«ЕСЛИ Я ПОПАЛСЯ ВАМ НАВСТРЕЧУ, ЗНАЧИТ, ВАМ СО МНОЙ НЕ ПО ПУТИ…»

23 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Похоже, Леониду Кучме удалось в очередной раз переиграть Верховную Раду. Неделю назад «ЗН» писало о том, что Банковая прилагала сверхусилия для снижения активности парламентской конституционной комиссии...

Похоже, Леониду Кучме удалось в очередной раз переиграть Верховную Раду. Неделю назад «ЗН» писало о том, что Банковая прилагала сверхусилия для снижения активности парламентской конституционной комиссии. У главы государства был резон добиваться того, чтобы проект конституционных изменений, альтернативный президентскому, не появился вовсе. Или, как минимум, появился позже, чем президентский. Несколько недель Леонид Данилович выиграл. Решение о направлении в Конституционный суд своего проекта о внесении поправок в Основной Закон будет принято депутатами в лучшем случае 5 июня. Есть основания полагать, что к тому времени правоведы гаранта оформят должным образом его пожелания и в спешном порядке зашлют судьбоносный документ в КС для экспертизы. Смею предположить, что высший орган конституционной юрисдикции одобрит законотворческие изыскания высшего должностного лица страны. Сделать столь смелый прогноз позволяет неофициальная информация, полученная из источников, близких к Конституционному суду. Самое забавное заключается в том, что КС изначально миролюбиво настроен к президентским инициативам, несмотря на то что содержание документа по-прежнему остается загадкой. Кстати, по сообщениям из того же источника, конституционные судьи отчего-то очень надеются на то, что в президентском проекте будет увеличено время пребывания членов КС на своем посту, а также предусмотрена возможность переизбрания еще на один срок…

Впрочем, это лишь версия. Заметим, что недостатка в прогнозах о возможной сути президентского проекта не наблюдается. Сие лишний раз подтверждает предположение: в тайну «Конституции от Кучмы» посвящены немногие и эти немногие обучены нелегкому искусству держать язык за зубами. С большей или меньшей степенью вероятности можно говорить о том, что Президент (как и полагало «ЗН») не станет поднимать вопрос о выборности губернаторов и готов снять вопрос о бикамерализме в обмен на сговорчивость депутатов по другим, более важным для него вопросам. Именно так можно истолковать весьма путаные зальцбургские рассуждения гаранта на конституционную тему.

«Я лично никогда не откажусь от двухпалатного парламента. Это мое однозначное мнение», – объявил Кучма. Но тут же оговорился, что «будет искать консенсус, чтобы реформа осуществилась». Напомним, что не так давно, выступая с трибуны Верховной Рады, Леонид Данилович в очередной раз расписался в своей любви к бикамерализму, но при этом намекнул, что готов не слишком форсировать процесс переустройства высшего законодательного органа.

Чем дольше длится взятая Президентом пауза, тем больше нервничают депутаты из пропрезидентских фракций. Попытки полпреда Кучмы в ВР Александра Задорожного и координатора «большевиков» Анатолия Толстоухова организовать встречу главы государства с представителями фракций, верных Леониду Даниловичу, успехом не увенчались. В Австрии Кучма в очередной раз выразил готовность пообщаться с народными избранниками, но точных сроков по-прежнему не назвал.

А между тем по коридорам Рады пронесся слух об изобретенном Банковой новом способе легализовать референдум, от идеи проведения которого Кучма упорно не хочет отказываться. Согласно этому самому слуху, кто-то из президентских лойеров посоветовал патрону обозвать свои инициативы не изменениями к действующей Конституции, а проектом нового Основного Закона. Мол, процедура корректировки Конституции выписана детально, а вот процедуры принятия принципиально нового устава жизни государства нигде и никем не предусмотрена. А значит (теоретически), никто не вправе запретить утвердить новый Основной Закон на референдуме и оставить неуступчивую Верховную Раду на обочине конституционного процесса. Наиболее нервные народные избранники тут же бросились за советом к сведущим людям. Те успокоили их лишь отчасти. Дело в том, что целый ряд положений Конституции не может быть ни отменен, ни изменен ни при каких условиях. Речь идет в первую очередь о правах и свободах, а также о сохранении независимости и территориальной целостности А значит, эти положения Президент вынужден будет переписать в свой проект. Следовательно, его предложения не будут с юридической точки зрения принципиально новым документом, а лишь новой редакцией старого. И приниматься должны только Верховной Радой. С другой стороны, если глава государства все-таки рискнет подвергнуть Конституцию серьезной ревизии, то почти наверняка это затронет положения I, III и XIII разделов Основного Закона. А вносить изменения в эти разделы можно только после утверждения предлагаемых новшеств на референдуме. Но в любом случае сначала эти правки должны получить поддержку двух третей депутатского корпуса. Однако (оговорились сведущие люди) последнее слово по поводу правовой состоятельности политического проекта «Новая Конституция от Президента» остается за Конституционным судом. А слова этого уважаемого органа в депутатских кругах с некоторых пор ожидают с опаской.

Потому единственным способом ограничить законотворческую активность, единственным способом хоть как-то уберечь страну от возможных потенциально опасных новшеств наиболее здравомыслящие парламентарии считают написание альтернативного законопроекта.Благодаря усилиям группы депутатов (в первую очередь, Александра Мороза и Виктора Мусияки) временная специальная конституционная комиссия ВР значительно активизировала свою работу. За последние пару недель этот орган собирался несколько раз и после долгих и порою весьма бурных дискуссий пришел к принципиальному согласию по большинству спорных вопросов. За основу был взят проект, разработанный Морозом. Судя по всему, этот документ (или по крайней мере, некоторая, весьма значительная часть его) был написан Александром Александровичем собственноручно, без привлечения специалистов в области конституционного права. На эту мысль наталкивали не слишком чеканные с (юридической точки зрения) формулировки некоторых статей. Внимательно изучив проект, комиссия сдобрила его солидным количеством поправок, авторами львиной доли которых выступили Степан Гавриш, Виктор Мусияка, Георгий Крючков, Юрий Ключковский и Николай Катеринчук. Кстати, позицию последнего некоторые его коллеги по комиссии восприняли неоднозначно. С одной стороны, полпред «Нашей Украины» был один из самых активных участников процесса и многие его предложения были весьма толковыми. С другой, многих (и в первую очередь, насколько можно судить, Александра Мороза) раздражало упорство, с которым он требовал привести обсуждаемый текст в строгое соответствие с меморандумом, который подписали лидеры оппозиционной «четверки» вскоре после обнародования конституционных инициатив Президента. Безусловно, последовательность – заслуживающая уважения черта характера. Но умение находить компромисс – наверное, куда более ценное качество для политика. Ведь слепое следование меморандуму существенно тормозило процесс поиска компромиссов с представителями провластных фракций, без поддержки которых законопроект обречен. Об этом (по свидетельству очевидцев) с ноткой досады напомнил Катеринчуку Мороз, чья подпись, кстати, есть под текстом меморандума.

После этого Николай Дмитриевич вроде бы стал посговорчивее, но с целым рядом новшеств выразил категорическое несогласие. В частности, он решительно выступил против того, чтобы Верховная Рада утверждала членов Кабинета министров и назначала генерального прокурора, однако не нашел поддержки у большинства членов комиссии. Другой представитель «Нашей Украины» Сергей Соболев, по имеющимся сведениям, выразил сомнение по поводу целесообразности назначения губернаторов правительством – с его точки зрения это право следовало оставить Президенту. Однако и он не встретил должного понимания коллег: Соболев остался при своем мнении, комиссия – при своем.

Противоречия, возникшие между большинством комиссии и делегатами самой большой фракции, не могли не стать поводом для беспокойства Александра Мороза, весьма переживающего за счастливую судьбу своего законотворческого детища. По нашим сведениям, лидер СПУ имел намерение детально пообщаться на эту тему с Виктором Ющенко. Благо, повод представился: Виктор Андреевич и Александр Александрович вместе отправились на юбилей германской социал-демократии. Компанию им составила Юлия Тимошенко – еще один кандидат на проникновенную беседу с Морозом. Дело в том, что руководитель БЮТ не слишком верит в конституционную реформу и не слишком скрывает своего неверия. У Сан Саныча есть шанс переубедить и ее.

Еще один вопрос, по которому позиции авторов законопроекта и «нашеукраинцев» не сходятся – конституционное закрепление пропорциональной избирательной модели. Члены «НУ» (в первую очередь все тот же Катеринчук, ссылающийся на все тот же меморандум) настаивают на том, чтобы «пропорционалка» была обязательно вписана в текст Основного Закона. Ему резонно возразили, что этого не следует делать как минимум по двум причинам. Причина правовая: в Конституцию принято вписывать фундаментальные положения, которые должны жить веками. А избирательная модель – штука менее глобальная. Время от времени подвергать модернизации систему выборов не только можно, но, наверное, и нужно. И потому выписывать ее следует не в Основном, а в обычном законе. Причина политическая: конституционное закрепление пропорциональной схемы почти наверняка поставит крест на надеждах заручиться поддержкой «большевистских» фракций. Многие из них (СДПУ(о), к примеру, или НДП) в принципе не против избирательной модели, но зело боятся президентского гнева. А тот, хоть и ратует на словах за «пропорционалку», в действительности и слышать о ней не желает. Особенно когда речь идет о «партийной» версии этой схемы – той самой, за которую как раз и выступают авторы меморандума.

Много копий было сломано и об одно из самых деликатных положений нового проекта, касающееся модернизации процедуры импичмента. Согласно действующей Конституции, правом отрешать главу государства от власти обладает Верховная Рада. Для начала голосами 2/3 депутатского корпуса ВР должна одобрить решение об обвинении высшего должностного лица страны. В случае если вина Президента доказана и есть соответствующие выводы Конституционного и Верховного судов, парламент может досрочно отправить его на политический покой. При условии, что такой вердикт поддержат не менее 338 депутатов. Авторы законопроекта предложили 111-ю статью изменить. Согласно ранней версии, право лишать Президента полномочий было решено делегировать Верховному суду. Предполагалось, что это будет осуществляться на пленуме ВС путем тайного голосования после рассмотрения обвинения, предъявленного Радой. Однако после дискуссий решили от этой идеи отказаться. Возник спор: отрешение от власти – это в первую очередь правовой акт или все-таки политический? Кстати, единого мнения на этот счет в мире нет. Многие авторитеты в области конституционного права склоняются к мысли, что политический аспект является доминирующим. И ссылаются при этом на опыт некоторых стран, в которых парламентское решение о «досрочном увольнении» официального государственного лидера обязательно закрепляется решением всенародного референдума. Наши законотворцы, насколько можно судить, разделяют точку зрения мировых светил о доминанте политики. А потому предварительно решили оставить право на отрешение Президента от власти политическому органу – парламенту. Но при этом снизить «планку», необходимую для вынесения «вотума недоверия». В соответствии с новой рабочей версией 111-й статьи законопроекта, для вынесения «приговора» парламенту понадобится уже не 338 депутатских голосов, а на 38 меньше.

Почти пришли члены временной конституционной комиссии к относительному компромиссу и в болезненном вопросе о порядке избрания премьера и формирования правительства. Как мы уже оговорились, пропорциональная избирательная модель конституционно закрепляться, скорее всего, не будет. Но элементы ее в проекте присутствуют. Предусматривается ответственность конкретных политических сил, избранных в парламент, за работу исполнительной власти. Схема предлагается примерно такая. Партия или блок, получившая самую массовую электоральную поддержку, получает право выдвинуть из своих рядов премьера и сформировать правительство. Если данная политическая сила сумела собрать под свои знамена не менее 226 народных избранников, она имеет право сделать это самостоятельно. Если она не контролирует более половины депутатского корпуса, то ей придется обратиться за помощью к «идейно близким» фракциям и группам. В случае неудачи наступает очередь «серебряного» призера парламентской гонки. Если он не в состоянии заручиться поддержкой большинства — Верховной Раде придется распуститься, так толком и не позаседав. В случае если 60 дней после отставки предыдущего Кабинета парламент не сможет сформировать новое правительства, глава государства имеет право принять решение о досрочном прекращении полномочий высшего законодательного органа.

Впрочем, есть и другой вариант — в соответствии с ним, право «первой ночи» должна получить не партия-победитель, а самая большая фракция. Если бы парламент формировался на жесткой пропорциональной основе, вопросов бы не было. Но поскольку половина депутатского корпуса придет в парламент по мажоритарной «тропке», вполне может оказаться, что самая многочисленная фракция будет и не у партии-«чемпиона». Это во-первых. Во-вторых, отдавая приоритет партиям, авторы вышеописанной версии, по сути, ущемляют права депутатов-«мажоритарщиков», а также их избирателей.

Все это так. Но с другой стороны, наша политическая действительность жестока: власти теоретически по силам согнать полторы сотни депутатов в одну фракцию и она получит право первой сыграть в президентскую лотерею. При этом вполне возможно, что эта фракция не будет представлять конкретной политической силы. И тогда о четкой политической ответственности (о которой так много и увлекательно вещает Кучма и ради которой, по его словам, он собственно и затеял реформу) будет просто смешно говорить. Так что проблема существует. И над ее разрешением сейчас и трудятся лучшие умы депутатского корпуса.

Что не вызвало ни малейших разногласий (по крайней мере пока), так это предложение лишать депутатского мандата «перебежчиков». Согласно поддержанному абсолютным большинством комиссии новшеству, парламентарий, избранный по списку, не имеет права менять прописку. Иначе он рискует лишиться полномочий досрочно. Любопытно, что подобное предложение почти единодушно поддержали представители провластных фракций, которые не могут не знать, что Леониду Даниловичу зело не нравится это конституционное ноу-хау.

Если подобная норма обретет силу конституционной, она не только ограничит влияние администрации Президента на парламент. Она еще и усилит роль политических партий. Аналогичную характеристику можно дать и еще одному предложению, в соответствии с которым народные избранники, делегированные в правительство, имеют право сохранять депутатский мандат. Подобная мера не только ослабит зависимость членов Кабинета от Банковой, но и усилит взаимозависимость центрального исполнительного и высшего законодательного органов. Что, безусловно, должно пойти на пользу всем ветвям власти.

Еще одним шагом, направленным на повышение ответственности законодателей за судьбу «прирученных» ими «исполнителей», стало предложение существенно расширить права Президента по роспуску парламента. Согласно 106-й статье действующей Конституции, глава государства может досрочно прекратить полномочия ВР только в одном случае: если в течение тридцати дней одной сессии избранники не сподобились начать пленарные заседания. Депутаты готовы добровольно расширить список провинностей, за которые их будет жестоко карать гарант. Достигнута предварительная договоренность, в соответствии с которой Президент получит возможность распускать парламент еще в двух случаях: если депутаты не в силах сформировать Кабинет и если им не по силам в срок утвердить Госбюджет.

Пожалуй, это единственная норма в депутатском законопроекте, которая, как нам кажется, найдет искренний отклик в сердце Президента. Как нам сообщают источники с Банковой, за работой временной комиссии гарант следит внимательно, на успехи этого органа реагирует болезненно, но в успех альтернативного проекта не слишком верит. Потому что небезосновательно верит в силу своего влияния на «большевистские» фракции. «Большевики» чувствуют за своей спиной горячее дыхание гаранта и ведут себя достаточно осторожно. Предварительное «добро» на поддержку проекта комиссии дал целый ряд провластных депутатских объединений, но при этом никто ничего, понятное дело, не гарантирует. Особенно сдержаны эсдеки. И это при том, что проект Мороза их устраивает не меньше, чем, например, социалистов. И гораздо больше, чем, например, представителей «Нашей Украины». Но делать резких движений до официального обнародования президентского проекта они не будут. Как, впрочем, и все остальные.

А предсказать реакцию Президента на целый ряд предлагаемых депутатами новшеств, увы, не сложно. Леонид Кучма явно не будет в восторге от того, что право на принятие практически всех ключевых кадровых решений будет передано парламенту и Кабмину. Что главу государства лишат возможности накладывать пресловутое (и, кстати, никем и ничем не узаконенное) «повторное вето». Авторы проекта предусмотрели противоядие. Если Президент не выполнит требования Конституции и откажется в установленные сроки подписать закон (принятый Радой, но не отклоненный вовремя высшим должностным лицом), это за него с абсолютным удовольствием и с полным правом сделает спикер. Это же правило будет распространяться на закон, «заветированный» Президентом, но снова поддержанный конституционным большинством парламента. Говорят, что особое раздражение гаранта вызвала информация о том, что авторы альтернативного проекта предлагают следующую правку: «Президент награждает государственными наградами только после соответствующего решения комиссии по вопросам государственных наград». Нет, не хочет Президент ни в чем ограничивать реальные полномочия Президента, это абсолютно ясно. Не ясно только, за кого Леонид Данилович так печется — за будущего преемника? Или все-таки за себя, родимого?..

Согласно наиболее распространенной версии, альтернативный проект все-таки сможет набрать искомые 226 голосов. Но вот в Конституционный суд, по той же версии, он «войдет» не раньше, чем оттуда «выйдет» проект президентский. Впрочем, возможно, они там и встретятся. И едва ли встреча будет теплой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно