогда поняли, каково распределение дипломатических сил в новой власти — Юлия Владимировна всех очаровывает, а Петр Алексеевич гипнотизирует оставшихся. И — никаких проблем! Потому что, судя по содержанию московских бесед, российские собеседники должны были поверить Порошенко, что ГУУАМ — это клуб любителей России, в НАТО Украина идет для того, чтобы продавать российское оружие бельгийским военным, план по Приднестровью выдвигается, чтобы создать там российскую военную базу, замечания по Черноморскому флоту — если это так можно назвать — делаются исключительно с целью напомнить российским морякам, что у них есть 12 лет спокойной жизни и вообще скоро вопросы российско-украинского сотрудничества будут решаться на совместных съездах «Единой России» и «Нашей Украины» (с приглашением товарищей из Грузии как соратников по созданию однопартийной общественной модели). Ну что сказать — очень красиво, вот бы в Кремле еще такие лохи сидели, чтобы во все это поверили и поехали копать картошку в Подмосковье, удовлетворенные — все лучше, чем палки в колеса вставлять революционной власти-то!

Прелесть ситуации состоит, впрочем, как раз в том, что даже если бы Петр Алексеевич Порошенко говорил бы этим людям чистую правду, ему они все равно никогда бы не поверили…

Кстати:

Любопытную оговорку допустил вчера в эфире российской радиостанции «Эхо Москвы» Петр Порошенко.

Отрывок из его интервью приводит «Обком»:

«П. Порошенко. …Мы в ближайшее время будем делать все от нас зависящее, чтобы вас убедить, что в Украине новая украинская власть является для России дружественной. Что мы на сегодняшний день не словом, а делом, это был лозунг нашей парламентской кампании, я тогда ее возглавлял, так вот, не словом, а делом хотели бы продемонстрировать гражданам России, что у вас в Украине есть друзья. И эти ваши друзья есть власть. Президент Ющенко, премьер Порошенко…

А. Венедиктов: О, как сказал.

П. Порошенко: Свят, свят, свят. Премьер Юлия Владимировна Тимошенко и в том числе, раз уж назвал, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Петр Порошенко, ваш сегодняшний гость».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно