Дипсюрприз

23 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-30 марта

Внесение в парламент кандидатуры Арсения Яценюка на должность министра иностранных дел Украины для «ЗН» не стало неожиданностью...

Внесение в парламент кандидатуры Арсения Яценюка на должность министра иностранных дел Ук­раи­ны для «ЗН» не стало неожиданностью. О такой возможности мы писали ранее. Но вынуждены признать, что умопомрачительная скорость и легкость, с которой Верховная Рада в среду назначила 426 (!) голосами Арсения Яценюка главой внешнеполитического ведомства, мягко говоря, впечатлила. Впрочем, как и «последовательность» антикризисной коалиции, днем ранее повторно отказавшейся поддержать кандидатуру Владимира Огрызко. Которому парламентское большинство устроило жесткую и малоприглядную обструкцию, вменяя ему в вину украиноязычность (!) и твердое намерение реализовывать внешнеполитический курс, четко определенный украинским законодательством (!), а также высказывая пожелания увидеть в качестве претендента на столь ответственный пост еще более опытного и блестящего дипломата. Так что еще во вторник утром было достаточно оснований предполагать, что история с назначением главы украинского МИДа затянется не на один день, усугубляя внутриполитический кризис в стране.

Но уже в среду коалициантов абсолютно не смущало то, что уроженец Черновцов и общающийся на украинском не только на службе, но и в быту Арсений Яценюк, стоя на парламентской трибуне, ни слова не сказал по-русски. Никто даже и не вспомнил, что Яценюк был одним из теневых авторов сценария, результатом реализации которого стал громкий скандал вокруг едва не отмененного визита Виктора Януковича в Соединен­ные Штаты. Не смутил депутатов коалиции и тот факт, что 32-летний первый замглавы президентского секретариата ни дня не был на дипломатической службе и не имеет дипломатического образования. Напротив, они шумно вслед за Адамом Мартынюком радовались каждому удачному ответу претендента на пост главы внешнеполитического ведомства, особо подчеркивая их дипломатичность. Впрочем, Анна Герман все же не отказала себе в удовольствии ехидно поинтересоваться у Яценюка, не возникает ли у того хотя бы малейших сомнений в том, что при наличии в Украине «такого блистательного созвездия опытных дипломатов» кто-то мог бы лучше и профессиональнее исполнять это сложное задание. Тем более что их фамилии хорошо известны и не раз озвучивались представителями коалиции.

Но как раз активная поддерж­ка антикризисниками, в частности Александра Чалого, сослужила опытному дипломату, давно мечтавшему о министерском кресле и имевшему все основания рассчитывать на него, плохую службу, усилив недоверие и подозрение президента, и так выслушавшего немало нелицеприятного о замглавы своего секретариата от людей, к чьему мнению он иногда склонен прислушиваться.

Но, может быть, для Александ­ра Александровича такое развитие событий и к лучшему. По­сколь­ку быть министром иностранных дел в столь смутное время непросто и чревато для дальнейшей карьеры. Ведь, с одной стороны, велика вероятность, что любой министр иностранных дел, отстаивающий президентский курс, зачастую не совпадающий с интересами коалиции, долго на этом посту не продержится. С другой – Чалому, как и любому амбициозному человеку, наверняка хотелось бы чего-то добиться на высоком посту. А сегодня МИД в который раз оказался заложником внутриполитической ситуации, и его возможности и влияние уменьшаются на глазах.

Так что у нас есть основания полагать, что Сан Саныч не так уж расстроен и обижен, и даже приветствует выбор президента и коалиции, тем более что с уходом Яценюка с Банковой у него появляется шанс усилить там собственные позиции.

Но куда больше по этому поводу, как можно представить, радуется глава СП Виктор Балога, «сплавивший» на Михайловскую президентского любимца, имевшего до сих пор не меньшие, чем у него самого, возможности доступа к главе государства.

Безусловно, доволен был в минувшую среду и сам президент, получив в министры иностранных дел, как он верит, стопроцентно своего человека, с которым ему, к тому же, комфортно психологически, что для Ющенко всегда было очень важно.

Конечно же, праздновали победу антикризисники, чье решение в значительной мере было пролоббировано Николаем Азаровым, уже имеющим с Арсением Яценюком успешный опыт совместной работы, который первый вице-премьер, по-видимому, рассчитывает не менее успешно продолжить. Радость же коалиции вызвана тем, что одним выстрелом им удалось убить не менее трех зайцев. Во-первых, как убеждены ее самые яркие представители, им снова удалось «нагнуть» президента: они сказали, что ни Тарасюк, ни Огрызко не будут возглавлять МИД, и добились своего. А после этого они могли уже голосовать за кого угодно.

Во-вторых, по мнению представителей коалиции, назначив Яценюка главой МИДа, они лишают секретариат главы государства наиболее сильного экономиста: у не менее грамотного по этой части Александра Шлапака нет статуса президентского фаворита, что делает его в большой игре рядовым. К тому же, после того Арсений Петрович обустроится на Михайловской, у него будет не так уж много времени, чтобы заниматься политикой в самой Украине: график у министра иностранных дел очень плотный и времени едва хватает на то, чтобы заниматься текущими делами своего министерства. И, в-третьих, полагают по обе стороны улицы Грушевского, назначение креатуры президента министром иностранных дел продемонстрирует уже начавшему волноваться Западу их готовность к компромиссу с Виктором Ющенко.

Запад, кстати, тоже обрадовался, во всяком случае, официально. Назначение Яценюка уже поприветствовали НАТО, Еврокомиссия, Европарламент и лично Хавьер Солана вместе с Бенитой Ферреро-Вальднер.

Россия, сжав зубы, тоже обрадовалась, поскольку Яценюк имеет имидж прозападного политика, но все же поздравила нового украинского министра иностранных дел устами Сергея Лаврова.

Однако от себя лично мы должны заметить, что наличие прозападной репутации еще не означает возможности, настойчивости и желания твердо отстаивать соответствующий внешнеполитический курс. Поскольку сегодня без ответа остается большой вопрос: какой именно курс будет отстаивать министр Яценюк? Так как с парламентской трибуны он произнес знаковую фразу о том, что, по его мнению, «отдельной позиции министра иностранных дел по внешнеполитическим вопросам быть не может». И что существует позиция Украинского государства, которая должна вырабатываться президентом «в конструктивном сотрудничестве» как с правительством, так и с коалицией. Поэтому и возникает непраздный вопрос, на который хотелось бы получить ясный ответ: а чью позицию министр Яценюк будет считать государственной в случае, когда позиция правительства и коалиции будет явно контрастировать с позицией президента? И сможет ли МИД, возглавляемый человеком с подобной точкой зрения, быть влиятельной структурой в условиях существования «второго МИД» на улице Грушевского с его стремлением игнорировать МИД на Михайловской?

Правда, некоторые оптимисты считают, что с приходом во внешнеполитическое ведомство Арсения Яценюка появляется реальный шанс возродить эффективный треугольник «МИД – аппарат президента – СНБОУ», весьма эффективно работавший во второй половине девяностых. Уверовать в эту перспективу помогает список «однокоренных» политиков: Яценюк—Чалый—Гайдук…

Нам трудно сегодня прогнозировать, насколько принципиальным будет Арсений Яценюк в отстаивании курса президента и национальных интересов страны и насколько гибким и компромиссным он окажется, входя в здание на Грушевского. Однако в этой связи необходимо вспомнить, что в бытность министром экономики Арсений Яценюк занимал чрезвычайно принципиальную позицию и по ЕЭП, и, что еще более показательно, по «РосУкрЭнерго». И это значительно отличало его как от некоторых членов правительства Тимошенко (в вопросе ЕЭП) и Еханурова, так и от членов ближайшего окружения президента, имевших к «РосУкрЭнерго» непосредственный интерес... Напомним, что именно во многом благодаря Яценюку эта структура так и не получила вожделенную возможность неконтролированно повышать цены на газ на украинском внутреннем рынке. Так что, возможно, радость Николая Азарова окажется несколько преждевременной…

Правда, с другой стороны, следует учесть, что если Виктор Федорович, Николай Янович &К будут часто и чрезмерно огорчаться, то Арсению Петровичу суждено недолго пробыть в министерском кресле. Он ведь сам не так давно заявлял, что Верховная Рада имеет полное право увольнять министров президентской квоты даже без соответствующего представления главы государства…

Но вернемся к событиям среды. В этот день не радовались, пожалуй, только в МИДе, хотя на Михайловской и очень устали от неопределенности, длившейся с конца прошлого года. Долгое отсутствие полноценного министра иностранных дел негативно влияло не только на имидж страны, но и на эффективность повседневной дипломатической работы. Трудно поддерживать нормальные деловые контакты с украинскими ведомствами, когда министерство находится в фактической изоляции. Трудно вести конструктивный диалог с зарубежными партнерами, когда твой визави по переговорам знает, что и.о. министра фактически не имеет поддержки со стороны правительства, а влияние президента с каждым днем уменьшается. И с этой точки зрения столь серьезная поддержка парламентом кандидатуры Яценюка объективно усиливает украинские позиции на международной арене. Однако в самом МИДе назначение Яценюка восприняли, если говорить очень мягко, неоднозначно и настороженно.

Для части представителей дипломатического корпуса приход Яценюка — неожиданность, но не трагедия: они спокойно отреагировали на приход «чужака». Для других назначение на должность министра иностранных дел человека, вовсе не имеющего опыта дипломатической работы, — шок и унижение. Ведь МИД — это особая структура со специфической субкультурой. И чтобы считаться дипломатом, недостаточно быть самовлюбленным снобом, интеллектуалом и свободно владеть английским. Для этого нужно знать и уметь еще кое-что. В среде, где культивируется карьерный рост по строгой иерархической лестнице, где годами трудятся в поте лица, чтобы получить очередной ранг или добиться новой должности, а представители дипломатического корпуса с гордостью произносят слова «кадровый дипломат», чужеродный элемент воспринимают с подозрением, а подчас и враждебно.

Присутствуют в МИДе и некоторые опасения. Ведь последние два года все руководители среднего и высшего звена — директора департаментов, заместители министра, послы по особым поручениям — назначались Борисом Тарасюком. И они априори воспринимаются как креатуры экс-министра. Учитывая последние резкие комментарии Бориса Ивановича относительно кандидатуры Арсения Петровича, можно понять опасения дипломатов по поводу возможных серьезных кадровых перестановок. И хотя в настоящее время практически все посольские должности, на которые можно было бы сослать нынешний руководящий состав МИДа, заняты, никто пока не знает, каковы кадровые планы нового министра.

Возможно, в МИДе действительно необходим человек со стороны, «свежая кровь», чтобы улучшить и оптимизировать работу этого министерства. Ведь проблем во внешнеполитическом ведомстве хватает. Прежде всего в организационно-кадровой и финансовой сферах. Но для матерых дипломатов, проведших жизнь за столом переговоров, знающих всю палитру дипломатических красок (и полутонов!), приход молодого и излишне самоуверенного Яценюка может показаться проблемой. Поэтому очевидно, что новый министр должен очень много поработать в МИДе, чтобы его начали нормально воспринимать и чтобы «свежая кровь» оказалась соответствующей группы, иначе либо министерство, либо министра ожидает анафилактический шок…

Один из возможных вариантов — попытаться поднять зарплату сотрудникам центрального аппарата. Ведь на сегодняшний день зарплата атташе (без надбавок) колеблется от семисот до девятисот гривен. Но куда эффективнее другое средство — как можно быстрее овладеть азами дипломатической работы, чтобы компенсировать отсутствие надлежащего опыта. А это подразумевает не только обучение навыкам вести переговоры, но также и расширение профессионального кругозора, что в свою очередь даст возможность правильно определять цели и комплексно их решать.

Отсутствие опыта у нового министра, равно как и его молодость, — не порок. Яценюк, что отмечается всеми, хорошо образован, имеет высокий интеллект и быстро обучается. К тому же его знания в области экономики и юриспруденции наверняка пригодятся во время подготовки нового базового соглашения с Европейским Союзом, основой которой будет составлять положения о создании зоны свободной торговли. Однако дипломаты надеются, что новый глава ведомства будет чутко прислушиваться к мнению своих более опытных коллег, чтобы не оступиться на первых шагах, не допустить непростительных ляпов. Ведь первым заявлениям нового министра иностранных дел (одного из трех официальных лиц страны, чьи слова воспринимаются как позиция государства) будет уделяться особое внимание, и необходимо быть максимально осторожным, чтобы не навредить ни государству, ни себе.

Однако люди, непосредственно общавшиеся с Арсением Петровичем на различные профессиональные темы, отмечают и другие черты нового министра — чрезмерную уверенность в своих знаниях и профессиональных навыках, нежелание прислушиваться к экспертному мнению. В общем-то, об этой же проблеме в среду в парламенте говорил и регионал Борис Дейч: «Хотел бы пожелать: чтобы вы стали настоящим министром, вам нужно избавиться от таких негативных черт характера, как зазнайство, чванство и высокомерие!». К этой характеристике стоит особо прислушаться, ведь Дейч может считаться «крестным отцом» Яценюка на госслужбе. И особо зазнаваться и чваниться Арсению Петровичу не стоит как раз в дипломатической среде, поскольку уязвленные зубры могут подставить самонадеянного неофита настолько незаметно и виртуозно, что комар носа не подточит.

Симпатики Яценюка утверждают, что он пришел в МИД с весьма амбициозными планами — набрать молодежь, расшевелить стариков, по-новому организовать работу дипломатического ведомства, в общем, добавить драйва консервативной структуре. Впрочем, есть и те, кто сомневается в реализации этих амбициозных планов, поскольку, дескать, новый министр — неважный менеджер и организатор, при этом тянущий все одеяла на себя. И вспоминают, что когда Яценюк шел работать в Министерство экономики и секретариат президента, от него все точно так же ждали новых, ярких идей и их реализации. Эти ожидания не оправдались.

Достаточно сомнительно, что Яценюку удастся наполнить МИД молодыми кадрами, что было бы в самом деле здорово. Помнится, в начале 2005-го тогдашний вице-премьер по вопросам евроинтеграции Олег Рыбачук также был одержим идеей привлечения молодежи с западными дипломами и знанием нескольких иностранных языков. И кое-кто из квалифицированных молодых людей тогда откликнулся на этот призыв. Но каково же было их разочарование, когда все те обещания, которые давал Рыбачук, так и остались невыполненными. Маловероятно, что удастся еще раз пробудить подобный энтузиазм. Да и будут ли у Яценюка финансовые возможности, чтобы привлечь на дипслужбу молодых, амбициозных и хорошо образованных?

Но главная идея, с которой Яценюк пришел в МИД, — это экономизация внешней политики. (Рассказывают, что при обсуждении любого вопроса он в первую очередь обычно спрашивает: «Покажите, где здесь бизнес?».) Впрочем, идея экономизации не нова, с ней еще в конце девяностых носилось тогдашнее высшее украинское руководство. Комментируя возвращение к этой теме, некоторые наши компетентные собеседники выражали убежденность, что время классической дипломатии, в самом деле, прошло. И что сейчас МИДу нужно работать в очень тесном контакте и с Министерством экономики, и с бизнесом, и с представителями ВПК, и всерьез озаботиться энергетическими вопросами. (Ведь переведя значительную часть энергетического диалога на уровень хозяйствующих субъектов, сначала глава НАК «Нафтогаз Украины» Ивченко, а затем и министр топлива и энергетики Бойко тем самым оттеснили МИД от этой сферы. Учитывая интерес и позицию Яценюка по энергетическим вопросам, думается, что у г-на Бойко в скором времени появятся некоторые проблемы в реализации избранного им курса. Или не появятся?…)

С другой стороны, хорошая идея экономизации может в очередной раз так и остаться идеей, поскольку вряд ли Янукович, Азаров, а теперь еще и Кинах позволят молодому и прыткому любимцу президента откусить значительную часть государственного экономического пирога. Так что в нынешних условиях Арсению Яценюку будет весьма непросто воплотить свою идею: в частности, подтянуть под МИД внешнеэкономическую деятельность государства. Но дело не только в этом. Ведь для эффективной реализации курса на экономизацию внешней политики необходима не только работа дипломатов, но и слаженные действия спецслужб, менеджмента украинских предприятий, целостная политика правительства и реальная поддержка членами Кабинета министров действий министра иностранных дел. И наконец, для этого необходимо существование привлекательных условий в самой стране и наличие у нее пристойного имиджа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1281, 8 февраля-14 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно