Евгений Жовтяк: «Кое-кому легче доБиться назначения своего человека, чем договориться со мной»

23 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 23 июня-30 июня

«Отставлялся» Евгений Жовтяк долго. В апреле появилось представление Кабмина, в котором правительство Юрия Еханурова предлагало президенту уволить главу Киевской областной госадминистрации...

«Отставлялся» Евгений Жовтяк долго. В апреле появилось представление Кабмина, в котором правительство Юрия Еханурова предлагало президенту уволить главу Киевской областной госадминистрации. Только в конце мая глава государства подписал указ, лишавший Жовтяка губернаторского поста. Затем, подав в суд иск, в котором Евгений Дмитриевич оспаривал легитимность своего увольнения, он таки добился встречи с Виктором Ющенко. После которой появились слухи о возможном «полюбовном» решении конфликта. Однако неделю спустя, 16 июня, на свет появился указ о назначении губернатором Киевщины Веры Ульянченко. Но и это не поставило точку в «отставной» истории Евгения Жовтяка: в тот же день Киево-Святошинский районный суд столицы признал указ о его увольнении незаконным.

Шансы восстановиться на работе по суду у Евгения Дмитриевича, в общем-то, есть. Как показывает опыт экс-генпрокурора Святослава Пискуна, у президентских юристов практически нет аргументов для того, чтобы убедить Фемиду в верности формулировок кадровых указав, которые они готовят для подписи главе государства. И дело тут не только в КЗоТе, не позволяющем увольнять человека в то время, когда он пребывает на больничном, как это было с Жовтяком. Есть еще закон о государственных администрациях, в котором содержится исчерпывающий перечень причин для увольнения губернаторов и прочих начальников. А также закон о госслужбе, к которому, кроме прочего, апеллируют адвокаты отставника. Что же касается смысла судебной войны, затеянной Жовтяком, то конечно же он — не в возвращении утраченного кресла. Не настолько наивен Евгений Дмитриевич, чтобы надеяться на это. Для него это дело принципа. Условием, при котором экс-губернатор готов прекратить тяжбу, может быть назначение на потерянный им пост человека, которому он лично доверяет. И этот человек, судя по высказываниям Жовтяка, — никак не Вера Ульянченко. Которая в свою очередь расценивает порученный ею новый участок работы как возможность раскрыться в качестве самостоятельной политической фигуры. Одни утверждают, что президент рассчитывает на Веру Ивановну как на эффективного кризисного менеджера. Другие ожидают громких земельных скандалов. Третьи тихо надеются на способность Ульянченко договариваться на выгодных для всех сторон условиях. Понять настроение, с которым новоназначенная начальница Киевщины начинает свою работу, мы попытались из разговора с ней. Позиция ее нынешнего главного оппонента показалась нам не менее важной.

— Евгений Дмитриевич, начиная свою губернаторскую карьеру, заручились ли вы президентской поддержкой в той земельной войне, на которую фактически отправлялись?

— Сразу после назначения я спросил президента, как мне быть, если среди незаконно получивших землю обнаружатся не только представители старой власти. «Нужно ли мне об этом докладывать вам отдельно?» — поинтересовался я тогда. Он ответил: «Нет, действуй по закону». Поэтому, когда мы создали комиссию по изучению ситуации с соблюдением земельного законодательства, я сказал ее членам, что нас не должно интересовать, кто конкретно стоит за тем или иным случаем злоупотребления. Единственное, на что комиссия должна была обращать внимание, — законно получен каждый конкретный участок земли или нет.

— Насколько известно, та комиссия не вняла вашим увещеваниям. Говорят, ее глава, когда стало известно о его меркантильных наклонностях, испугавшись ответственности, ударился в бега?

— Расследования злоупотреблений, связанных с землей, нужно было проводить немедленно. И мы создали комиссию из людей, которые были в наличии. Ведь специалистов, разбирающихся в этих вопросах, не так и много. Но как только начали поступать сигналы, что руководитель комиссии Юрий Сегеда злоупотребляет своими возможностями, я обратился к правоохранительным органам с просьбой проверить эти сигналы. Они подтвердились, и было даже возбуждено уголовное дело. Конечно, я сразу же издал распоряжение о его увольнении с должности главы комиссии.

— Затем вы сформировали новую земельную комиссию?

— Да, и возглавил ее уже мой заместитель Анатолий Юркевич, который работает до сих пор.

— Вы можете назвать имена крупных землевладельцев, получивших свои наделы в обход действующего законодательства?

— Меня часто упрекают в том, что я не называю фамилии. Но документальных доказательств причастности того или иного лица к незаконному владению землей нет. Есть только подозрения.

— Ну, хорошо (хотя, конечно же, не очень), доказательств нет. Но вы же можете сказать, кто из видных деятелей звонил вам или являлся в кабинет, когда земельная комиссия брала в разработку его участок? Ведь это лучшее доказательство причастности!

— Нет. К чести этих людей, они хорошо знают о моих принципах и потому на контакт со мной не выходили. Им проще добиться назначения главой администрации человека, который будет им обязан, нежели договориться со мной… Согласно Земельному кодексу, процедура бесплатного выделения земли занимает довольно много времени. Для начала требуется соответствующее решение сессии сельского совета, потом — районного совета, затем — областного. И так — по три круга. Это занимает примерно два года. И основное нарушение, допускавшееся не с точки зрения справедливости, а с точки зрения законности, — несоблюдение этой самой процедуры.

Очень много участков выделялось буквально за один день. В один день создавалось ООО на каких-нибудь подставных лиц, иногда вовсе на бомжей, как это было в известной истории с «Мерседесом» Алексея Ивченко. В тот же день без проведения сессий подавались письма от глав сельского и районного советов председателю областного совета (хотя в Земельном кодексе, подчеркиваю, четко указано, что вопросы о выделении участков должны рассматриваться и утверждаться на сессиях советов). И буквально в тот же день подписывалось постановление о выделении земли. И, как правило, настоящие собственники при этом не светились. Их фамилии, можно, конечно, узнать из неофициальных источников, но доказать их причастность к участку на основании официальных документов нельзя. Одна надежда: если суд установит, что земля передана незаконно и будет возбуждено уголовное дело против тех, кто официально значится в ее собственниках, то, может быть, они признаются, кто реально владеет участком.

Кроме того, прокурор должен возбудить уголовное дело против должностных лиц, которые допустили это незаконное выделение. Распоряжения выдавал глава областной администрации либо главы районных администраций, а письма в обход депутатов советов писали руководители соответствующих местных советов. В результате расследования уголовного дела, когда реально встанет вопрос уголовной ответственности, не исключено, что тот, кто писал эти письма и издавал распоряжения, признается, в интересах кого он действовал и кому реально эта земля выделялась.

— А сколько дел, связанных с незаконной приватизацией земель в Киевской области уже возбуждено?

— По состоянию на осень прошлого года — около шестидесяти уголовных дел. Распоряжений об отмене незаконных решений о выделении участков, я думаю, наберется сотня. Но здесь нужно отметить, что такое распоряжение не влечет за собой автоматического возвращения земельного участка в государственную собственность. Потому что если на такой участок уже выдан государственный акт на землю, то отменить его можно только в судебном порядке. Поэтому вопросы по большинству спорных участков сейчас рассматриваются в судах. А судебная процедура, как известно, длится довольно долго.

— Но на сегодняшний день уже что-то удалось отсудить и вернуть в госсобственность?

— Да, я думаю, несколько сотен гектаров земли уже возвращено.

— Негусто, ведь всего, по вашим словам, незаконно выделено 12 тысяч гектаров.

— Очень часто, когда дело находилось на расследовании в районной прокуратуре, его материалы неожиданно требовала Генеральная прокуратура. И затем, наверное, в зависимости от стадии расследования и тех лиц, которые заинтересованы в том или другом земельном участке, оставляла для расследования у себя. Особенно яркий пример в этом отношении — конфликт в Козине. Генпрокуратура изъяла очень много связанных с ним материалов. Формальный повод — ею возбуждено уголовное дело и для его расследования требуются какие-то документы. Но тогда, когда вполне достаточно документа в одном экземпляре, почему-то забирали все его копии из сельского, районного, областного совета. В связи с этим, кстати, наша земельная комиссии фактически не имела возможности разобраться с ситуацией в Козине. Потому что все материалы изъяты. А были случаи, когда дело передавалось от одного следователя другому, и материалы бесследно исчезали…

— Предлагал ли вам кто-нибудь из собственников спорных участков доплатить за них реальную стоимость, чтобы не ввязываться в судебные процессы, рискуя лишиться незаконно приобретенной земли?

— Пока не было. Был случай, связанный с землями государственного племенного хозяйства «Бортничи», в управлении которого изначально находилось три тысячи гектаров земли, принадлежащей государству. Его намеренно довели до банкротства. И сейчас арбитражный управляющий, назначенный еще при президенте Кучме стараниями одного из активных участников нынешней парламентской коалиции, фактически осуществляет перераспределение этой земли в пользу своих заказчиков. Вокруг этой земли ведется много судебных дел, и новым собственникам нескольких участков мы направили письма с предложением подписать мировое соглашение. Поскольку судебные тяжбы могут длиться до года, а областная администрация готова идти до конца, было предложено, чтобы они заплатили в государственный бюджет сумму, исходя из той цены, по которой земельные участки в Киевской области были проданы на последнем земельном аукционе.

— Согласились?

— К сожалению, ответа мы не получили. Очевидно, в связи с событиями, которые происходят сейчас вокруг губернаторского кресла, люди рассчитывают на то, что к руководству области придет чиновник, с которым можно будет договориться без перечисления денег в бюджет.

— По-вашему, Вера Ивановна была кандидатом номер один на эту должность или портфель она получила в результате победы в конкуренцию?

— Я не считаю, что Вера Ивановна была основной кандидатурой — она была одной примерно из двадцати претендентов. До определенного момента все они были объединены общей борьбой против меня. А вот после указа о моей отставке начали бороться между собой. В итоге возобладало стремление Олега Рыбачука, давно мечтавшего о том, чтобы г-жа Ульянченко работала подальше от секретариата.

— В вину вам, насколько известно, вменяется низкий результат в области, полученный на выборах «Нашей Украиной».

— Я понимаю, что президента пытались убедить и в том, что итоги выборов — следствие недоработки губернатора. Хотя результаты «Нашей Украины» были прогнозируемы. И если бы президент захотел говорить на эту тему еще летом 2005 года, я ему так и сказал бы. Если главой областной организации «Нашей Украины» назначают человека (Вадима Литвина. — Авт.), который не имеет никакого отношения к Киевской области, который попал в парламент из Днепропетровска в те времена, когда тамошних депутатов назначал Лазаренко, потом оказался во фракции Щербаня, в прошлый парламент попал по списку коммунистов, а в «Нашу Украину» вступил уже, когда Ющенко стал президентом, чего можно ожидать от результатов выборов в области? Среди городских и районных организаций «НУ» есть такие, где нет практически ни одного местного партийца, где все заезжие бизнесмены сомнительного происхождения. А главной целью избирательной кампании у них была борьба с Жовтяком. Поэтому люди не голосовали ни за блок Костенко—Плюща, в избирательном списке которого я значился, ни за «Нашу Украину», а выбирали третью силу. Но эта третья сила ассоциировалась у людей с оранжевыми. Они голосовали не против президента. И голосов, которые получили в сумме на парламентских выборах оранжевые силы в области, оказалось не меньше, чем это было на президентских выборах. По крайней мере, Партия регионов на выборах-2006 набрала на Киевщине не больше голосов, чем Виктор Янукович на выборах-2004.

— В одном из недавних интервью вы говорили, что знаете заказчиков вашей отставки, но назовете их после того, как поговорите с президентом, на встрече с которым, надо полагать, пытались убедить Виктора Ющенко в нецелесообразности указа о вашем увольнении. Встреча состоялась. Пора выполнять обещание.

— Главным инициатором моей отставки был бывший первый помощник президента Александр Третьяков. Этот человек боролся против моего назначения еще в январе 2005-го и все время, пока находился на должности первого помощника главы государства, он постоянно дезинформировал президента относительно моей работы. И фактически продолжал делать это до последнего момента через тех людей, назначения которых он в свое время добился на должности в президентском секретариате. Я высказал все эти соображения в беседе с Виктором Ющенко и возражений не услышал.

— Помнится, после разговора с президентом вы излучали оптимизм. Как я понимаю, встреча прошла успешно. А через неделю губернатором Киевщины глава государства назначил Веру Ульянченко. Ваш оптимизм не оправдался?

— Я думаю, Виктор Ющенко был заинтересован в том, чтобы не создавать прецедент отмены президентских указов. Я сказал ему, на каких условиях готов отозвать из суда свое исковое заявление и не оспаривать законность указа. В течение всей недели, прошедшей от встречи до заседания Кабмина, на котором было утверждено представление о назначении Ульянченко, события развивались в русле договоренности, достигнутой с президентом. Глава президентского секретариата принес Юрию Еханурову указ по Ульянченко, и я не исключаю того, что он не был подписан президентом, а под ним стояло факсимиле.

— А какими были ваши условия, при которых вы готовы забрать свое исковое заявление из суда?

— Я пообещал забрать исковое заявление из суда, если будет подготовлен указ о назначении на эту должность человека, которому я доверяю. Я назвал несколько фамилий. Но сказал, что согласен и на другие, однако эти люди ни в коем случае не должны быть фигурантами уголовных дел, либо теми, кто не был осужден только потому, что скрылся от следствия. Это было единственным условием. И оно выполнялось с пятницы 9 июня, когда состоялась наша встреча, до заседания Кабмина 15 июня, на которое прибыл Рыбачук с текстом указа по Ульянченко.

— Правда, что в обмен на отказ от судебного оспаривания указа о вашей отставке вам предлагалась другая должность?

— С президентом мы этот вопрос не обсуждали. Когда зашла речь о должностях, я не стал поддерживать разговор на эту тему, заявив, что не торгуюсь за посты, меня интересует, какую страну мы будем строить.

Мой разговор с президентом убедил меня в том, что он искренне пребывает на тех позициях, за которые мы боролись во время президентских выборов, и что он принимает решения сам. Но проблема в том, что имеющаяся структура секретариата фактически лишает его объективной информации. То есть решения Ющенко принимает самостоятельно, но на основании дезинформации, которой его снабжает Третьяков через каналы, которые он создал, будучи первым президентским помощником.

— И все-таки непонятно, почему ваша информация не показалась президенту более реальной, чем остальная.

— Я же говорю, моя информация смогла убедить Ющенко настолько, что целую неделю события развивались по тому сценарию, о котором мы договаривались. Но потом вернулся из Крыма Рыбачук и смог переломать ход событий. Но я не сдаюсь. Значит, будет еще одна встреча. По крайней мере, когда мы с президентом заканчивали разговор, само собой подразумевалось, что эта встреча не последняя и продолжение будет.

— Но после указа о назначении Веры Ульянченко, дальнейшие ваши встречи уже, наверное, смысла не имеют?

— Если бы я боролся за свою должность, то уже махнул бы рукой на это. Но в связи с тем, что я пришел в политику с уже сформировавшимися убеждениями, которые не менял в течение нескольких десятилетий, и считаю, что еще не утрачены шансы построить правовое, демократическое государство Украина, то я буду бороться именно за это. И среди факторов, которые могут влиять на вектор развития страны, — мои будущие встречи с президентом, которые непременно еще состоятся.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно