ЧИСТО ТАНЦЫ

26 марта, 1999, 00:00 Распечатать

Наступает время политического рок-н-ролла. Вступление уже сыграно - глава государства, скрепя сердце и скрипя зубами, скрепил своей подписью новый закон о выборах Президента...

Наступает время политического рок-н-ролла. Вступление уже сыграно - глава государства, скрепя сердце и скрипя зубами, скрепил своей подписью новый закон о выборах Президента. Потенциальные участники танцевального марафона стараются пореже подавать друг другу руки и почаще наступать друг другу на ноги.

Время ангажемента уже наступило. Собственно, тщательный подбор партнеров на первый и второй туры рок-н-ролла начался давно, но происходило это преимущественно за кулисами.

Отбор конкурсантов жесткий. Отыскать миллион благодарных зрителей (именно такое количество подписей предстоит собрать каждому из претендентов на звание танцора, которому никто не в состоянии помешать) под силу не всякому. Не всяких у нас в стране, похоже, только шестеро.

Наталья Витренко и Леонид Кучма, Евгений Марчук и Александр Мороз, Петр Симоненко и Александр Ткаченко. Узок круг танцоров. Трудно сказать, кто из них ближе к народу. Еще труднее сказать, чей танец зажжет пламя в сердце избирателя.

Может быть, неистовое танго в исполнении Натальи Михайловны? Танец откровения, танец подавления. Шокирующий и призывный.

Боевой гопак Александра Николаевича? Кажущийся примитивным лишь непосвященному. Агрессивный и самоуверенный. И очень земной. Даже чересчур.

Бесконечный вальс Петра Николаевича? Отличающийся правильностью движений, но весьма заунывный. Холодный и мутный, как амурские волны.

Полька Евгения Кирилловича? Грустная и смешная одновременно. Нарочито жизнеутверждающая. Легковесная и двусмысленная.

Менуэт Александра Александровича? Относительно торжественный и абсолютно печальный. Глубоко ритуальный. Оставляющий непреходящее ощущение недосказанности.

Рэп Леонида Даниловича? Ритмичное топтание на месте, с обязательным заламыванием рук и загибанием пальцев.

Каждый из них, впрочем, уверен, что танцует рок-н-ролл. Меж тем сей пьянящий танец, похоже, не доступен никому. Зажечь и увлечь толпу нашим танцорам пока не удается. Всякий отплясывает в меру своих способностей.

Отдавая должное достоинствам каждому из «великолепной шестерки», возьму на себя смелость предположить, что ни один из них не вправе говорить о «своем» зрителе, сиречь избирателе. Безусловно, есть исторические причины, мешающие гражданам четко определиться с политическими пристрастиями. Но, по-моему, сами господа кандидаты повинны в том, что их имиджи, скажем так, несколько мутноваты. И что предвыборные расчеты их команд строятся не на том, сколько проголосует за тебя, а на том, сколько проголосует против твоего конкурента.

Украинский электорат подобен большинству в Верховной Раде - он ситуативен, симпатии перетекают от одного объекта к другому в зависимости от ситуации. А ситуация сейчас такова, что избирателям приходится выбирать наименее несимпатичного.

Начнем с Президента. Сложно представить, что у столь непоследовательного человека могут быть единоверцы. Можно ли предположить наличие убежденных сторонников политика, чьи убеждения абсолютно не ясны? Есть ли основания верить обещаниям в ближайшую пятилетку закончить капитальный ремонт разваливающейся страны, если за предыдущую пятилетку даже стройматериалов не завезли?

Нет своего избирателя у Леонида Даниловича. И быть не может. За что его любить бюджетникам или пенсионерам? За то, что при нем они забыли, как выглядят деньги? За что его любить предпринимателям? Десяток-другой счастливчиков, вхожих к нему напрямую (или через посредников), не в счет.

Нет у нас в стране класса, слоя, социальной группы, региона, которым было бы за что сказать «спасибо» гаранту редко реализуемых на практике конституционных прав. Нет даже партии, желающей открыто поддержать Кучму. НДП и та сомневается в целесообразности вхождения в президентскую «Антанту» (примерно так переводится на французский слово «Злагода»). Объединение это уже можно назвать мертворожденным, ибо задумывалось оно под выборы, но в соответствии с буквой нового избирательного закона «Антанта» даже выдвинуть Кучму официально не может.

Население, насколько можно судить, Кучме не особо верит. Ну снял он министра энергетики за периодическое отключение электричества в населенных пунктах. Ну назначил нового, и что - перестали отключать? Ну, объявил борьбу с коррупцией, и что - кого-то поборол? О Павле Ивановиче (которого в свое время принципиальный Леонид Данилович снял «по состоянию здоровья») не будем. Экс-премьера «разменяли» в сложной закулисной игре, в которой Кучма такая же слабая фигура, как и Лазаренко.

Парламентарии, насколько можно видеть, в Кучму особо не верят. Это относится в том числе и к тем, кто является блюстителем его интересов по «штатному расписанию». Преодоление президентского вето на закон о президентских выборах - наиболее яркая тому иллюстрация. Помимо всего прочего, это продемонстрировало: даже те, кто вынужден «ходить под Кучмой», хотят закрепить за собой право «сходить налево».

Об отношении прессы к Президенту, точнее об отношениях прессы и Президента, говорить не хочется. Внедрение в жизнь лозунга «О Кучме или хорошо, или ничего» превратило наше родное информационное пространство в практически полное «ничего». Любопытно, что очень многие журналисты абсолютно искренне симпатизировали бывшему гендиректору ЮМЗ в пору его премьерства. Это обстоятельство (на мой более чем субъективный взгляд) лишь усиливает антипатию части прессы к тому, о ком она не может писать плохо, но не хочет писать хорошо.

Триумф Леонида Даниловича пятилетней давности, по большому счету, стал возможен благодаря трем обстоятельствам - самоуверенности Кравчука, доверчивости левых и ловкости кучмовских подмастерьев. Первые два козыря уже давно в «отбое».

Штабы работают. Работают неплохо. Сами по себе. Поскольку до сих пор не поделили сферы влияния и степень влияния на Президента. Других козырей, похоже, нет. Что есть?

Еще есть категория граждан (весьма внушительная, по различным прикидкам, 11-15%), всегда голосующая за власть. Мотивы подобного волеизъявления различные. Кто-то, хоть и живет плохо при старом Президенте, почему-то уверен, что при новом будет жить еще хуже. Кто-то голосует за существующий порядок вещей, потому что так проще. Или потому, что так надо. Кто-то просто ставит крестик напротив единственной знакомой фамилии.

Электорат сей - президентский, но отнюдь не кучмовский. В большинстве своем это те, кто голосовал в 1994-м за Кравчука, а в 2004-м будет голосовать за того, кто окажется первым в 1999-м.

Какую-то часть голосов «обеспечат» не в меру услужливые губернаторы, еще часть «принесут» в охапке президентские «кассиры».

В свой актив глава государства в принципе может записать и тех, кто будет голосовать за него как за главную альтернативу левым. Доморощенный спектакль по мотивам известного российского политического мюзикла «Голосуй, а то проиграешь» у нас уже репетируют. Вот только смета поскромнее, режиссеры не того масштаба, а с исполнителем главной роли просто беда.

Борис Николаевич - мужик, понимаешь. Снять, разогнать - нет вопросов. Расстрелять - хоть целый парламент. Опять же фактурный, силищей от него веяло (до недавних пор), да и по-русски говорит лучше, чем Леонид Данилович по-украински.

От нашего Президента здоровой мужицкой силой веяло не часто. Прикрикнуть в ходе заседаний правительства на министров, от тебя всецело зависящих, - не есть проявление силы. Сравнить сессию высшего законодательного органа с колхозным собранием - не есть демонстрация мужества.

Люди, близко знающие главу государства, говорят, что лидерские качества в нем выражены гораздо более ярко, чем в Марчуке, Морозе или Симоненко. Сомневаюсь, что люди, близко знающие Кучму, составляют хотя бы 1% избирателей. Остальные о харизматичности Президента, по-моему, не проинформированы. Впечатляющие победы на коврах сражений не видны избирателю. До полей арбитр нации так и не добрался.

Для меня Леонид Кучма, наверное, навсегда будет ассоциироваться с картинкой из далекого уже 1994-го. Вашингтон, первый государственный визит украинского Президента в США. По лужайке возле Белого дома идут главы государств. На фоне осанистого, гордо несущего себя Клинтона ссутулившийся, безвольно размахивающий руками Кучма особенно остро походил на неудачника. Хотя все неудачи были еще впереди.

Самая большая удача Президента заключается в том, что у всех его конкурентов нет, (как и у него самого), если можно так выразиться, эксклюзивного электората. Нет электората как категории. Как мне кажется, соперники ныне действующего главы государства несколько богаче его, поелику у любого (в отличие от Кучмы) есть свой небольшой отряд «симпатиков», которые боготворят своего кумира. Кто-то увлечен речистостью и решительностью Витренко, кому-то импонирует значительность Марчука, кто-то попал под скромное обаяние Мороза. Но в сравнении с армией избирателей эти отряды ничтожно малы.

У большинства конкурентов Кучмы имеются и преданные им единомышленники, однако наличие тех, кто готов пожертвовать собой ради твоего успеха, - лишь повод для победы.

Пока трудно сказать, из какого человеческого материала будет строить свою победу Евгений Марчук. Главная сила которого не в спокойствии, а в том, что он некий компромисс между левыми и Кучмой. Соответственно его опорой должны стать те политики, которые не верят в свое благополучие при будущем левом Президенте. И не верят в благополучное будущее Президента Кучмы. Эти политики способны привести под его знамена некоторый электорат. Но не слишком ясно, что же, собственно говоря, начертано на этих самых знаменах.

Марчук, как по мне, внеидеологичен, и это роднит его с Кучмой и Ткаченко. В либеральные взгляды Президента верится не больше, чем в ортодоксальную левизну спикера и относительную левизну председателя парламентского комитета по вопросам социальной защиты.

Тем более, что в ходе марш-броска по регионам Евгений Кириллович с успехом пользовался различными средствами политической пиротехники, имитации и маскировки. Горючая смесь социал-демократии и национал-патриотизма пока поражает воображение, а вот способна ли она поразить избирателя, покажет осенний штурм бастиона на Банковой.

Идеологическое наполнение предвыборной программы Марчука может показаться хаотичным, но в этом хаосе можно отыскать свой порядок и смысл.

Наш избиратель так же внеидеологичен, как и почти все претенденты в президенты. У среднестатистического обывателя нет ничего, поэтому он хочет всего сразу. Чтобы зарплаты были, как в США, а цены, как в Белоруссии. Чтобы медицинское обслуживание было качественным, но бесплатным. Чтобы мы были европейской страной, но в союзе с СНГ. Чтоб у нас был капиталистический рынок с социалистической системой распределения. Чтобы «Мерседес» стоил, как «Таврия», а «Таврия» ездила, как «Мерседес».

Спрос рождает предложение. Смешение стилей, присутствующее в риторике абсолютно всех претендентов на трон (включая левых, хотя и в меньшей степени), - универсальный ответ на все вопросы. Марчук в этом просто преуспел больше остальных.

Кто запретит одновременно обещать интеграцию в европейские структуры и дальнейшее укрепление дружбы с братьями-славянами, ратовать за увеличение объема иностранных инвестиций и защиту отечественного товаропроизводителя? Декларируя все это и многое другое, можно абсолютно не кривить душой. Ибо вся политика Украины, начиная с дня провозглашения независимости, - это «смешение стилей». Политические прыжки в ширину. И если мы до сих пор ничего себе не порвали, то почему бы и дальше не прыгать тем же макаром?

Народ не просто готов слушать обещания всего сразу, он жаждет это слышать. Если суммировать многочисленные опросы - открытые и закрытые, корректные и не очень - то львиная доля избирателей на вопрос «Вы за кого?» отвечает либо «Все равно», либо «Не знаю», либо «Ни за кого», либо «Я против…». Будущий избранник у громадного количества людей пока не персонифицирован. Повторюсь, «личным» электоратом как политической категорией, как конкретной, осязаемой силой похвалиться не может никто. Электорат ничей, а значит общий. И формула Марчука, при которой он (похоже) намерен «взять понемногу отовсюду», может быть и единственно правильная.

Но лишь при одном условии. Если в портфеле у него есть реальная программа действий, спрятанная от избирательского глаза (кабы не спугнуть). Если нет, то мы получим второго Кучму. Еще пяток годков, убитых на прыжки в ширину, национальная «мускулатура» может не выдержать.

Планы Марчука - потемки. Трудно сказать, как складывается у Евгения Кирилловича на публичном фронте, но на «кулуарном» у него пока все проистекает достаточно успешно. Одному Богу известно, являются ли обозначившийся раскол НДП и случившийся раскол Руха частью разработанного им невероятно тонкого плана или же это просто невероятная везуха. Независимо от этого, неприятности, произошедшие с двумя наиболее близкими к Кучме политическими организациями, играют на руку экс-главе СБУ. Бойцы не просто дезертируют из армии Верховного главнокомандующего, сама жизнь подталкивает их к переходу на сторону генерала армии. Ну, а в самом деле, кого поддерживать Лавриновичу с Костенко или, скажем, Емцу с Филенко? Мороза? Сомнительно. Кандидатура Симоненко вообще не обсуждается.

Виктор Ющенко, в котором разнокалиберные демократы почему-то увидели едва ли не украинского Моисея, как кандидат в мессии уже «спекся». Варианты выдвижения Пинзеника (Матвиенко, Костенко) при всем уважении к обозначенным политикам серьезно рассматриваться не должны.

Впрочем, вопрос о поддержке Леонида Даниловича еще не снят окончательно с повестки дня ни костенковским Рухом, ни все еще единой (до мая?) НДП. Но Президент, позиция которого в отношении партий проста - «вас много, я один», как будто нарочно делает все, чтобы остаться в одиночестве. Пардон, вдвоем с Пустовойтенко, который на днях объявил, что останется рядом с земляком, «если даже никто не будет его поддерживать». Очень жизнеутверждающее заявление. Впрочем, для пессимизма есть основания - господина Кучму, бессменного лидера «придворных» рейтингов, на днях на этом посту сменила товарищ Витренко.

Фантастическая женщина Наталья Михайловна. И фантастически везучая. Сама жизнь дарит ей очки. Арест Оджалана, вступление в МПА СНГ, натовская авантюра в Косово - все эти события просто созданы для феерических спичей самой прогрессивной социалистки современности. Лидер ПСПУ действительно политик своеобразный. И личных почитателей у нее, возможно, больше, чем у любого из ее конкурентов. Четыре с копейками процента голосов, набранных партией весной 1998-го, - это ее индивидуальный показатель. Это безумно много в сравнении с другими, но это ничего, если вести речь о шансах на президентство.

Собирать голоса Витренко придется на том же поле, что и Морозу, и Симоненко, и Ткаченко. Поле большое - левый и протестный электорат в сумме где-то процентов 40-50%. А теперь разделите эту сумму на четыре. Разлив из одной бочки. Еще точнее - сообщающиеся сосуды.

Глубоко симптоматично, что понижение рейтинга Мороза и повышение рейтинга Витренко совпало по времени. Ситуативен избиратель-то. Перетекает по сосудикам. Достоинство левого электората - массовость, недостаток - люмпенизированность. Где уж ему понять разницу в теоретических подходах к марксизму. Разница между потенциальными электоральными группами Мороза, Витренко, Симоненко и Ткаченко - теоретическая. У Натальи Михайловны - наиболее бедные и наименее организованные слои населения. У Петра Николаевича - бедные и относительно организованные. У Александра Александровича - горожане. А Александра Николаевича - селяне. Но границы между «секторами» четырех кандидатов условные. Всем бы им единого кандидата - вот тогда бы получил нынешний антинародный режим по полной программе.

Но не будет единого кандидата. И не только в амбициях дело (хотя и в них тоже). Просто не нужен сильный левый нелевым кандидатам. В первую очередь, невыгоден он «антинародному режиму». Как знать, не окажется ли высокий рейтинг Витренко очередным «троянским конем» в лагере и так перессорившихся левых? Вчера услышал шутку: мол, соцопрос, поднявший Витренко на вершину популярности, проводили на Банковой…

Не будет единого левого, хотя разговоры о нем будут непременно. Скажем, выступят с подобной инициативой - выступить общим фронтом - коммунисты. Но имени кандидата не назовут. И будут ждать - у кого нервы сдадут раньше. Предположительно, у Мороза, прекрасно понимающего, что коммунисты его на своих плечах на Банковую не понесут. После того, как СПУ выдвинет Сан Саныча, «народ» выдвинет Александра Николаевича. «Народ» к тому времени подберут, в крайнем случае, сойдет и СелПУ. Когда оба «засветятся», Компартия разведет руками и «двинет» Симоненко, заодно обвинив Мороза в расколе единого левого фронта. Витренко находится вне этой схемы в силу своей самодостаточности (а кое-кто полагает, что и заангажированности).

И придется каждому уповать, что в его сосудец из общей бочки накапает поболе, чем другому. Если договорятся хотя бы двое, то шансы того из них, кто окажется «ведущим», увеличатся не в арифметической, а в геометрической прогрессии. Но не сильно в эти договоренности верится.

Если описанная выше версия окажется реальностью, главным пострадавшим окажется Мороз, переживающий сейчас не лучшие времена по причинам как объективного, так и субъективного порядка. Раньше ироничному Морозу не хватало агрессии, сейчас относительно агрессивному Морозу не хватает иронии. И всегда, кажется, ему не доставало решительности.

Но главное, чего не достает всем шестерым лидерам отечественной политики - заслуг перед своим народом. У кого-то было больше возможностей снискать славу на поприще служения Отечеству, у кого-то меньше. Но, думается, каждый из них, положа руку на сердце, признается, что хвалиться-то нечем. Благими намерениями дорогу к благополучию не вымостишь.

И будет избиратель выбирать: на кого компромата больше, на кого - меньше. Кто симпатичнее, кто цицеронистее…

В жизни Вийона или Моцарта, Байрона или Рембо, Пушкина или Хемингуэя найдется немало подтверждений не слишком строгого следования общепринятым нормам морали. Но величие любого из них не ставит под сомнение никто. Как никто не оспаривает величия кровожадного Петра I или развратной Екатерины II.

Ибо каждый из них место в мировой истории отвоевал благодаря (выражаясь современным языком) профессионализму, проявленному на основном месте работы. Украинским политикам, претендующим на президентский пост, за место в отечественной истории еще предстоит побороться.

Звание самого элегантного, самого обаятельного и даже самого красноречивого политика ценится преимущественно политическими гурманами. Обыватель ценит дело. Оно является показателем любви к собственныму народу. А не любовь к эпитетам, к чернозему, к детям-сиротам или к музыке…

Глава СД Гейдрих, весьма искусный скрипач, частенько музицировал в узком кругу соратников по нацистской партии. Руководитель гестапо Мюллер снимал стресс при помощи игры на фортепиано. Кормчий третьего рейха Адольф Гитлер писал маслом. О хобби этих людей, оставивших заметный след в мировой истории, сейчас мало кто вспоминает.

Такая наша судьба: в октябре нам придется выбирать между способным гитаристом и небесталанным поэтом, неплохим пианистом и плохим танцором…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно