Cherchez Le Petrol

18 февраля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 18 февраля-25 февраля

Демарш министра юстиции Украины Романа Зварича, связанный с распоряжением правительства «О реэкс...

Демарш министра юстиции Украины Романа Зварича, связанный с распоряжением правительства «О реэкспортных операциях с нефтью» от 16 февраля 2005 года, помимо конфликта личных интересов, вскрыл и другие конфликты, существующие между бизнесом и властью.

Из всего известного на сегодня о «мотивах» отставки Р.Зварича, определенно следует пока только то, что он действительно нарушил субординацию и правила внутриправительственного этикета. Насколько вескими были у министра на то причины и были ли вообще, — пока утверждать нельзя.

Однозначно пока то, что факты и причастные к этой истории лица говорят о том, что министр юстиции отказался визировать распоряжение правительства, запрещающее реэкспорт нефти из Украины. Причем визировать его (а все подобные документы должны подвергаться такой процедуре в Минюсте на предмет соответствия действующим законам и международным обязательствам Украины) г-н Зварич отказался в тот момент, когда на таможне «зависла» нефть, которую намеревалось вывезти из Украины в Словакию общество с ограниченной ответственностью «ОЙЛ Транзит». Заместителем генерального директора данного ООО значится г-жа Светлана Зварич – супруга министра юстиции.

Краткий комментарий на сей счет Романа Зварича 5-му каналу сводился к тому, что членов его семьи отдельные члены правительства втягивают в коррупционные схемы. Не потерпит г-н Зварич и вмешательства депутатов от нефтебизнеса в работу его министерства.

Поименно он никого при этом не назвал. Однако надо учесть, что подготовке нашумевшего реэкспортного распоряжения Кабмина предшествовало заседание правительства с подробным разбором теневых схем в нефтебизнесе. В этом заседании принял активное публичное участие народный депутат Игорь Еремеев. Имя этого волынского бизнесмена неразрывно связано с нефтетрейдерской группой «Континиум», контролирующей 43% НПК «Галичина» и рынок нефтепродуктов в западных областях Украины.

Так вот, жена министра юстиции (в своем послании на имя премьер-министра и в письме на имя депутата Ключковского) С.Зварич, можно сказать, буквально обвинила И.Еремеева в том, что он предлагает ей незаконную операцию, что, по ее словам, и послужило поводом для возмущения Р.Зварича и его отказа подписать распоряжение правительства о ВРЕМЕННОМ, как выяснилось позже, запрете реэкспорта нефти.

В общих чертах таким образом представлялась эта история до момента, пока «Зеркалу недели» не удалось восстановить реальную картину несостоявшейся нефтяной аферы с 3 млн. тонн российской нефти и, соответственно, некоторые причины демарша министра Р.Зварича.

Но, как удалось нам выяснить, история эта на самом деле намного прозаичнее, хотя и глобальнее.

Итак, ООО «ОЙЛ Транзит» каким-то образом договорилось с российской стороной о «закупке» 3 млн. тонн нефти. Кто со стороны России выступал инициатором продажи нефти именно этой компании, можно только догадываться, если учесть, что впоследствии, жалуясь премьер-министру, г-жа Зварич сообщила, что представляемая ею компания «ОЙЛ Транзит» получила «подтверждение» в письме замглавы Федерального энергетического агентства РФ г-на Гордеева о том, что, мол, якобы эта нефть идет вне запланированных объемов нефти для украинских НПЗ (согласно ежегодному межправительственному протоколу). Тут же возникает вопрос: почему такое подтверждение направлено на имя компании, а не в уполномоченные государственные органы Украины? Вряд ли такая крупная партия нефти могла бы пройти без внимания (или непосредственного участия?) главы российской АК «Транснефть» Семена Вайнштока, которому пришлось согласовывать график прокачки такого объема. Не мог не знать об этом и топливный министр России г-н Юсуфов. Но, да бог с ними, в конце концов это их зона ответственности.

Правда, при этом, по словам министра экономики Украины Сергея Терехина, для правительства Украины возникает вопрос: зачитываются ли указанные 3 млн. тонн российской нефти в общую квоту поставок российской нефти для украинских НПЗ, которая, как уже сказано, ежегодно оговаривается в межправительственном протоколе Украина—РФ? Никаких подтверждений этому, кроме вышеупомянутого письма г-на Гордеева на имя ООО, не существует. По крайней мере, пока их найти не удалось. С.Терехин считает, что «если эта нефть входит в выделенную россиянами для украинских НПЗ квоту на поставки сырой нефти в 2005 году, то тогда Украина получает 3-миллионный дисбаланс на внутриукраинском рынке нефтепродуктов».

Представьте себе, если и без того шаткий рынок нефтепродуктов Украины почувствует и узнает (а это произойдет почти автоматически) о таком дисбалансе, а точнее, недостатке 16-17% от потребности в нефтепродуктах, да еще накануне предстоящей посевной кампании, то уже никакие меморандумы и запреты не спасут нас от моментального топливного кризиса и ценового скачка. Тем более что достигнутая договоренность уже правительства Ю.Тимошенко с нефтетрейдерами о правилах игры на отечественном рынке нефтепродуктов, по словам главы Минтопэнерго Украины Ивана Плачкова, никаких ценовых ограничений не содержит…

Но прежде чем эти 3 млн. тонн нефти поступили бы в Украину, компания-экспортер должна была получить соответствующее разрешение в госорганах Украины. Так вот, пояснил С.Терехин, форма и процедура получения такого разрешения, по крайней мере, вызывает удивление. Во-первых, разрешение на прокачку означенного объема нефти было выдано уже не имеющим никаких полномочий заместителем министра экономики Украины… 4 февраля 2005 года – в день «инаугурации» премьер-министра Юлии Тимошенко и ее правительства. Во-вторых, выдача подобных разрешений никогда не относилась к компетенции именно этого чиновника. Подписав все-таки разрешение, этому чиновнику пришлось потом вдогонку оформлять самому на свое имя право подписи для таможни.

И уже на следующий день было дано разрешение таможне на оформление этой нефти. Хотя существует стандартная проверка для выдачи таможенного разрешения – 15 дней (чтобы удостовериться, что все формальности и законность сделки соблюдены).

Таким образом, под шумок новых назначений кого-то «уговорили» подмахнуть все эти разрешения, надеясь, видимо, что никто потом не разберется. Фактически это означает фальсификацию решения «по внутренним процедурам». Но это полбеды, хотя из-за таких административных нарушений столько всего было наворочено… Есть куда более далеко идущие экономические последствия этой сделки с «неоформленными» 3 млн. тонн российской нефти.

Министр экономики Украины напоминает: «В соответствии со ст.4 Договора о свободной торговле между Россией и Украиной, реэкспорт любого товара, который облагается пошлинами при экспорте из России, запрещен. Можно в отдельных случаях получить решение на реэкспорт определенных товаров на правительственном уровне (как говорится, не правил без исключений), но этого сделано не было». Тем более в такой короткий срок да под шумок смены правительства. Так или иначе, но ООО «ОЙЛ Транзит» такого разрешения не имеет (или, по крайней мере, о нем правительству ничего не известно).

Что значит это для Украины и российско-украинских торговых отношений, в интервью «ЗН» объяснил министр экономики Сергей Терехин: «Для Российской Федерации это (реэкспорт 3 млн. тонн нефти. – Авт.) было бы поводом обвинить Украину в нарушении базового экономического договора, что Украине крайне нежелательно в момент проведения переговоров об изъятии групп товаров из перечня облагаемых налогом…»

Теперь о следующем немаловажном и весьма неприятном «сюрпризе», который может ожидать нас в случае выброса на европейский рынок столь крупной неучтенной партии нефти. Как известно из писем г-жи Зварич, ООО «ОЙЛ Транзит» планировало, а точнее, законтрактовало поставку 3 млн. тонн нефти в Словению. Прежде «под флагом» Украины (а именно так это ООО планировало реэкспортировать нефть) на европейский рынок поступали незначительные партии нефти. «Украина не является участником европейского раздела рынка, а значит, никогда не делала погоды на этом рынке – ни по объемам поставок, ни по ценам. Между тем ООО «ОЙЛ Транзит» планировало поставить нефть по ценам, которые намного ниже, существующих на этом рынке», – заметил С.Терехин.

По самым оптимистическим подсчетам, разница между законтрактованной ценой 3 млн. тонн «украинской» нефти и ценой на рынке, например, Словении составляет 44 долл. на каждой тонне нефти, по пессимистическим – 64 долл. Приблизительные подсчеты показывают, что задекларированная цена этих 3 млн. тонн нефти может отличаться от более-менее реальной на 13,2-19,2 млн. долл. И это только возможная разница… Но даже если эта нефть и будет продана по более приближенным к действующим на еврорынке ценам, все равно уже сам объем вносит дисбаланс в нефтерынок этого региона. По мнению С.Терехина, «в этом случае Украину ожидают санкции антидемпингового характера». Заметьте, государство Украину, а не компанию-экпортера. Нужны ли такие проблемы Украине в настоящее время, когда речь идет о переговорах об условиях торговли с Евросоюзом?

Но вернемся к ценам на нефть. Безусловно, это только предположение, что в Европе нефть может быть продана по столь демпинговым ценам (вряд ли такое возможно). А это может означать, если наши предположения верны, что десятки миллионов долларов уйдут на счета какого-нибудь оффшора. Но главное, что база для начисления налога на прибыль компании «ОЙЛ Транзит» будет уменьшена именно на такую сумму (приблизительно на 4,5 млн. долл. на первых 100 тыс. тонн нефти). Умножьте это процентов на 20 (возмещенный НДС) и вы получите многомиллионный результат фискального характера для бюджета Украины со знаком «минус». Иными словами, эти миллионы просто будут выведены из бюджета страны под предлогом «возврата» НДС как экспортеру.

Вот, собственно, из-за всего этого и разгорелся сыр-бор между членами правительства, а точнее, между правительством и Романом Зваричем. Но эта история была бы не полной без еще одной главы о том, как же «ОЙЛ Транзит» смогла «поссориться» с НПК «Галичина» (Дрогобычский НПЗ) и, соответсвенно, лично с г-ном Еремеевым. Когда эта «сомнительная» нефть попала-таки на этот нефтеперерабатывающий завод, как-то так оказалось, что нефть Светланы Зварич руководство НПК «Галичина» реэкспортировать отказалось (или, может, побоялось). При такой позиции «Галичини» схема вывоза нефти оказалась под угрозой. Тем не менее компании «ОЙЛ Транзит» действительно предложили продать нефть в Украине через несколько фирм, чтобы поставить ее как нефть, предназначенную по квоте для украинских НПЗ, в частности для того же НПК «Галичина». То есть для внутреннего рынка. Но ООО «ОЙЛ Транзит» уже имеет экспортный контракт (хотя в своем же письме на имя премьера компания упоминает реэкспорт и экспорт одновременно).

Участники нефтяного рынка в разговоре с корреспондентом «ЗН» подтвердили, что существуют такие схемы реэкспорта, когда российские компании (или их представители в Украине) поставляют нефть якобы по экспортной квоте в рамках межправительственного протокола – для НПЗ Украины. Таким образом, те же российские компании уходят от экспортного налога и заодно таким образом увеличивают свою экспортную квоту (такая нефть только с начала 2005 года облагается по нулевому НДС). Затем завод якобы отказывается от нефти и тогда ее экспортируют. Формально экспортируют, но на самом деле это и есть реэкспорт, что запрещено договором между Украиной и Россией. Более того, заявляя ту же нефть как экспортную из Украины (нонсенс: Украина всего-то за год добывает менее 4 млн. тонн нефти, а тут только одна фирма намерена экспортировать сразу 3 млн. тонн!), такой «экспортер» обращается за возмещением НДС из госказны.

Так что схема проста и действенна. Особенно, если учесть, что подобные «оборудки» практиковались с промежуточным участием украинских нефтеперерабатывающих заводов, расположенных поближе к Бродам. А там недалеко два западноукраинских НПЗ – Дрогобычский и Надворнянский (НПК «Галичина» и «Нафтохімік Прикарпаття». А чтобы нефть максимально быстро доставлялась на экспорт, кстати, пришелся и реверс нефтепровода Одесса-Броды, ибо в Одессе такую незаконно реэкспортируемую нефть быстро грузили на танкеры – хоть тебе в Словению, хоть куда хочешь. Словом, концы в воду.

Вот приблизительно такую причинно-следственную связь установило, скажем так, внутреннее расследование правительства относительно претензий и обвинений супружеской четы Зваричей в адрес членов правительства и депутатов.

Естественно, что в ходе этого расследования эксперты Минэкономики направили запросы и в Минтопэнерго, и в другие причастные госучреждения и службы, а также непосредственно компании «ОЙЛ Транзит». Никаких официальных ответов от указанной компании и г-жи Зварич не последовало. Зато, как сообщил «ЗН» Сергей Терехин, по правительственной связи последовал звонок от заместителя генерального директора ООО «ОЙЛ Транзит» Светланы Зварич министру экономики Украины… Справедливо считая, что член правительства, министр экономики не должен вдаваться в объяснения с коммерсантом по таким вопросам, и не будучи все же экспертом рынка нефти и нефтепродуктов, господин Терехин ограничился объяснением, что говорить об интересующей проблеме с коммерсантом С.Зварич, как и с кем бы то ни было другим, он не намерен.

Аккурат накануне этого случая правительство распорядилось до выяснения всех нюансов рынка нефти Украины приостановить реэкспорт нефти. Соответственно «контракт» на 3 млн. тонн нефти, опекаемый С.Зварич, оказался заблокированным: нефть в Украину вошла, а выйти не может.

Один из инициаторов запрета реэкспорта нефти народный депутат И.Еремеев в интервью «ЗН» сообщил, что он лично не связывает «гнев» четы Зварич и тем более министра юстиции Р.Зварича со своей инициативой о запрете реэкспорта нефти. Он уверяет, что руководствовался исключительно государственными интересами, тем более как человек, не понаслышке знакомый с нефтяным бизнесом. Впрочем, И.Еремеев вскользь заметил, что «видимо, министру юстиции есть о чем волноваться, коль он так себя повел»…

Вполне возможно, что разобравшись во всех деталях сделки ООО «ОЙЛ Транзит», правительство даже позволит этой компании реэкспортировать нефть из Украины. Со временем узнаем.

Но уже на этом этапе эта «нефтяная» история оказывается очень поучительной.

Во-первых, очевидно, что до провозглашенного Президентом разделения бизнеса и власти еще далеко.

Во-вторых, такой формальный «отказ» от бизнеса, как перевод его на имя супруги или другого близкого члена семьи, – это никакой ни уход из бизнеса.

Но даже если в случае с г-ном министром юстиции его жена задолго до этого самостоятельно занималась бизнесом, без его участия, то все равно существует масса вопросов. Вправе ли господин министр, пользуясь своим служебным положением, предоставлять своей родственнице возможность правительственной связи со своим коллегой по правительству? Но и это еще не все. Вправе ли министр, «полузаявляя» о своей отставке, перед тем отказываться от выполнения своих прямых обязанностей (визирования распоряжения Кабинета министров при такой эмоциональной мотивации), фактически выставляя правительству ультиматум: или запрет реэкспорта, или моя отставка?..

Президент Виктор Ющенко назвал происходящее «проблемой роста новой команды». Закулисно «выписав по первое число» всем участникам конфликта. Скорее всего, отставку Романа Зварича он не примет. А вопрос о возможности отставки министра юстиции будет рассматриваться на заседании Кабинета министров 22 февраля.

Но описанная история, надеемся, станет уроком для всех: любые споры хозяйствующих субъектов должны, как это предусмотрено законодательством, разрешаться в судебном порядке, даже если у субъекта предпринимательской деятельности есть претензии к правительству по поводу распоряжений или постановлений.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно