ЕСТЬ ВЫБОР: ЖИТЬ «ПО ШВАРЦЕНЕГГЕРУ» ИЛИ В БЕЗОПАСНОСТИ

21 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

17 апреля в Нью-Йорке начала работу конференция, целью которой является решение судьбы Договора о нераспространении ядерного оружия...

17 апреля в Нью-Йорке начала работу конференция, целью которой является решение судьбы Договора о нераспространении ядерного оружия. Для одних стран этот документ является Конституцией стабильности, для других — признанием неравенства государств, для третьих — средством давления. Закрепляющий элитное положение стран ядерного клуба Договор о нераспространении, тем не менее, является единственной законодательной базой, на основании которой можно пресекать ядерные поползновения немалого количества желающих поиграть мускулами. Об этой конференции в мире весьма активно говорили последние три года. Как проходит ее работа? К каким результатам могут прийти участники конференции? Какова позиция Украины? Все эти вопросы я задала представителю нашей страны в Организации Объединенных Наций Анатолию Максимовичу Зленко.

— 5 марта истек 25-летний срок действия Договора о нераспространении ядерного оружия. Этот Договор был ратифицирован и депонирован 43 странами, включая в свое время его депозитариев — СССР, США и Великобританию. Теперь стал вопрос о дальнейшем продлении ДНЯО. Поэтому в штаб-квартире ООН была созвана конференция, которая должна выработать решение о продлении Договора. На период открытия конференции участниками Договора являются 178 стран, среди которых и Украина.

Позиция нашей страны была сформулирована во время выступления в ООН министром иностранных дел Геннадием Удовенко. Мы поддерживаем бессрочное продление действия Договора, который является ключевым документом в сфере контроля над вооружениями и разоружением. ДНЯО позволяет неядерным странам вести равный и эффективный диалог со странами-членами ядерного клуба относительно укрепления действующего режима нераспространения, относительно конкретных шагов по всеобъемлющему и полному разоружению. Договор, не являясь идеальным, вместе с тем инициирует процесс ядерного разоружения. Следует отметить, что существующий режим нераспространения как система в принципе себя оправдал. Но нужно больше внимания уделить имплементации этого Договора — выполнению его соответствующих положений. Вместе с тем, всем должно быть ясно, что применение ядерного оружия будет фатальным для человечества. В свое время мне запомнились слова из одной зарубежной статьи: «Применять ядерное оружие имеет смысл только тогда, когда одна из сторон решает победить другую ценой своего самоубийства». Вернее сказать нельзя.

Окончание «холодной войны» и новые реалии, в которых мы оказались, выдвинули на передний план необходимость поиска более совершенных подходов в разработке государствами своих военных доктрин. В этой связи необходимо, чтобы все страны подтвердили свои обязательства, взятые в соответствии с шестой статьей Договора. Речь идет о совершенствовании подходов к выполнению этого Договора. В первую очередь это касается ядерных государств.

Конференция очень много внимания уделяет и вопросам дальнейшего ядерного разоружения. Однозначно подчеркивается необходимость ратификации Соединенными Штатами и Россией Договора «Старт-2». Многие убеждены, что такие государства, как Великобритания, Франция и Китай, должны заявить о своей готовности присоединиться к переговорам, которые ведутся по сокращению стратегических наступательных вооружений. Необходимость этого подчеркивается как с трибуны, так и в кулуарах конференции. Открыто ведется речь и о том, чтобы на повестке дня конференции встал вопрос о Договоре «Старт-3».

— А кто может стать участниками Договора «Старт-3»?

— Пока что все исходят из того, что его подписание должно быть инициировано Америкой и Россией. При этом подчеркивается, что к дальнейшему процессу разоружения должны подключиться еще три ядерные страны. Как это будет происходить, мне пока сказать сложно. Мы считаем, что нынешняя конференция должна поставить вопрос о создании универсального международного правового документа о предоставлении гарантий безопасности неядерным государствам-участникам Договора. Напомню, что 11 апреля была принята резолюция Совета Безопасности ООН №984, которая предоставляет гарантии безопасности со стороны ядерных государств неядерным. Но вместе с тем, как показала дискуссия на конференции, резолюция не решает проблему в полном объеме. Большинство стран требует усиления этих гарантий.

Далее. Вопрос усовершенствования глобального режима нераспространения ядерного оружия должен рассматриваться в тесной связи с расширением международного сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. На конференции создан соответствующий орган, который занимается этим вопросом.

— Анатолий Максимович, сколько продлится конференция и когда можно ожидать ее конкретного результата?

— Конференция заканчивает свою работу 12 мая. В настоящее время в зале заседаний идет не просто дискуссия и изложение точки зрения представителями различных государств. Начали работать соответствующие органы конференции. 20 апреля, например, начали работу первый и второй Главные комитеты. Кстати говоря, я, как представитель Украины в ООН, являюсь вице-председателем этой конференции. Украина также избрана вице-председателем первого Главного комитета, который должен рассмотреть самый важный вопрос — о продлении Договора.

По поводу продления ДНЯО существуют три точки зрения: первая — бессрочное продление, вторая — продление ДНЯО на фиксированный промежуток времени и третья — продление Договора на несколько фиксированных периодов, например на четыре двадцатипятилетки. Пока рано говорить, какое решение будет принято. Западные государства, страны Восточной Европы и некоторые представители движения неприсоединения выступают за первый вариант. На сегодняшний день более семидесяти стран-участниц Договора заявили о поддержке бессрочного продления. Неприсоединившиеся страны разделились: часть поддержала Венесуэллу, считающую необходимым продлить действие Договора на 25 лет с проведением в конце периода конференции. Другая часть поддержала третий вариант, о котором мы говорили выше. Например, министр иностранных дел Китая выступил за бессрочное продление, либо за неограниченное количество определенных периодов.

— Насколько я понимаю, границы периодов устанавливаются для созыва конференции и внесения возможных корректив в текст Договора?

— Именно так. Каждая конференция должна рассмотреть вопрос о дальнейшем действии Договора, ведь не исключена ситуация, при которой появится более совершенный документ.

— Анатолий Максимович, как известно, в мире существуют страны как члены Договора, так и неприсоединившиеся к нему, которые считают ДНЯО дискриминационным. Мало того, такие государства, как Иран, Ирак, Индия, Пакистан, Северная Корея и даже Израиль, давно находятся на заметке как неблагонадежные в плане разработки и производства ядерного оружия. Какова их позиция на конференции и насколько к ней прислушиваются остальные участники?

— Делегация Ирана еще не выступала на конференции, но ее позиция известна: Тегеран считает Договор дискриминационным. На последнем заседании Совета Безопасности представитель Индии также назвал ДНЯО дискриминационным документом, заявив, что Индия не подпишет Договор до тех пор, пока его целью будет не столько нераспространение ядерного оружия, сколько недопущение возникновения новых ядерных стран. Такая позиция не находит пока поддержки у мирового сообщества.

— В свое время именно вы, возглавляя МИД Украины, очень хорошо ощутили давление, которое оказывал на Украину Запад, требуя скорейшей ратификации «Старта-1» и присоединения к ДНЯО, мотивируя это, в частности, и тем, что без «Старта-1» нельзя приступить к выполнению «Старта-2». Сейчас Россия не особенно торопится ратифицировать второй Договор о сокращении наступательных стратегических вооружений. Не окажется ли сейчас под прессом давления Россия?

— Видите ли, здесь идет двухсторонний переговорный процесс между Америкой и Россией. Это, собственно, их компетенция, хотя, конечно, проблема сокращения ядерного оружия в целом не может сводиться к узкодвухсторонним переговорам. Поэтому мировое сообщество очень бдительно следит за тем, как это все происходит. Насколько я знаю, в комитетах Палаты представителей США «Старт-2» находится на рассмотрении. Далее его изучат сенатские комиссии. Я не знаю, на каком этапе рассмотрения договор в российском законодательном органе, но как бы там ни было, выполнение «Старта-2» имеет значение для всего мира и поэтому российскому парламенту просто будет трудно найти какие-то веские аргументы для снятия с себя всех взятых обязательств. Процесс, конечно, может затянуться, но я не вижу для этого повода.

— Возможно ли, что в ходе нью-йоркской конференции родятся два документа, о желательности которых говорил в Японии Президент Украины Леонид Кучма, а именно, «О прекращении производства расщепляющихся ядерных материалов» и «О запрете проведения любых испытаний ядерного оружия»?

— Как и предвидел Леонид Данилович, эти вопросы сейчас находят отражение в работе самой конференции. Создание этих двух документов — в центре внимания участников. Конечно, в первую очередь, решение упомянутых проблем должны найти ядерные государства. Но и для неядерных стран небезразлично то, как эти вопросы будут решены. Я не могу сказать, будет ли на конференции окончательно принято решение, поскольку пока общий подход к развязыванию этих вопросов не просматривается. Я думаю, что в любом случае эта конференция подтолкнет мировое сообщество к определенности, поскольку неядерные государства усиленно концентрируют внимание на решении этих вопросов.

И самое главное, что бы я хотел отметить в отношении судьбы ДНЯО: ни одна из стран не выступает против продления Договора, поскольку все понимают, что Договор о нераспространении ядерного оружия — это пока единственное, что имеет человечество и боится потерять в этой области, ибо ДНЯО — это исключительный международный документ, на основании которого можно стремиться к всеобщему ядерному разоружению. Если Договор прекратит свое существование на данном этапе, то где гарантия, что потом все страны-участницы возьмут на себя ответственность повторно? Другое дело — срок продления Договора. Но мы надеемся, что здесь победит здравый смысл и ДНЯО будет продлен бессрочно. Конференция имеет историческое значение, поскольку именно сейчас решается судьба человечества: жить ли ему в ядерном мире или постепенно избавляться от страшного оружия.

После того, как наш телефонный разговор с Анатолием Максимовичем Зленко завершился, я вспомнила, что не успела его спросить о том, какой документ осуществляет сейчас запрет распространения ядерного оружия, ведь срок Договора истек 5 марта, а конференция о его продлении началась лишь 17 апреля. И все еще не вынесла окончательного вердикта... В Министерстве иностранных дел Украины не сразу, но все же дали ответ: по словам главного эксперта МИДа по ядерному оружию Игоря Тимофеева, в десятой статье Договора сказано, что «через 25 лет созывается конференция, определяющая большинством голосов стран-участниц дальнейшую судьбу Договора». Таким образом, по идее за короткий период видимого отсутствия контроля никто из желающих не имел права перевезти ядерные боеголовки, скажем, из Казахстана в США (как в последнем боевике Шварценеггера «Правдивая ложь») из Первомайска в Тегеран, из Англии в Индию, или передать технологию из Китая в Северную Корею. Есть все основания полагать, что заседающие представители государств в ООН примут решение, согласно которому подобный «обмен опытом» будет невозможен никогда. По крайней мере легально.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно