«ЭФФЕКТ ДОМИНО» ПО-ИНДОНЕЗИЙСКИ

10 сентября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 10 сентября-17 сентября

Разграбленные магазины, сожженные дома, бамбуковые шесты, с насажанными на них головами - такую картину сегодня можно увидеть в индонезийской провинции Восточный Тимор...

Разграбленные магазины, сожженные дома, бамбуковые шесты, с насажанными на них головами - такую картину сегодня можно увидеть в индонезийской провинции Восточный Тимор. На улицах столицы провинции Дили беспрерывно слышатся выстрелы. Местные жители массово оставляют город и бегут в горы и джунгли. Наблюдатели утверждают: вот уже две недели, как в Восточном Тиморе царит анархия.

Причиной возникновения новых беспорядков и кровавых расправ стали результаты референдума, прошедшего 30 августа: около 78% восточнотиморцев высказались за независимость 27-й провинции Индонезии. И сегодняшний хаос - итог ситуации, которая «тлела» на протяжении четырех веков правления португальцев и индонезийцев: Восточный Тимор входит в очередную длительную эпоху гражданской войны между сторонниками и противниками независимости.

До 1975 года эта провинция была рядовой португальской колонией - отсталой и бедной, где радикально настроенные левые, бывшие крестьяне, пытались при помощи мачете и мушкетов добыть независимость. В 1975 году восточнотиморцы получили возможность демократического выбора между независимостью, дальнейшим пребыванием в составе Португалии и присоединением к Индонезии. Победу одержал Революционный фронт за независимость Восточного Тимора (ФРЕТИЛИН), который в ноябре провозгласил независимость бывшей португальской колонии.

Однако победители не долго тешились свободой: на сцене появились индонезийские военные. Разгромив партизанские формирования ФРЕТИЛИН, они присоединяют Восточный Тимор к Индонезии.

Аннексия Индонезией Восточного Тимора не случайна, как это может показаться стороннему наблюдателю - ведь в отличие от Западного Ириана на острове нет полезных ископаемых, а залежи нефти и газа в прибрежном шельфе еще не были разведаны. Дело в том, что после изгнания японцев в 1945 году среди индонезийцев популярность получили националистические идеи создания страны, в которой бы жила единая нация. В результате множество островных государств присоединялись к Индонезии добровольно. Так что для индонезийцев Восточный Тимор - неотъемлемая часть их страны, которая три десятка лет была искусственно оторвана от метрополии.

Сторонники ФРЕТИЛИН не смирились с поражением и ушли в горы. На протяжении последних 23 лет они беспрерывно нападали на отряды индонезийских военных и полицейских. Столь долгое сопротивление индонезийским военным было бы невозможно без поддержки боевиков ФРЕТИЛИН правительствами некоторых стран. «С точки зрения геополитики этот конфликт был очень выгоден заинтересованным странам, поскольку нерешенность восточнотиморской проблемы создает им удобный рычаг давления на Джакарту», - говорит Александр Кулиш, украинский дипломат, несколько лет проработавший в Индонезии. Так, Португалия, которая до сего времени продолжает считать себя ответственной за судьбу Восточного Тимора и не признала его аннексию Индонезией, оказывала ФРЕТИЛИН не только политическую поддержку, но финансовую и военную: борцы за независимость сражались португальским оружием, на португальские же эскудо.

За двадцать с лишним лет борьбы погибло около 200 тысяч восточнотиморцев. Это при том, что на Восточном Тиморе проживает всего лишь 800 тысяч человек. Так что можно составить представление о размахе террора, который устраивала Джакарта (индонезийские потери насчитывают всего лишь полторы тысячи солдат).

Но, несмотря на эти жертвы, боевики ФРЕТИЛИН продолжали свою борьбу. Их звездный час наступил в прошлом году, когда в результате студенческих волнений правивший не один десяток лет президент Индонезии Сухарто ушел в отставку. С приходом на его место Хабиби центральная власть в Индонезии постепенно слабела, и соответственно начали усиливаться сепаратистские настроения.

Заявление Хабиби о возможности проведения референдума в Восточном Тиморе в июне этого года в какой-то степени удивило экспертов, поскольку это для президента и страны очень небезопасный шаг. Дело в том, что в условиях ослабления власти Джакарты отделение Восточного Тимора могло создать в Индонезии «эффект домино» - вслед за ним, провозгласить независимость могут такие острова, как Суматра, Амбон, Молуки. Если проводить параллели, то для Индонезии отделение Восточного Тимора может стать тем, чем стало для Советского Союза отделение Прибалтики, а для России - Чечни.

Однако, полагают аналитики, Хабиби мог руководствоваться такими рассуждениями: если бы на референдуме победу одержали противники независимости, Индонезия получила бы легитимное обоснование своего владения этой частью острова. Ведь ООН до сих пор считает, что Джакарта оккупировала Восточный Тимор. Но Хабиби проиграл. И, по мнению экспертов, это означает конец его президентской карьеры: индонезийцы не простят наследнику Сухарто распада страны. Так что в ближайшем будущем бывшую португальскую колонию ждет еще и политический кризис.

Референдум продемонстрировал то, чего упорно не хотели замечать из Джакарты: католики из Восточного Тимора не хотели жить под правлением мусульман из Индонезии. Впрочем, индонезийские юристы утверждают: решение Хабиби о референдуме незаконно. Кроме того, в индонезийских СМИ много говорится о нарушениях, допущенных международными наблюдателями ООН во время референдума. А раз так, то индонезийский парламент вправе не утверждать его итоги - Восточный Тимор и дальше остается неотъемлемой частью Индонезии. По мнению экспертов, такая юридическая неопределенность будет сохраняться еще долго. А за это время боевики из противоборствующих лагерей должны окончательно выяснить отношения.

По сообщениям мировых агентств, число жерт восточнотиморской бойни уже насчитывает несколько сот человек. При этом, по словам международных наблюдателей и представителей ФРЕТИЛИН, Джакарта ничего не делает для того, чтобы ее прекратить. Наоборот, утверждает лаурет Нобелевской премии мира Хосе Рамоса Хорта, индонезийские власти, по сути, являются непосредственными подстрекателями жестоких действий боевиков из числа противников независимости Восточного Тимора.

Впрочем, ФРЕТИЛИН тоже не одинок. По мнению обозревателей, не исключается, что сторонников независимости поддерживает не только Португалия, но и Австралия. Причина этому - континентальный шельф Восточного Тимора, богатый нефтью и газом. В прошлом Джакарте удалось, несмотря на то, что ООН признала Восточный Тимор оккупированной территорией, путем неимоверных компромиссов заключить с Канберрой соглашение о разделе континентального шельфа в районе Восточного Тимора. Теперь же австралийцы получили возможность пересмотреть это соглашение в свою пользу: ведь независимое правительство Восточного Тимора (если все же на политической карте возникнет такое государство) будет нуждаться не только в политической, но и в экономической поддержке. А именно ее может предоставить Австралия, обладающая наибольшим весом в этом регионе.

Сейчас мировое сообщество в лице генсека ООН Кофи Аннана призывает Джакарту прекратить кровопролитие и обеспечить мирный переход власти. В случае если Джакарта не в силах самостоятельно справиться с проблемой, допустить к урегулированию конфликта миротворческий контингент. Пока что Кофи Аннан добился того, что наблюдателей ООН подозревают в предвзятости и они вынуждены поспешно покинуть Восточный Тимор. Правительство же Индонезии отвергло предложение об отправке в Восточный Тимор международного военного контингента. Это неудивительно, поскольку для индонезийцев присутствие иностранных военных на их земле означало бы оскорбление национальных чувств.

Кроме того, сказанное выше не соответствует подписанному несколько недель назад в Нью-Йорке трехстороннему соглашению (между Португалией, Индонезией и Соединенными Штатами) по Восточному Тимору, поскольку именно индонезийские силы правопорядка должны обеспечить правопорядок в восточной части острова в переходный период от момента проведения референдума до утверждения индонезийским парламентом его итогов.

Но, судя по последним данным, сейчас вопрос состоит в том, на какие уступки индонезийцы согласны пойти. Военные же, видимо, до последнего будут отстаивать индонезийскую принадлежность Восточного Тимора. В среду по Джакарте пронеслись слухи о том, что военные готовят переворот. Значительная часть индонезийского общества считает, что военные справятся с ситуацией. Кстати, уже готов кандидат на пост президента Индонезии - это нынешний министр обороны генерал Виранто.

Какие будут следующие шаги стран региона и ООН по урегулированию конфликта, предсказать сложно, поскольку, по сведениям, поступающим из Восточного Тимора, международное сообщество опасается оказывать на Джакарту чрезмерное давление, дабы не дестабилизировать легитимное правительство. А прямое военное вмешательство в восточнотиморские разбирательства может привести к распаду Индонезии и одновременно усилить позиции военных, заявляющих, что справятся с вторжением в их страну.

Ожидать придется недолго, ведь индонезийская трагедия только начинается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно