«ЕДИНСТВУ» ХРАБРЫХ ПОЕМ МЫ ПЕСНЮ

30 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Последним результатом глубинных тектонических процессов внутри депутатского корпуса было возни...

Последним результатом глубинных тектонических процессов внутри депутатского корпуса было возникновение фракции Партии регионов, сопровождавшееся легким депутатотрясением и извержением гневных филиппик в адрес ее отцов-основателей из уст понесших серьезные кадровые потери лидеров других парламентских объединений. С тех пор любые потуги, направленные на изменение рельефа парламентской местности, наталкивались на скептические ухмылки и объективную исчерпанность внутреннего ресурса, необходимого для их успешности. Ни селяне Сергея Довганя, ни аграрии Екатерины Ващук, ни гипотетические центристы-прагматики под руководством Романа Бессмертного так и не сподобились подтвердить разговоры о создании их объединений в парламенте осязаемыми результатами. А посему декларации киевского мэра, в последнее время активно применяющего свои зодческие наклонности и в сфере партийного строительства, общественность, конечно, будоражили, но не до такой степени, чтобы ожидать их воплощения.

Уникальность проекта «Фракция «Єдність» заключалась в том, что инициатор, неформальный руководитель и главный движущий мотор сего мероприятия находился вне стен законодательного органа. Поэтому традиционные методы возведения «сооружения» здесь не срабатывали. Зато наблюдалось существенное преимущество — «стройка века» проводилась аккурат в канун выборов. Быть народным избранником от столичного округа почетно в такой же степени, в какой сложно им стать. Двенадцать депутатов-киевлян — серьезное подспорье для воплощения планов столичного «головы». Даже если исключить из их дружного коллектива Сергея Головатого, Михаила Бродского и Леонида Косаковского, не примкнувших бы к передовому парламентскому отряду «Єдності» и под угрозой лишения депутатских полномочий, все одно вырисовывается крепкое фракционное ядро. Это в теории. На практике же Александр Омельченко столкнулся с сопротивлением со стороны почти половины своих «вассалов», вполне объяснимым в каждом конкретном случае.

Леониду Черновецкому, например, первому раскрывшему общественности технологию «Как потратить миллион на выборы», в парламентское новообразование помешали влиться членство в Партии регионов, непростые отношения с мэром и внушительных масштабов финансовая самостоятельность.

Давние, почти дружеские отношения с хозяином столицы Владимира Бондаренко не смогли пересилить его партийную принадлежность: глава киевской городской организации партии «Реформы и порядок», видать, не получил добро от товарищей по ПРП на укрепление форпоста противника. Как и член правления «Реформ и порядка» Сергей Терехин, чей личный рейтинг в родном мажоритарном округе в последнее время поражает небывалым доселе ростом даже его недругов, одновременно укрепляя хозяина в противостоянии мэрским попыткам «соблазнить» стойкого ПРПиста членством в своей фракции.

Устоял и Александр Слободян, удачно сочетающий свою идеологическую приверженность идеям Руха с президентствованием в столичном акционерном обществе «Оболонь».

Таким образом, народные избранники от города-героя составили лишь треть новосозданного объединения имени Александра Омельченко. Среди них: бывший главный транспортник Киевской горадминистрации Иван Салий, чьи организационные заслуги по сколачиванию «Єдності» были оценены присуждением ему звания полномочного представителя фракции, Александр Чубатенко, отличающийся отсутствием финансовых возможностей и партийной «крыши», зато обладающий видными потенциальными соперниками как оставшихся с прошлых выборов (Владимир Лановой, Николай Габер, Олег Соскин и Юрий Буздуган), так и свеженькими (по некоторым сведениям, его округ облюбовал руководитель Украинской индустриальной корпорации, он же председатель комиссии по вопросам собственности Киевсовета Кияниченко). Кроме того, «еднистом» стал Анатолий Мокроусов, дохаживающий свой депутатский срок в совместителях, являясь одновременно и парламентарием, и главой Ватутинской райгосадминистрации, Александр Задорожный, по всей видимости не нашедший аргументов против настойчивых приглашений Александра Омельченко, а также Валерий Бабич, не на шутку встревоженный перспективой схлестнуться в своем округе с Михаилом Поживановым.

Из фракции «Демсоюза» основатель юридической фирмы «Проксен» вышел в компании с Сергеем Буряком, чей мажоритарный округ находится далеко от Киева. Маловероятно, что на перемену места парламентской «прописки» повлияли ностальгические чувства Сергея Васильевича, тоскующего по временам Верховной Рады прошлого созыва, в котором существовала депутатская группа «Єдність», в которую, в свою очередь, входил г-н Буряк. Попробуем предположить, что «имеющего некоторое отношение» к Брокбизнесбанку человека с Киевом и его начальством связывают более прагматичные отношения, к примеру, наличие счета в родном банке Киевоблэнерго. Кстати, Иван Плачков, по некоторой информации, сыграл далеко не последнюю роль в создании «Єдності». По крайней мере, как минимум, еще два ее участника — бывший министр угольной промышленности, бывший глава Донецкой облгосадминистрации Сергей Поляков и Александр Сергиенко — вступили туда с легкой руки главы Киевоблэнерго, с бесперебойной работой которого связан их бизнес.

Депутатская группа «Трудовая Украина», которую покинул ради «Єдності» Сергей Поляков, оказалась наиболее пострадавшей в результате нового всплеска миграционных процессов в парламенте. С ней распрощались также Татьяна Задорожная, Анатолий Новик, Виктор Омелич и Анатолий Билык. Обращает на себя внимание странная, на первый взгляд, особенность. Лишь последний из этого перечня не имел шансов ни войти в избирательный список «трудовиков», ни быть выдвинутым ими по мажоритарке. Трое первых значатся в утвержденном лидером фракции ТУ Игорем Шаровым списке кандидатов-мажоритарщиков, о котором «ЗН» писало несколько номеров назад. Однако есть основания полагать, что, пройдя через утверждение в президентской администрации, этот документ претерпел некоторые изменения. По крайней мере, из пространных объяснений своей неожиданной «измены» некоторых перебежчиков можно сделать вывод: люди не получили обещанного. И тому есть объяснение. Все трое прошли в парламент по спискам неблагонадежных партийных структур: Татьяна Задорожная — в списке ПСПУ Наталии Витренко, Анатолий Новик — в составе блока СелПУ—СПУ, Виктор Омелич так и вовсе был тринадцатым номером «Громады». Это-то и сыграло против них в решающий момент распределения мажоритарных округов среди «своих» для администрации людей. Кроме того, у Виктора Омелича, поговаривают, семейный бизнес, завязанный на киевские кафе и рестораны, требующий определенной политической лояльности к столичным властям.

Нанесенный урон, переживаемый «Трудовой Украиной» в связи с потерей пятерых бойцов, исходя из общего объема второй после коммунистов по численности фракции, не очень существенный. Однако небезболезненный. И обиделись «трудовики» не столько на сам факт их «обрезания», сколько на его способ. Есть основания полагать, что руководство ТУ готово было выступить добровольным донором для депутатского объединения имени столичного головы, при соблюдении им определенных предварительных договоренностей. Однако Александр Александрович в одностороннем порядке нарушил джентльменские соглашения, положившись на собственные силы, и не прогадал. Пока. Вообще, взаимоотношения в треугольнике «Єдність»—«Наша Украина»—«За единую Украину» заслуживают отдельного и более предметного разговора. Их неоднозначность связана как с неопределенностью роли, отведенной столичному мэру Банковой, так и с противоречивостью натуры самого Александра Омельченко. Мало того, что он — частый гость штаба ющенковского блока (кстати, в «Єдність» записался Артур Билоус, который со своей «Новой политикой» входит в блок «НУ»), мало того, что в «ТУНДРе» подумывают о подписании с «Єдністю» договора о сотрудничестве (с таким лучше по-хорошему), так еще, по некоторым данным, «еднисты» ведут переговоры с «Демократическим союзом» Владимира Горбулина и Демократической партией Анны Антоньевой. Размах у Александра Александровича наблюдается во всем.

Словом, «I do it!» вправе гордо восклицать Александр Омельченко. Собственный чип на парламентской плате не только тешит самолюбие и подтверждает амбиции, что само по себе уже не мало, но и дает возможность влиять на избирательный процесс, предоставляя право, согласно новому закону о выборах, рекрутировать представителей своей партии в окружные комиссии. Но вот адекватно ли Александр Александрович оценивает свои амбиции в отношении парламентских выборов? Ведь восприятие его киевлянами в качестве мэра, и представления о нем как о народном избраннике и лидере партии, претендующей на место в новом законодательном органе, — вряд ли могут считаться конгруэнтными фигурами. Такая же степень сомнения присутствует и по поводу того, будто методология выборов городского головы та же, что и на выборах в парламент. Более того, не стоит забывать, что в отличие от последних боев за мэрское кресло, принесших Сан Санычу победу, во время грядущего сражения ему придется решать пятиединую задачу. Необходимо будет позаботиться о лояльных райсоветах, от состава которых зависит, кто возглавит районные госадминистрации, проследить за выборами в городской совет, переизбраться в мэры, отчитаться перед президентской администрацией об успешном проведении в парламент «правильных» народных депутатов и перетащить через четырехпроцентный барьер свою партию «Єдність». Даже набирающему форму политического тяжелоатлета Александру Омельченко такой вес может оказаться не под силу. От чего-то, по всей видимости, придется отказаться. От чего? Станет видно по ходу действия. И, понятно, по указующему персту главы государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно