ДРУГОЙ

24 декабря, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 24 декабря-30 декабря

Вот и закончилась еще одна украинская народная сказка. Сказка о добром банкире. Причем ни один мал...

Вот и закончилась еще одна украинская народная сказка. Сказка о добром банкире. Причем ни один мало-мальски опытный специалист в области политической мифологии не рискует утверждать, какой же у этой сказки конец - хороший или плохой. Потому что мы никогда не узнаем: каким же все-таки банкиром был Виктор Ющенко - хорошим или плохим. Об этом долго и увлеченно спорили узкие специалисты и широкопрофильные дилетанты, но истина была надежно укрыта за крепостными стенами НБУ. Виктор Андреевич навсегда останется в новейшей банковской истории Украины как крестный отец отечественной денежной единицы и посаженный отец отечественных монетаристов.

Тем более не ясно, какую сказку - страшную или светлую - взялась писать в минувшую среду группа авторов общим числом почти в триста человек. Никому (включая самого Ющенко) неведомо, о ком эта сказка. О гадком утенке, который уже не желторотик, но еще не прекрасный лебедь? Или о стойком оловянном солдатике, добровольно отправившемся в топку?

Скажу больше, никто толком не знает, чего ждать от нового премьера с холеным голливудским лицом и большими селянскими руками. Благодаря гривне и телевидению Ющенко знает вся страна. И в то же время Ющенко не знает никто.

Думаю, что этот человек еще удивит Президента. Который, кажется, еще ни за кого не агитировал депутатов настолько жестко и настолько недвусмысленно. Думаю также, что много нового (и уже в самое ближайшее время) откроет для себя в Ющенко Александр Волков. И это при том, что Александр Михайлович единственный из (скажем так) мультилоббистов, поддерживающий достаточно близкие отношения с Виктором Андреевичем. При том, что лично Волков сделал для утверждения Ющенко больше, чем все остальные его коллеги по депутатскому корпусу вместе взятые. И при том, что Волкова трудно удивить в принципе.

После разговоров с политиками, считающими себя не просто симпатиками, но братьями по духу, соратниками Ющенко, стало ясно, что новый премьер - загадка и для них. По словам некоторых из них, за пару дней до утверждения в словах и глазах обычно отшельнически сдержанного Виктора Андреевича было что-то непривычное, едва не заставившее их воздержаться при голосовании. Это была жажда власти, до сих пор тщательно скрываемая. Но сие заметили немногие.

Тем более что всеми возможными способами в политических и журналистских кругах распространялся карамельно сладенький миф о пламенном патриоте Нацбанка, которого едва ли не пинками вталкивают в правительство Президент в купе с МВФ. Нетрудно предположить, что Виктор Андреевич очень серьезно думал, прежде чем решиться возглавить центральный орган исполнительной власти в стране, где стоит производство, лежит экономика и висят на волоске финансы. Но так же нетрудно предположить, что если бы Ющенко действительно не хотел быть премьером, он бы им не стал. При желании он тихо и надежно «завалил» бы самого себя, не забыв сохранить при этом лицо - главный рабочий инструмент публичного политика.

Со стороны неутверждение выглядело бы вполне логично. Хотя бы потому, что один из самых многообещающих украинских политиков в ходе консультаций с группами и фракциями ровным счетом ничего конкретного не обещал всевозможным физическим и юридическим лицам. Рискну предположить, что это делалось не только ради сохранения имиджа. К моменту официальных переговоров с парламентскими ячейками Ющенко знал наверняка, что в среду он «проходит» парламент в любом случае. При любой форме голосования. Если бы не прошла «поименка», он мог (теоретически) недосчитаться голосов, скажем, фракций ТПУ и СДПУ(о). Но почти наверняка эту брешь закрыли бы коммунисты. Которые при поименном голосовании, естественно, проигнорировали кандидатуру «ставленника мирового капитала».

Консультации с фракциями, тронная речь с парламентской трибуны, живенькое обсуждение, утро вопросов и ответов - все это было не более чем ритуал. Результат был известен всем и заранее. Интрига была только в одном - какой именно урожай голосов соберет Ющенко. После судьбоносного голосования злопыхатели из фракций-«победителей» сквозь зубы замечали, что такой интересный мужчина мог бы набрать и 300 голосов. Но даже они не спорили с тем, что и 296 для этого парламента - результат отличный.

Похоже, и премьер из Ющенко получится отличный. От других. Его уникальность не только в том, что он (в отличие от Пустовойтенко, Марчука, Лазаренко etc) не раздавал посулов в ходе переговоров. Никому из прежних руководителей Кабмина не раздавали столь щедрых авансов. Никто из премьеров не имел такого режима наибольшего благоприятствования при формировании правительства. Ранее Президент создавал центральный орган исполнительной власти фактически самостоятельно - премьер мог разве что выпросить пару-тройку кресел. Ющенко же сумел вытребовать для себя право обсуждать с главой государства кандидатуры практически всех членов Кабинета. Исключение будет сделано разве что для первого вице-премьера, а также, возможно, для силовиков.

Дальше - больше. Ющенко, по имеющейся информации, - единственный, кто в разговоре с Президентом набрался храбрости и заявил о желании премьерствовать по собственным правилам. Люди, близко знающие Леонида Даниловича, думаю, согласятся: случай в самом деле экстраординарный. Тем паче что люди, близко знающие Виктора Андреевича, утверждают, что по характеру он - отнюдь не Гастелло.

Каким бы невероятным это ни выглядело, но те же источники утверждают: Президент готов пойти навстречу пожеланиям Ющенко. Ибо никогда еще Леонид Кучма не был столь заинтересован в конкретном премьере.

И никогда до сих пор не было, чтобы люди, только что отдавшие за премьера свои голоса, столь открыто злорадствовали, прикидывая, когда именно - в феврале или марте - «сгорит» «красавчик Витя». А левые никогда еще настолько искренно не сочувствовали настолько идейно далекому от них политику.

Ющенко был обречен стать премьером. Время потребовало другого премьера. Ющенко, без сомнения, другой. Но какой? Гадкий утенок? Стойкий оловянный солдатик?

Сюжет будущей сказки пишется у нас на глазах. Она вполне может оказаться доброй романтической историей.

Разве трудно поверить, что он действительно искренен в своих порывах и действительно вкладывает емкий практический смысл в затасканное понятие «реформы»? Разве трудно предположить, что Ющенко, напрямую не связанный ни с одной политико-финасово-лоббистской группировкой и в дальнейшем попытается обойтись без их поддержки? И разве не зависимость от кланов до сих пор мешала многим взобравшимся на вершину талантливым политикам реализовать хотя бы половину из того, что они абсолютно искренно декларировали?

Можно сколько угодно говорить о нерешительности Ющенко, но эти разговоры носят характер сугубо гипотетический. Аргументы тех, кто приводит в качестве примера его отказ участвовать в президентской кампании и объясняют этот поступок банальным страхом перед Президентом, наверное, не лишены логики. Но не менее правы и те, кто называет это изящным политическим ходом. Как вы думаете, какой статус выгоднее для дальнейшей раскрутки - жалкого неудачника избирательной гонки или обласканного доверием премьера?

О степени решительности Ющенко вся страна скопом и каждый олигарх в отдельности будут судить уже в ближайшие месяцы. Но крайне сомнительно, чтобы человек пугливый решился сесть в это кресло, в этой стране и при этой политико-экономической ситуации.

Наивно было бы полагать, что Виктору Андреевичу невдомек, как к нему относятся «победители». Глупо было бы думать, что он верит постановочным улыбкам и отрепетированным рукопожатиям. Вне всякого сомнения, он прекрасно осведомлен, что многие из ситуативных союзников сообщениям о начале торговой войны с Россией, об очередном отключении электроэнергии либо о дежурном повышении цен на хлеб радуются куда больше, чем своим собственным успехам. Едва ли Ющенко обольщается вотумом депутатского доверия. Он слишком хорошо знает, как именно Президент стимулировал поименное голосование по его кандидатуре. Бывший банкир должен знать поименно каждого из тех, кто нажимал кнопку «за» только потому, что свято верил: таким образом приближается позор Ющенко, его крах, его политическая смерть. Как минимум две парламентские фракции помогли Виктору Андреевичу взобраться на это кресло только затем, чтобы потом подвести к этому креслу ток.

Ющенко слишком долго проработал рядом с Кучмой, чтобы идеализировать президентскую поддержку. У Леонида Даниловича была масса причин настаивать именно на этой кандидатуре. Глава государства получал уникальную возможность убить полдюжины вальдшнепов одним выстрелом. Во-первых, он ублажал Запад вообще и Соединенные Штаты с Международным валютным фондом в частности. Более того, репутация Ющенко сама по себе является гарантией (пусть и относительной) защиты иностранных инвестиций. Ни под кого из других претендентов на премьерское кресло (да не обидятся они на меня) уважающий себя капиталист денег на дал бы точно. Под Ющенко, возможно, дадут. Во-вторых, доверив самый взрывоопасный и в то же время самый желанный пост в стране относительно независимому политику, он решал локальную задачу: никто из олигархов-«победителей» не имел морального права ревновать к другому. В-третьих, Президент создавал хитроумный механизм контроля за олигархами. Логично было бы предположить, что арбитр нации опасается роста их влияния. При помощи Ющенко он в силах сдерживать их амбиции и аппетиты. А в случае чего всегда можно сказать: мужики, да вы чего, я ж для него не авторитет, его ж МВФ с Вашингтоном ставили.

Кроме того, предложив в премьеры кого угодно (кроме Ющенко и, пожалуй, Тигипко), Президент фактически провоцировал начало структуризации нелевой оппозиции. Ющенко примирил не только «Батьківщину» с «Громадой», он фактически примирил Кучму с его вчерашними непримиримыми соперниками. Мало кто обратил внимание на пусть и холодную, но очевидную уважительность по отношению к Президенту, читавшуюся в выступлениях Юрия Кармазина и, что особенно характерно, Александра Мороза. Для Александра Александровича неолигархический реформатор (искренний пардон за неловкий неологизм) Ющенко - хороший шанс заявить о своем дальнейшем отходе от коммунистов. Для Президента же Ющенко - шанс локализовать своих противников. Кристально левая оппозиция - что может быть желаннее?

Наконец еще одно. Как гарант Конституции Президент понимает, что ему уже пора подыскивать преемника. Как человек с излишне ярко выраженными лидерскими задатками, он инстинктивно будет топить всех, кто способен составить ему конкуренцию. А один из основных законов политики гласит: удобнее брать за горло того, кто стоит на расстоянии вытянутой руки. Ющенко стоит совсем рядом, практически на той же высоте. И тем больнее может оказаться его падение.

И последнее. Если правы романтики, если и старый Президент, и новый премьер в самом деле хотят хоть что-то изменить в этой стране, если их обещания - не дань моде и Западу и не ширма для прикрытия глубоко личных целей, у этой страны едва ли не впервые появилось некое подобие шанса. Шанса на не слишком мрачное будущее.

И тогда в самом деле может получиться многое. Тогда есть основания рассчитывать на то, что олигархи выйдут из тени, что «холдинги» станут центрами влияния, но перестанут быть центрами давления. Что на смену «передаче в управление» придет самая настоящая приватизация. Что свободные экономические зоны будут исключениями, а не правилами, и что они будут не только свободными, но и экономичными. Что у нас будут налоги с человеческим лицом и работники фискальных органов с человеческими лицами.

И тогда понятно, почему так суетятся некоторые парламентские граждане. Почему из Верховной Рады отзываются все законопроекты, сочиненные кабминовскими юристами в бытность Пустовойтенко. Почему Виктор Пинчук и Виктор Медведчук в день голосования по кандидатуре проявили столь пристальный интерес к персоне Владимира Щербаня - главного (на тот момент) кандидата на пост первого вице-премьера. А первый заместитель председателя правительства, напомним, едва ли не единственный член Кабинета, при назначении которого мнение премьера, скорее всего, не будет учитываться. В отличие от поста вице-премьера по вопросам административной реформы, который, скорее всего, займет еще один любимец Запада - Сергей Тигипко. Еще одна «икона» отечественных оптимистов.

А пессимисты не дремлют. Они утверждают, что в Викторе Андреевиче слишком много от жизнелюба, чтобы заподозрить в нем способность к самопожертвованию. Что после утверждения он поехал не в кабинет на шестом этаже Кабинета, а в сауну. Злые языки говорят также, что Ющенко всего лишь красивая витрина. Что все его заслуги - это заслуги Гетьмана, а после трагической гибели Вадима Петровича Виктор Андреевич не делал ничего, чтобы только не сделать хуже. И в самые драматические моменты постгетьмановской истории он предпочитал закрываться в кабинете и отключать телефоны, отдавая себя в руки провидения и своего первого заместителя, человека, по некоторым отзывам, куда более решительного.

И тем не менее в Украине гораздо больше людей, которые искренно надеются, что Ющенко посрамит злопыхателей. Искренно верят, что потомки простят ему многое, если он сделает хотя бы немного. Искренно убеждены в том, что ему хватит мужества хотя бы попытаться сыграть в самостоятельную премьерскую игру. И вовремя уйти, если окажется, что попытка не удалась.

Чтобы сохранить рабочий инструмент политика - лицо. И через время попытаться стать президентом. Другим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно