ЭЛЕМЕНТАРНО, ВАТСОН!

28 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 28 сентября-5 октября

Сергея Леонидовича Тигипко было жаль. Нет, конечно же лидер «Трудовой Украины» — человек мужественный, владеющий собой и умеющий удерживать внимание аудитории...

Сергея Леонидовича Тигипко было жаль. Нет, конечно же лидер «Трудовой Украины» — человек мужественный, владеющий собой и умеющий удерживать внимание аудитории. И все эти три качества во время телемоста с детективами агентства «Кролл» понадобились ему в полной мере. На глазах заинтересованная в результатах расследования журналистская публика, не стесняясь, выказала сначала разочарование, а потом иронию и сарказм в отношении итогов семимесячной деятельности нанятого «Трудовой Украиной» американского частного сыскного агентства «Кролл».

В принципе, деятельность достаточно известного в мире агентства с самого начала особых иллюзий не вызывала, поскольку все понимали два момента. Первый — «Кролл» нанимает пропрезидентская партия, и поэтому вряд ли можно говорить об объективности проводимого расследования. Вместе с тем представление о важности реноме любой западной организации в какой-то степени давало основание полагать, что совсем уж заказными результаты расследования убийства Георгия Гонгадзе не будут. И второй момент — если бы представители «Кролла» сфотографировали Мельниченко в кабинете Президента с диктофоном или высокопоставленных политиков, лично зарывающих тело в Тараще, то все эти доказательства они могли бы оставить для личных мемуаров, поскольку «Кролл», будучи иностранным детективным агентством, не имеет никакого права заниматься расследованием на территории Украины. Иными словами, любые их выводы и собранные ими доказательства не могут быть применены в суде. В этом они полностью равны в правах с Николаем Мельниченко, чьи записи, добытые нелегальным путем, не могут являться судебными доказательствами.

И вместе с тем все эти семь месяцев надежда была. Подавляющее большинство в Украине хочет знать доказанную или недоказанную, но правду. На сегодняшний день она остается у каждого своя, и «Кролл» не внес никакой ясности: оказалось, что все это время детективы занимались нахождением улик, доказывающих непричастность Президента к убийству журналиста. И, наверное, в этом не было бы ничего странного, если бы политики, ангажировавшие «Кролл», изначально честно сообщили о предмете детективного расследования. Но публично оглашенной задачей было расследование убийства Георгия Гонгадзе! Более того, кролловцы этим в Украине занимались. Они опросили огромное количество свидетелей и именно на тему убийства журналиста. Как утверждают многие встречавшиеся с ними, детективы ставили вопросы профессионально и проявляли завидную информированность как в вопросах дела, так и в знаниях законов украинского политического серпентария. И где же выводы, сделанные на основании проведенного следствия? В 50-страничном отчете, который можно было написать не выходя из офиса, а знакомясь лишь с украинской прессой в Интернете? Хотя нет. Реальный следственный эксперимент на месте преступления все же был произведен. Эксперты Кролла были допущены в святая святых — президентский кабинет. Именно там выяснилось, что в случае произведения записи из-под дивана — а именно на таком способе настаивал господин Мельниченко — цифровой диктофон фиксирует высокочастотный писк, причиной которого является рамка металлоискателя, находящаяся за стеной аккурат на уровне дивана. О выводах, проистекающих из объявленного «Кроллом» факта, мы поговорим ниже. Пока же напомним, что во время телемоста и детективы, и Сергей Тигипко сообщили о том, что изначально действительно ставили перед собой задачу расследовать убийство журналиста, но через три недели работы прокуратура вмешалась, о чем, кстати, сообщало ранее и «Зеркало недели», но вмешалась так, что дальнейшие следственные действия, по словам организатора телемоста, стали невозможны. Детективов не допускали к материалам следствия, не знакомили с результатами экспертиз и т.д. и т.п. Все это правда. Но возникают вопросы. Проведение следственного эксперимента в президентском кабинете невозможно без согласия хозяина, следовательно Президент был максимально лоялен к «Кроллу». И после этого мы все должны поверить в то, что люди, организовавшие этот следственный эксперимент, оказались не в состоянии переломить сопротивление генерального прокурора?

Хорошо. Допустим, мы живем в демократической стране и слово прокурора — закон для всех, даже для Президента и пропрезидентских партий. Но ведь частные детективы и существуют для тех случаев, когда официальные следственные органы либо не хотят, либо не могут расследовать преступление. Агентство «Кролл» в прейскуранте своих достижений указало обнаружение тайных счетов Саддама Хусейна и филиппинского диктатора Маркеса. Надо полагать, что в этом праведном деле оба диктатора оказывали содействие кролловскому следствию? Кстати, если серьезно относиться к аргументам Кролла по поводу прокуратуры, то будет не честно не сказать, что два месяца назад прокурорский гнев был сменен на милость, и «Кролл», опять появившись в Украине, продолжал свое расследование, и именно расследование убийства Гонгадзе. Но результатов все равно нет. Более того, «Трудовая Украина» сообщила, что, скорее всего, не будет продлевать контракт.

Казалось бы, итоги семимесячного расследования очевидны: журналисты наступили на грабли, «Кролл» — на песню оппозиции, а заказчики — на ковровую дорожку с отчетом о проделанных спасательных работах. Вместе с тем считать проведенное шоу абсолютно безрезультатным было бы неправильно. Во-первых, стало понятно, что украинская власть ни при каких обстоятельствах никому не даст проводить расследование и не потому, что зарубежные агентства или комиссии не имеют на это юридических прав. Факт экспертизы в президентском кабинете это доказывает. Власть не хочет альтернативных расследований либо потому, что причастна к убийству Георгия, все равно на каком уровне, либо потому, что в ходе документирования следствия накрутила такое, что ни в одной юридически цивилизованной голове не уложится.

Вторым аспектом, на который стоит обратить внимание, является форма ознакомления общественности с результатами кролловского расследования Киев—Брюссель—Нью-Йорк. Европейский союз и Америка — вот два основных зрителя, на которых был расчет. И вынуждена признать, есть по этим адресам люди, на которых действо произвело впечатление. Не потому, что было таким уж убедительным, а потому, что «обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад». Для многих западных политиков и правительств встречи с украинским Президентом были омрачены подсознательной подозрительностью. Следственное резюме «Кролла» как бы сняло подозрения с Президента. И теперь коллегам Леонида Даниловича не нужно задумываться над тем, подавать ему руку при встрече или нет. Возможно, аргументация американских детективов убедила не всех, но Запад не видит возможности продвижения в расследовании дела Гонгадзе в Украине, и по данным «ЗН» после оглашения результатов некоторые влиятельные международные организации своим представителям в Украине порекомендовали не поднимать вопрос расследования Георгия Гонгадзе в беседах с украинской властью и о проблемах со свободой слова говорить, отталкиваясь не от убийства журналиста, а от текущего момента. Иными словами, расследование помогло многим вне Украины проглотить то, что давно стояло комом в горле.

И наконец, третий момент, имеющий, не исключено, внутриполитические последствия. О нем стоит поговорить отдельно.

Примечательность информации, оглашенной «Кроллом», состоит в том, что она, явившись миру под патронатом пропрезидентской партии, фактически стала первым условно юридическим доказательством того, что Мельниченко действовал не один и запись производилась не тем способом, на который указывал майор. А это камень в огород украинских спецслужб, прилетевший опять-таки под патронатом. Безусловно, «Кролл» не открыл Америку, намекая на возможность применения стационарной системы прослушивания, оставшейся от КГБ УССР в здании ЦК Компартии Украины. Аналогичные версии появлялись не только в отечественных, но и зарубежных средствах массовой информации. Своим расследованием «Кролл» как бы подвел под эти версии доказательную базу. И если взять такую позицию за точку отсчета, то Президентом незамедлительно должно быть назначено расследование деятельности руководителей спецслужб, а также руководящего состава президентской охраны. Нельзя исключать, что такое расследование уже было проведено. Только мы о его результатах не знаем. Да и вряд ли эти результаты есть, поскольку ни о каких арестах лиц, прямо или косвенно причастных к работе с Мельниченко, украинская общественность не слышала.

Сразу после телемоста мы попытались связаться с компетентными людьми. С Владимиром Радченко, возглавляющим Службу безопасности с февраля этого года, но Владимир Иванович оказался в командировке. Попытались мы поговорить с Евгением Марчуком, который может быть интересен не только тем, что сейчас отвечает за национальную безопасность, но и тем, что был первым руководителем СБУ и теоретически единственным, кто мог быть официально ознакомлен с московскими документами КГБ, хранящими в себе информацию о системе прослушивания ЦК КПУ. Но Евгений Кириллович оказался занят подготовкой к визиту в Москву. Не удалось встретиться и с экс-председателем СБУ Леонидом Деркачем, который, кстати, как и Юрий Кравченко и Николай Мельниченко, отказался встречаться с «Кроллом» во время проводимого агентством дознания. Вместе с тем удалось провести ряд встреч с действующими и отставными сотрудниками спецслужб. В частности, высказанные версии и оценки можно условно разделить на три части: Мельниченко действовал сам и ему помогали лишь на последнем этапе (такого мнения придерживается большинство); Мельниченко действовал под руководством Евгения Марчука и/или людей, относящихся к КГБ СССР; Мельниченко действовал в группе товарищей, дающих несанкционированную утечку из системы прослушивания, тайно налаженной Леонидом Деркачем.

В любом случае реальность — прямая вина людей, в той или иной степени отвечающих за государственную безопасность и безопасность Президента. Как поведали собеседники, учебник о контрразведывательной деятельности в разделе, посвященном охране, гласит: начальник охраны должен меняться раз в двенадцать-восемнадцать месяцев в связи с тем, что у него просто замыливается глаз и стирается чувство опасности при работе с одним клиентом, коллективом и местностью. В президентской охране этот закон не соблюдался. Не соблюдался и другой: охрана должна быть заменена через шесть-двенадцать месяцев с начала работы. В учебнике объясняется почему: три месяца дается на ознакомление и три месяца на вербовочные подходы к членам охранной команды. Николай Мельниченко, работавший в президентском подразделении куда больше полагающегося, по мнению его коллег, был суперблагодатным объектом для вербовки. Во-первых, с 1992 года у него не было квартиры, дочь Николая имела серьезные проблемы с сердцем, а кроме того, в свое время начальником майора Мельниченко был назначен старший лейтенант Зубец, как утверждают — из прапорщиков. Военному человеку не нужно объяснять, насколько это оскорбительно для майора. Иными словами, у Мельниченко и без идеологических аспектов хватало поводов не быть довольным жизнью. Кроме того, как свидетельствуют те же источники, Николай Мельниченко якобы несколько раз использовал диктофонные записи во время разбирательств внутри управления. А чего стоят обращения к Игорю Бакаю с предложением компромата и просьбой о деньгах на оборудование! Совокупность всех этих моментов заставляет задать конкретный вопрос: почему не соблюдались прописные истины охранной деятельности и почему человек с подобными проблемами и наклонностями имел доступ к информационному мартену страны?

В первую очередь ситуацию можно поставить в вину руководству президентской охраны. На первый взгляд Служба безопасности к этому не имеет никакого отношения, поскольку управление охраны не является ее подразделением. Однако весной 1999 года Президентом был подписан указ о контрразведывательном обеспечении Службой безопасности деятельности ряда силовых структур. В перечень входила и президентская охрана. У Леонида Деркача было несколько месяцев для того, чтобы определить ненадежность Мельниченко. Напомним, что в то время запись в кабинете уже велась. Но надо полагать, что Служба безопасности свои полномочия, отмененные уже через несколько месяцев по требованию министра внутренних дел Юрия Кравченко, использовала для, скажем так, наведения порядка в других ведомствах и министерствах… Скорее всего это элементарная халатность, а не злой умысел — считают специалисты. Вместе с тем актуальность проблемы проверки Министерства внутренних дел, Налоговой полиции, Налоговой разведки, охраны Президента и других структур по-прежнему остается. Осуществлять контрразведывательную проверку собственными усилиями ведомство и отдельные подразделения не могут по причине существования великого соблазна — рука руку моет. А Службу безопасности допускать не горят желанием. Вместе с тем по некоторой информации Президент уже после скандала опять подписал указ о контрразведывательном обеспечении силами СБУ деятельности всех вышеупомянутых подразделений и ведомств. Правда, информацией о вступлении этого указа в силу «ЗН» не располагает.

Несостоятельна и версия, высказанная Романом Бессмертным во время записи программы на НТВ, посвященной Георгию Гонгадзе, и вырезанная впоследствии по просьбе Киева. Представитель Президента в парламенте сообщил о том, что во всех помещениях, где бывает Президент, ведется техническая запись, призванная обеспечить безопасность главы государства. Как в Америке, например. Прогоняя подобную версию через специалистов, я услышала четкие заверения в том, что Леонид Данилович является психически здоровым человеком и поэтому официальной стационарной записи в президентском кабинете не производится. Другое дело — помещение на третьем этаже, где Президент проводит совещания. Это место, по словам специалистов, подобной аппаратурой обеспечено.

Теперь что касается стационарной прослушки КГБ. Данные о возможности ее активизации расходятся. Одни считают это невозможным по причине ремонта, произведенного в президентском кабинете, другие утверждают, что для ее активизации нужно иметь как минимум пять человек в администрации и два-три за ее пределами. Что, кстати говоря, не противоречит выводу, сделанному «Кроллом»: «Мельниченко работал не один».

Правда, нашлись специалисты, которые поставили выводы «Кролла» под сомнение. Аргументы таковы: а кто сказал, что Мельниченко писал только из-под дивана? Диктофон мог менять месторасположение, например, в некоторых случаях, говорят собеседники, он лежал у пульта селекторной связи, о чем свидетельствует четкость записи. Мельниченко записал более трехсот часов. Все ли они проверялись «Кроллом» на высокочастотный писк, вызываемый рамкой? Может быть, эпизоды, касающиеся Гонгадзе, или же отрывки записей, использованные для составления этих эпизодов (если речь идет о монтаже), делались в то время, когда диктофон лежал не в районе дивана. Чем не аргумент? Аргумент. Но есть и другие. Некоторые из опрошенных убеждены, что информация в президентском кабинете фиксировалась закладкой, которая опять-таки находилась скорее всего на столе или под столом Президента. Шелест бумаг, удары по столу и многие другие зафиксированные мелочи говорят об этом. Если это так, то вопрос в том, где находилось приемное устройство: внутри здания или снаружи, например на гостинице «Москва»? Кто дал Мельниченко деньги на эту закладку, которая стоит от двух до семи тысяч долларов, и почему эта закладка не обнаруживалась во время технической проверки кабинета другими специалистами? Может быть он ее устанавливал только на свою смену? Наиболее реальным, по мнению специалистов, является следующий вариант.

В советские времена, утверждают специалисты, кабелирование нынешнего президентского кабинета действительно было произведено. Через него можно было как снимать информацию, так и относительно защищать. Закладка, которая была сделана в президентском кабинете ответственным за защиту информации майором Мельниченко, могла находиться именно в этих проводах. Поэтому проверяющие не обнаруживали производимого ею излучения. Вбираемый ею звуковой сигнал принимался приемным устройством, и уже с него, возможно, даже в своем кабинете, Мельниченко переписывал полученный звуковой сигнал на цифровой диктофон. И кстати, утверждают специалисты, при проходе через приемное устройство, которое очищает звук, помехи, в том числе и высокочастотный писк, зафиксированный «Кроллом», устраняются.

Одним словом, скоро исполнится год, как всему миру стало известно, что президентский кабинет прослушивался в течение длительного времени. До сего дня расследование не дало четких ответов на целый ряд вопросов. Многие причины, приведшие к такому положению, известны. Но об одной хотелось бы поговорить отдельно. С самого начала не было отделено зерно от плевел. В демократическом государстве, заинтересованном в собственной безопасности, в отстаивании собственных интересов и в доверии народа, такое было бы невозможно. Ложь и ритуальные заклинания заменили следствие, эмоциональные упреки и путанная аргументация — контроль за ним. Сегодня для многих ясно, что отдельно должно было расследоваться дело Гонгадзе, отдельно — причастность к нему представителей власти, отдельно — ответственность Мельниченко и его возможных соратников за проведение прослушивания и отдельно — ответственность Президента за все сказанное им и зафиксированное на пленке (там, кстати, и без Гонгадзе — хватает с чем разбираться и Фемиде, и Страшному суду). Ни одно из этих направлений не доведено до конца, ни одно не получило ни законной, ни морально-этической оценки.

На этой неделе «Кролл» попытался поставить точку лишь в одном вопросе – непричастности Президента к убийству журналиста. Скорее всего это так, да и из представленных Мельниченко записей однозначного вывода сделать нельзя. Другое дело, что доказательной аргументации в пользу Президента агентство привело недостаточно.

Детектив, свидетелями которого мы с вами являемся, может быть назван «Пестрая магнитофонная лента», «Союз рыжих» или «Пляшущие человечки». Но от этого ничего не изменится. Все осталось как было.

А тело и ныне там...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно