ДЕРБИ - Архив - zn.ua

ДЕРБИ

7 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

Это жесткое словечко в мире спорта обозначает поединки между командами, представляющими один город или регион...

Это жесткое словечко в мире спорта обозначает поединки между командами, представляющими один город или регион. Дерби, особенно в мире футбола, — из ряда вон выходящее событие, гарантированное яркое шоу, лошадиная доза адреналина для болельщицких сердец, бескомпромиссная схватка на грани, а нередко и за гранью фола. Одним словом, заруба, если переходить на игроцкую терминологию. Для фанов дерби — захватывающее однодневное чтиво, для специалистов — своеобразная медицинская карта, по которой во многом можно судить о силе футбола, о его духе, его здоровье, а следовательно, о его перспективах. Особенно тогда, когда участники дерби являются законодателями футбольной моды в своих странах.

В отечественной футбольной журналистике понятие «дерби» не так давно было творчески переосмыслено. Украинское первенство не может похвалиться битвами, подобными римскому дерби «Рома»—«Лацио», глазвегианскому — «Рейнджерс» — «Селтик» либо лиссабонскому — «Бенфика» — «Спортинг» — матчам, справедливо отнесенным к классике жанра. Команды-земляки в нашем внутреннем чемпионате разительно отличаются по классу. А потому «междусобойчики», скажем, киевских «Динамо» и ЦСКА или (тем более) запорожских «Металлурга» и «Торпедо», как правило, представляли собой не только малопривлекательное зрелище для футбольных эстетов, но и весьма скудную пищу для футбольных аналитиков. Потому представители украинской прессы ввели в обиход новое понятие, взяв за основу не изначальную характеристику дерби, а его основные свойства — неуступчивость и непрогнозируемость. Когда в Украине безраздельно властвовал один клуб — «Динамо», наши СМИ (с формальной точки зрения некорректно, со смысловой — наверное, справедливо) окрестили схватки киевского суперклуба с московским «Спартаком» «эсэнговским дерби». С появлением в Украине еще одной состоятельной футбольной дружины — донецкого «Шахтера» в прессе все чаще стали писать об «украинском дерби».

Несколько дней назад футбольное противостояние Киева и Донецка превратилось в противостояние политическое. Точнее было бы сказать иначе: скрытое политическое противостояние Донецка и Киева стало явным. Давняя (преимущественно подковерная) схватка Рината Ахметова и Григория Суркиса из-под ковра в политическом партере перенеслась на освещенные софитами подмостки футбольной сцены. Поединок двух отечественных гигантов в мире политики, в области бизнеса и в сфере футбола можно с полным основанием назвать хрестоматийным дерби. Стороны уже продемонстрировали жесткость и бескомпромиссность, в любой момент способные перейти в жестокость и беспощадность. Обе команды слишком неуступчивы, чтобы демонстрировать интеллигентскую разборчивость в выборе приемов борьбы. И слишком амбициозны, чтобы соглашаться на тривиальную «договорку». Финальный свисток львовского арбитра Андрея Шандора (судившего злополучный матч «Металлург» (Донецк) — «Динамо» (Киев) одновременно дал старт другому поединку. В котором не жалеют ни себя, ни соперников. И от которого во многом зависит дальнейшая судьба не только отечественного футбола, но и судьба отечественной политики. В Украину пришло Время Дерби.

Но кто мог знать, что он провод, пока не пустили ток?

О противостоянии Суркиса с Ахметовым (или, как пишут некоторые СМИ, «киевского» и «донецкого» кланов) говорят уже не один год. Григорий Михайлович и Ринат Леонидович похожи друг на друга гораздо больше, чем это может показаться на первый взгляд. Оба без всяких натяжек вправе именоваться олигархами. За обоими — системный бизнес, внушительные капиталы и колоссальное влияние. Оба имеют свои средства массовой информации, политические партии и парламентские фракции, «своих» людей в центральном органе исполнительной власти и свои ходы на Банковую. Оба располагают значительным административным ресурсом, выраженным в целой армии прикормленных, а иногда и просто ручных чиновников разного калибра — от губернаторов и министров до мелких кабминовских клерков и депутатов райсоветов. Оба честолюбивы, амбициозны, жестки в общении с подчиненными и болезненно невосприимчивы к критике. Оба способны на поступок и не способны прощать обиды. Оба в охотку раздают футбольные интервью и принципиально не «ведутся» на разговоры о «чистой» политике, хотя последнее занимает в их жизни как минимум не меньше места, чем первое. Оба извлекли из своей непосредственной причастности к футболу немалую пользу. И Суркис, и Ахметов бизнесом занимались давно и достаточно успешно (хотя к происхождению стартовых капиталов как первого, так и второго, у прессы было и остается много вопросов), но известность обрели именно как первые лица ФК «Динамо» и ФК «Шахтер» соответственно. У обоих хватило сил и способностей трансформировать известность во влиятельность, а влиятельность использовать для увеличения капиталов и расширения политических возможностей.

Что, впрочем, не мешает и Григорию Михайловичу, и Ринату Леонидовичу абсолютно искренно, более того — фанатично любить футбол. Можно сколько угодно говорить о том, до какой степени «Динамо» и «Шахтер» в этом году разочаровали своих поклонников. Но нельзя умолчать и о том, сколько сделали и тот, и другой для того, чтобы у фанов и бело-голубых, и оранжево-черных в принципе появилась надежда на возрождение былой динамовской и горняцкой футбольной славы. Сомневающимся предлагаем просто сравнить материальное положение команды, уровень демонстрируемой игры и спортивные успехи киевского «Динамо» при Викторе Безверхом и при Григории Суркисе. Или поставить на чаши весов «доахметовский» и нынешний «Шахтеры». Когда Григорий Суркис называет искренне нелюбимого (мягко говоря) им Рината Ахметова сильным фубольным президентом, он говорит правду. И когда Ринат Леонидович (питающий к Григорию Михайловичу такие же сильные чувства) отдает своему визави должное, он также не кривит душой.

Можно говорить о том, что футбольные «монстры» не платят налогов ни с продажи игроков за рубеж, ни с внутренних трансфертов. Но нельзя забывать и о том, что реальная расходная часть годового бюджета наших ведущих команд составляет несколько десятков миллионов долларов, и о том, что олигархи от футбола, судя по всему, тратят на свои команды больше, чем на них зарабатывают.

Их всего двое — людей, готовых и способных содержать такие дорогостоящие «игрушки», как футбольные команды. Но им уже тесно на одном поле. И тесно давно. И не только в футболе.

Сколько ни опрашивал знающих людей, но никто так и не подтвердил, что у Ахметова и Суркиса — предпринимателей, с полным правом претендующих на место в списке самых обеспеченных людей страны (более того, гордящихся своим богатством) — были серьезные бизнес-конфликты. Примитивно говоря, Ахметов «положил под себя» все, что есть ценного в огромном и богатющем крае, именуемом Донбассом. Суркис же (с большим или меньшим успехом) попытался интегрироваться во все остальные сферы и регионы. Создавалось впечатление, что они до поры до времени умышленно обходили потенциально конфликтные места, а если, не дай Бог, и сталкивались, то скрепя сердце и скрипя зубами расходились полюбовно, отодвигая неизбежное на потом.

Суркис и Ахметов похожи — оба хотят абсолютного контроля над всем, что видят, и хотят абсолютной выгоды от всего, что способно приносить доход. Не в их традициях делиться с кем-то барышом или делить с кем-то власть. Но все, что можно было поделить, кажется, уже поделено, и весь ресурс компромисса, похоже, исчерпан. Ахметову тесно в Донбассе — ему нужен Киев, именно там находится политический, экономический и административные резервы, необходимые для развития богатой, но уже начинающей стагнировать донбасской империи. Но Суркис сделает все, чтобы не пустить Ахметова в столицу, ибо видит в нем свое зеркальное отражение. По той же причине Ахметов приложит все усилия, чтобы не пустить Суркиса в Донбасс, ибо узнает в нем себя.

Беда в том, что Григорий Михайлович и Ринат Леонидович давно и хорошо знают друг друга. Игорь Суркис, родной брат одного из лидеров СДПУ(о) и первый вице-президент киевского «Динамо», на позавчерашней пресс-конференции говорил о существовавших между ним и президентом «Шахтера» товарищеских отношениях. Игорь Михайлович не приукрашивал, скорее, поскромничал: многие берутся утверждать, что еще пару лет назад эти отношения выглядели, как самая настоящая дружба. Те же источники свидетельствуют, что товарищеские, точнее, ровные, мужские, партнерские отношения существовали, скорее, между Ахметовым и Суркисом. Но усиление позиций хозяина Донбасса, рост его влияния, его амбиций сделали их врагами. Боливар не мог выдержать двоих, особенно если оба — тяжеловесы.

Политические и бизнес-противоречия двух мощнейших политико-финансовых группировок до сих пор не становились достоянием гласности из избы. Представители фракций СДПУ(о) и «Регионы» не спешили делиться впечатлениями о перманентных кулуарных стычках, подконтрольные Суркису и Ахметову масс-медиа сообщали о политических и футбольных трениях вскользь, эзоповым языком. Ринат Леонидович старательно и методично выживал объединенных эсдеков со всех стратегически важных позиций, занятых ими ранее. Григорий Михайлович ежедневно и добросовестно препятствовал расширению влияния своего оппонента на футбольное хозяйство. Но при этом друзья-враги публично расшаркивались друг перед другом. Что изменилось? Почему скандал случился именно сейчас? Почему поводом для схватки стал именно футбол? Точных ответов на эти вопросы, разумеется, нет. Но есть предположения. Причин скандала, на наш взгляд, две — объективная и субъективная. Первая лежит в плоскости политической. Оба олигарха завязаны на власть, оба предчувствуют смену декораций и обоим есть чем рисковать. И Суркис, и Ахметов рассчитывают привести максимальное количество людей в парламент, рассчитывают на получение ключевых постов в Раде, рассчитывают повлиять на формирование будущего правительства, оба строят определенные расчеты на президентские выборы, оба рассчитывают прирасти капиталами и влиянием за счет другого. Ни один, ни другой не верят, что они уживутся на одном поле. Ахметов видит в эсдеках смертельно опасных конкурентов и видит в Ющенко реальную альтернативу Медведчуку — именно поэтому президент ФК «Шахтер» и фактический хозяин Индустриального союза Донбасса (как утверждают некоторые источники) выразил готовность участвовать в политическом проекте «Наша Україна». Суркис воспринимает Ахметова как реальную бизнес-угрозу себе, а Ющенко — как реальную политическую угрозу своему ближайшему соратнику. И потому президент Федерации футбола и один из лидеров СДПУ(о) предпринял все усилия, чтобы Президент (пожалуй, единственный человек, способный повлиять на позицию Ахметова) воспрепятствовал вполне возможному альянсу известного своим русофильством Рината Леонидовича и панукраинца Виктора Андреевича.

Слишком высока цена выборов, чтобы два реальных мужика и далее изображали из себя курсисток. Заявления Ахметова (намекнувшего на косвенную причастность Суркиса к судейским «сплавам», возложившего на него ответственность за провал сборной и предложившего Григорию Михайловичу добровольно уйти с поста президента Федерации футбола) можно воспринимать как начало именно предвыборной борьбы, как РR-ход.

Если вспомнить, что болельщик — тоже избиратель, и если подсчитать, сколько народу в стране все еще ходит на матчи, все еще запасается пивом и валидолом перед играми сборной, станет понятным, насколько выигрышной может оказаться футбольная карта, если ею сыграть в политический преферанс.

И Сурксис, и Ахметов сегодня пытаются предстать в роли бесстрашных борцов за чистоту футбола. Рискуя нарваться на праведный гнев обоих футбольных боссов, позволю себе усомниться в искренности обоих. Не имея достаточных оснований для утверждения, тем не менее, как болельщик и как журналист, имею право на подозрение: оба поборника «фейр-плей» в равной степени виновны в том, что украинский футбол максимально удалился от принципов честной игры, столь активно пропагандируемой обоими футбольными олигархами.

Могу предположить, что Суркис решил поэксплуатировать имидж борца с футбольной коррупцией. Публично признав факт не вполне стерильной чистоты отечественного футбола и пообещав нещадно искоренять зло, он перехватил инициативу у конкурента. Ахметов ответил ударом на удар: после окончания первенства, в котором судьба золотых медалей решилась только в последнем туре, наставник без пяти минут чемпиона (позже перекочевавший с тренерской скамьи в кресло вице-президента «Шахтера») вслух намекнул, что победу у горняков украли. Суркис нанес ответный удар: за Григория Михайловича ответил брат Игорь, чье выступление в прессе можно растолковать так: на чьей совести больше «странных матчей» — еще вопрос. За боссов отвечали вторые лица. Но не покидало ощущение, что вскоре заговорят лица первые. Провал сборной, инициатива Суркиса о подписании руководителями клубов меморандума о честной игре, и особенности судейства последнего матча первого круга текущего футбольного первенства «Металлург» (Донецк) — «Динамо» (Киев) в сумме дали Ахметову повод бить Суркиса на его же футбольном поле. Теперь можно почти не сомневаться, что донецкий избиратель не простит кандидатам от эсдеков якобы украденного золота прошлого чемпионата, а также не забудет Ахметову и его ставленникам доблести, с которой президент ФК «Шахтер» защищал попранную горняцкую футбольную честь. Вместе с тем Суркису после фактических обвинений в футбольной нечистоплотности гораздо сложнее будет эксплуатировать уже подогнанный по фигуре мундир блюстителя футбольной чистоты. Ринат Леонидович «перепиарил» Григория Михайловича. По крайней мере, пока.

А кому дается много,
с тех и спрашивают строго…

На наш взгляд, помимо объективной, политической, причины, была еще и субъективная, чисто футбольная, причина возникновения скандала, разгоревшегося во время матча «Металлург» — «Динамо». И Ахметов, и Суркис, будучи политиками и бизнесменами, остаются болельщиками. И если первые две сферы деятельности обучают прагматизму и взвешенности, то футбол требует эмоций. Я допускаю, что тот же Ахметов бизнес-проигрыш Суркиса воспринял бы куда хладнокровнее, чем проигрыш футбольный. Едва ли он простил бы и экономическое фиаско, просто к мести он готовился бы дольше и мстил бы куда отстраненнее. Трезвомыслящие политики и рациональные бизнесмены Суркис и Ахметов (по словам людей, знающих двух наших героев лучше, чем автор этих строк) превращаются в обиженных детей, когда речь идет о самой попытке ущемления их футбольных прав. Вверенные их заботам команды они воспринимают не просто как собственность, а как собственные любимые игрушки. Представьте себе двух здоровых, циничных, жестоких мужиков, копающихся в песочнике и готовых за разрушенные пасочки закатать друг друга в цемент…

Когда Ахметов обрел нынешнюю силу, у него уже не было реальных возможностей внедрить своих людей на ключевые посты в футбольной империи. Максимум, чего ему удалось добиться при окончательном разделе футбольного пирога, так это высказать свое «фе» назначению Григория Суркиса на пост президента Федерации футбола и отвоевать для своего сподвижника Равиля Сафиуллина практически бесполезный пост руководителя Профессиональной футбольной лиги. ПФЛ была создана Суркисом для того, чтобы иметь возможность обрасти мышцами и максимально близко подобраться к заветной цели — креслу главы Федерации футбола. Пока его предшественник Валерий Пустовойтенко был премьером, Суркис был его союзником — и политическим, и «футбольным», Григорий Михайлович усыплял бдительность не вполне искушенного в спортивных интригах Валерия Павловича, заодно укрепляя собственные позиции. После того как Пустовойтенко лишился должности главы Кабмина, его участь как президента ФФУ была предрешена. ПФЛ при Суркисе и ПФЛ при Сафиуллине (читай, при Ахметове) сравнимы в такой же степени как СНБОУ при Горбулине и тот же орган при Марчуке. Григорий Михайлович получил то, что хотел — кресло первого лица в структуре, представляющей украинский футбол на межународной арене. Он получил должность, находясь на которой можно влиять на ВСЕ футбольные решения, он получил дополнительные организационные, административные, финансовые рычаги и в отличие от Пустовойтенко, сумел ими воспользоваться. Став президентом ФФУ он усилил свое не только политическое, но и футбольтно влияние, ослабив влияние футбольного (и не только) короля Донбасса.

Политик и футбол вполне сопоставимы. Как в политике, так и футболе, даже самый состоятельный и очень авторитетный персонаж не в состоянии повлиять на принятие решение, не имея админресурса. Ахметов, располагавший гораздо большими средствами, был и остается куда менее влиятельным в мире футбола, чем Суркис, всюду расставивший своих людей и регулярно «зачищающий» все, где, по данным его разведки, появляются «люди Рината».

В одном Ахметов безусловно прав: совмещение должностей президента (пускай и почетного) одного из клубов и главы отечественной федерации дает если не причину, то, по крайней мере, повод сомневаться в прозрачности футбольного общества. И дело даже не в том, берет или не берет судья деньги за то, чтобы «Динамо» выиграло у команды, которую она должна «прибивать» по определению. Дело в том, что любой арбитр, если он не собирается менять ремесло и тем более дослужиться до звания арбитра ФИФА (со всеми вытекающими приятными последствиями), десять раз подумает, в какую сторону давать пенальти и какого игрока и за что удалять с поля. Ибо он знает, где он получает зарплату, кто принимает решения об адекватности его действий и какими могут быть последствия. У судей (как шепотом признаются люди, причастные к футболу) развился внутренний контролер — родной брат самоцензора, сидящего в журналистских душах. Система поломала психологию людей, окончательно превратив серое в черное, сделав изначально непрозрачно футбольный мир полностью закрытым.

И творцы этой системы, в равной, на мой взгляд, мере — и Суркис, и Ахметов. Скандал вокруг сомнительного судейства матча «Металлург»—«Динамо» сродни «кассетному скандалу». Но если в той истории, по крайней мере, сохранялась надежда на чистоту помыслов организаторов, то здесь никаких иллюзий — оба главных действующих лица борются не столько за чистоту футбола, сколько друг с другом. Специфические методы ведения бизнеса и реализации политических помыслов были привнесены в футбол, сделав частность правилом и превратив честность в исключение. Как и в политической, в спортивной прессе издания и журналисты разделились на два взаимооппозиционных лагеря. Практически полная (хочется верить, временная) потеря объективности в спортивной журналистике — наверное, одно из самых жутких последствий олигархизации футбола…

Предлагаю, на время абстрагировавшись от реальной страны и реальных персонажей, вообразить себе вымышленное государство. В котором есть свой футбольный чемпионат и есть только две сильные команды. Хозяин каждой из этих команд хочет, чтобы именно его питомцы стали чемпионами. У одного есть административные рычаги влияния на исход практически всех матчей, у другого — средства, достаточные для того, чтобы обеспечить результат практически в каждом матче. Один давит, другой платит — чей метод, с вашей точки зрения, лучше? И стоит ли удивляться странным голам, одиннадцатиметровым, удалениям? И стоит ли осуждать судей, футболистов и тренеров, для многих из которых «серые деньги» — единственный способ реально поправить не всегда завидное материальное положение? Которые привыкли к изначальной порочности системы?

О том, что в футболе ладно не все, оказалось позволено говорить тем, кто более всего повинен в «неладностях». Всякий «несанкционированный» намек воспринимается как прямой «наезд» и моментально становится поводом для «адекватного» ответа. Автор этих строк отдает себе отчет в том, что ему также предметно укажут на то, что он, человек бесконечно от футбола далекий и глубоко непрофессиональный, своими дилетантскими выдумками только подрывает авторитет глубоко здорового футбольного организма.

Футбол (к величайшему сожалению) частенько притягивает нечистоплотное и нечистоплотных. Но в демократических государствах (скажем, в Италии и Франции) темные стороны футбола становились предметом прозрачного общественного расследования. Надеяться на это в глухо заколоченном украинском обществе бессмысленно. А значит, политико-футбольное дерби «донецких» и «киевских» обречено на продолжение.

хроника конфликта

30 ноября в матче футбольного первенства «Металлург» (Донецк — «Динамо» (Киев) арбитр Андрей Шандор квалифицировал ряд эпизодов в пользу бело-голубых. Удаление защитника донетчан Яксманицкого и назначение пенальти в ворота «Металлурга» дало основание президенту другого донецкого клуба Ринату Ахметову поставить под сомнение непредвзятость судейства и сделать ряд сенсационных заявлений. Ринат Леонидович предложил Григорию Михайловичу покинуть пост главы Федерации футбола, так как сам факт совмещения должностей президента ФФУ и почетного президента киевского «Динамо» ставит украинские клубы в неравные условия. Кроме того, Ахметов фактически возложил на Суркиса ответственность за провал украинской сборной в отборочном цикле чемпионата мира. Президент ФК «Шахтер» заявил, что до тех пор, пока Суркис возглавляет национальную федерацию у отечественного футбола нет будущего. Позже специальная экспертная комиссия рассмотрев видеоповтор спорных моментов игры «Металлург» — «Динамо» признало действия судьи Шандора верными.

«Зеркало недели» обратилось за комментариями к президенту ФФУ, почетному президенту ФК «Динамо» (Киев) Григорию Суркису.

— Заявления президента ФК «Шахтер» (в частности, адресованный вам призыв уйти в отставку с поста руководителя Федерации футбола, а также намек на вашу косвенную причастность к фактам необъективного судейства) некоторые средства массовой информации расценили как «очередное проявление донецко-киевского противостояния». Согласны ли вы с такой оценкой? Можно ли говорить о существовании «донецко-киевского противостояния» и о противостоянии Григория Суркиса и Рината Ахметова в частности?

— Мы ведь говорим о футболе, о спорте. Поэтому речь не может идти о противостоянии, а только о соперничестве команд. Соперничестве, соревновании. О том, что делает футбол таким интересным и привлекательным для миллионов поклонников.

— Какими, с вашей точки зрения, могут быть последствия начавшегося скандала? Как это может отразиться на отношениях между донецкими и киевскими болельщиками, на взаимоотношениях между Федерацией футбола и Профессиональной футбольной лигой, а также микроклимате в национальной сборной (основу которой составляют игроки киевского «Динамо» и донецкого «Шахтера»)? Можно ли говорить о наличии недружелюбности между киевскими и донецкими поклонниками футбола, а также о существовании так называемых «динамовской» и «донецкой» группировок внутри сборной?

— Такое впечатление, что речь идет об армии, о каких-то формированиях. Что за группировки? Может, выбрать слово помягче?

Что же касается болельщиков, той их части, которая называет себя «фанами», то они всегда обожают свою команду, а ее соперников считают «исчадием ада».

Другое дело, чтобы это сопереживание соперничества носило цивилизованные формы. И это касается и команд, и фанов. Пусть кричат, разучивают клубные песни и речевки. Главное, чтобы не переходили в рукопашный бой и не превращались в, как вы говорите, группировки.

— Считаете ли вы судейство злополучного матча «Динамо» Киев — «Металлург» Донецк объективным?

— Для подобных оценок есть уполномоченный компетентный орган — Экспертная комиссия ФФУ, возглавляемая авторитетным специалистом, судьей всесоюзной категории с многолетним опытом Александром Тютюном. На заседании комиссии, в которую, кроме того, входят такие известные футбольные эксперты, как председатель научно-методического комитета, судья всесоюзной категории, кандидат наук Константин Вихров, один из лучших украинских рефери, судья национальной категории Валерий Авдыш, судьи национальной категории Ярослав Грисьо, Игорь Качар, Петр Кобичик, Сергей Щербак — все компетентные эксперты, 5 декабря, просмотрев видеопленку по противоречивым моментам матча чемпионата Украины «Металлург» (Донецк) — «Динамо» (Киев), 30.11.2001 г. (которые указаны в перечне), действия арбитра встречи А.Шандора (Львов) были признаны верными. Полагаю, что если бы президент донецкого «Шахтера» соблюдал футбольную и, прежде всего, человеческую этику и регламентные нормы, он бы дождался этого заключения.

— Не кажется ли вам, что в словах президента ФК «Шахтер» (считающего неразумным то, что одно лицо занимает одновременно и пост президента национальной федерации, и пост почетного президента ведущего клуба страны) есть доля здравого смысла? Были ли подобные прецеденты в мировой футбольной практике?

— Президент национальной федерации футбола не назначается, как вам известно, а избирается на конгрессе Федерации футбола Украины. Напоминаю, что делегатами конгресса являются люди, которые живут футболом, вкладывают в него средства и душу, а главное — понимают футбол.

Так вот, 106 из 110 делегатов конгресса полтора года назад оказали мне доверие. Что интересно, и тогда донецкая делегация была против моего избрания на пост президента ФФУ. Что ж, я уважаю их точку зрения.

Так что ничего нового они сегодня не сказали. За полтора года их позиция не изменилась.

Вот если бы Ринат Ахметов сегодня меня поддержал — это была бы сенсация. Вот это был бы скандал!

— Существует ли в украинском футболе такая проблема, как предвзятое судейство, и такое явление, как «договорные матчи»? Если да, то каким образом, с вашей точки зрения, можно быстро и эффективно избавиться от этих недугов?

— Да, проблема существует. И не только в Украине, но и в европейском, и в мировом футболе. Федерация футбола Украины с ней боролась, борется и будет бороться.

— Какие причины могли бы заставить вас досрочно уйти в отставку с поста руководителя национальной федерации?

— Вообще-то, вопрос провокационный и поставлен в несколько некорректной форме. Но я отвечу: здоровье.

Я ответил на все ваши вопросы, а вас приглашаю посетить внеочередной конгресс ФФУ 15 декабря. Там будут люди футбола, уважаемые и авторитетные специалисты — элита украинского футбола. Приходите, послушайте, узнайте точку зрения не только мою, но и других футбольных людей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно