ЧЕКИСТСКАЯ МУДРОСТЬ: «ДАВАЙТЕ СЛЕДИТЬ ДРУГ ЗА ДРУГОМ — И ВСЕ БУДЕТ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО»

4 января, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 4 января-18 января

Антураж, которым в минувшую среду было обставлено явление народу «бесспорных доказательств нечестности отдельных политиков», вполне соответствовал классическим канонам компроматологии...

Антураж, которым в минувшую среду было обставлено явление народу «бесспорных доказательств нечестности отдельных политиков», вполне соответствовал классическим канонам компроматологии. Предварительный разогрев публики путем обещаний послепраздничных сюрпризов, выступление перед массовой журналистской аудиторией, прокручивание аудиозаписи легко узнаваемых голосов и некоторая недосказанность, необходимая для соблюдения правил жанра. Правда, ради соблюдения этих правил пришлось пожертвовать весомой толикой логики: презентовавшая разоблачительные материалы общественная организация «За честность в политике», декларирующая принцип этой самой честности, не была честной до конца и не раскрыла тайну происхождения этих материалов. Впрочем, это далеко не единственный и не самый крупный алогизм в истории, успевшей с легкой руки не особо утруждающих себя сравнительным анализом получить название «кассетный скандал-2».

Что же касается содержания обнародованной записи, то даже на фоне болотно-дремотного состояния украинской политики, даже с точки зрения изголодавшихся по «экшену» экспертов и журналистов эффекта разорвавшейся бомбы оно не возымело. Имена тех, кто 13 декабря выбивал из-под Виктора Медведчука вице-спикерское кресло, знакомы любому, кто удосужился заглянуть в распечатки того исторического поименного голосования. А удивляться тому, что принятию любого мало-мальски значительного решения в парламенте предшествуют консультации, переговоры и договоренности, сопровождающиеся выяснением отношений в далеко не дипломатических выражениях, способен разве что давший строгий обет игнорирования политических сообщений. Если из телефонного разговора Александра Омельченко и Виктора Ющенко все же попытаться извлечь хоть какую-то познавательную пользу, то сводится она к тому, что страна: а) в сотый раз убедилась в несокрушимой напористости киевского мэра, с которой он строит не только столичные объекты, но при необходимости и самых рейтинговых политиков; б) в стопятидесятый раз — в безмерной способности лидера «Нашей Украины» мужественно переносить разговоры на самых повышенных тонах; в) в тристапятидесятый раз — в том, что «родина слышит, родина знает» всех и каждого, независимо от статуса и общественного положения.

Так что если выданную на-гора «сенсацию» что-то и роднит с компроматом, то, пожалуй, только лишь ее родословная. Поскольку запись эта — серьезный компромат на ее автора (или авторов). В этом, кстати говоря, состоит абсолютная некорректность, если не сказать циничность, сравнения презентованной пленки с записями майора Мельниченко: во-первых, она анонимна, а во-вторых, предмет зафиксированного на ней разговора даже с присутствием в нем реплики Александра Омельченко «Судьба решается Украины!» просто не сопоставим с масштабностью картины, предстающей по ознакомлении с беседами, происходившими в главном кабинете страны, где речь подчас касалась жизни и смерти. Устроители нынешнего пленочного скандала спрятались за широкой спиной бывшего пресс-секретаря Вячеслава Чорновила — Дмитрия Понамарчука. И, заявив на премьерном прослушивании о том, что не намерен разглашать свой источник, он пока упорно хранит доверенный ему секрет. Больше того, в интервью «ЗН» признался, что даже при желании не смог бы назвать имена поставщиков этой специфической аудиопродукции. Поскольку не контактировал с ними. «Даже через посредников?» — поинтересовались мы у Дмитрия, не вполне представляя бесконтактную технологию получения кассет, происходившего, по его же словам, по схеме: «Пришел с диктофоном, записал, прослушал и решил, что мне это подходит». «Ну, в Киеве масса кафешек, где можно оставить для человека передачу и информацию», — объяснил Понамарчук. Воздержимся от комментариев, тем более что степень откровенности признаний руководителя «Рух-пресса», судя по всему, предстоит оценивать правоохранительным органам. По отзывам юристов, возбуждения уголовного дела в данном случае не избежать. И если один из «пострадавших», поначалу даже отказывавшийся от комментариев о случившемся, вряд ли станет требовать привлечения к ответственности тех, кому родители в детстве не объяснили, что «подсматривать в замочную скважину, читать чужие письма и подслушивать чужие разговоры — это очень плохо», то второй уже заявил о намерении обратиться в суд по факту прослушивания и обнародования его телефонного разговора.

Но Понамарчук готов, о чем и заявил в интервью «ЗН», понести любое наказание, поскольку убежден в незыблемости своей принципиальной позиции: «Мне нужны были неопровержимые доказательства того, в чем я так долго пытался убедить членов Руха, — Виктор Ющенко не тянет на национального лидера, под чей рейтинг стоило сдавать Народный рух Украины. Он не является самодостаточным политиком, у него нет своего «я», он гуттаперчевый. И я достиг своей цели. Возможно, дорогой ценой, но это мой выбор». Правда, если говорить о самодостаточности и самостоятельности, то даже поверив в искренность новоявленного обличителя (известного наличием изрядной доли политического авантюризма, но никак не романтизма), трудно отделаться от впечатления, что перед нами — результат умело организованной операции, в которой Дмитрию Понамарчуку отведена самая заметная, но далеко не самая главная роль. Операция, требующая немалых организационных и финансовых затрат. Операция, проведенная с соблюдением основных канонов подобных мероприятий: с привлечением Интернета, откуда традиционные СМИ черпали цитаты разговора, с заметанием следов и запутыванием пути прохождения информации. Со странными совпадениями, по которым известные политики, чьи имена упоминались в оглашенных аудиозаписях, случайно оказывались как раз в том месте и в то время, когда их там не менее случайно ожидали журналисты, тут же получающие возможность взять интервью на животрепещущую тему. А в силах ли был Понамарчук организовать столь оперативное и широкое освещение на общенациональных телеканалах и в газетах своей пресс-конференции? Помнится, когда стартовал «кассетный скандал», те же каналы ограничились информацией, сводящейся к тому, что «лидер социалистов Александр Мороз обвинил некоторых высоких должностных лиц Украины в причастности к исчезновению журналиста Георгия Гонгадзе». Нынче же телевизионщики не пожалели эфирного времени на прокручивание всей пленки, предоставив стране удовольствие насладиться высоким качеством записи. Почему Понамарчук выступил «под крышей» объединения «За честность в политике», на сайте которого и была размещена расшифровка записанного диалога и тенденциозность которого в отборе самых нечестных украинских политиков (чей перечень вывешен на сайте) не мог не заметить разве что ленивый? Сам Дмитрий объясняет это тем, что там от него, в отличие от других мест, куда он обращался с просьбой о поддержке, не потребовали за услугу денег. Наверное, могут себе позволить…

А теперь обратим внимание на техническую сторону вопроса. На той же пресс-конференции прозвучала мысль о доступности эфира, в котором звучат разговоры по мобильному телефону (а Виктор Ющенко, как легко догадаться из того, что он говорит, направлялся в Винницу, и разговаривал именно по мобилке), любому любознательному уху. И судя из разговоров с обладателями мобильных телефонов, коих среди политиков 99,9 процента, существует довольно широко распространенное мнение о том, что прослушать при желании мобильную связь можно очень легко. Как удалось выяснить «ЗН», Виктор Андреевич пользуется телефоном, подключенным к оператору UMC (в стандарте GSM). Начальник отдела по связям с общественностью компании UMC Андрей Гундер сообщил нам, что этот оператор мобильной связи Винницу, как и остальные регионы Украины, покрывает. «Это цифровой стандарт, который предусматривает 570 изменений частоты в микросекунду. Я категорически заявляю, что через эфир прослушать GSM невозможно. А оператор мобильной связи прослушивать и записывать разговоры не имеет технической возможности. Доказательств того, что обсуждаемый в прессе разговор был снят со стандарта GSM UMC, не существует. Нужно выяснить, с какого телефона говорил г-н Омельченко. Должен вам сказать, что стационарные телефоны прослушиваются гораздо легче, чем мобильные».

Координатор блока «Наша Украина» Роман Бессмертный напомнил в интервью «ЗН» о том, как года три назад в парламенте по рукам ходило распоряжение СБУ об обязательном установлении систем снятия информации при завозе новых и при реконструкции старых средств связи. По оценкам экспертов, стоимость подобного оборудования для постоянного, круглосуточного, прослушивания мобильного телефона оценивается в 30 тысяч долларов. Если задаться целью слушать две линии, сумма, соответственно, удваивается, три — утраивается… Со стационарным телефоном действительно полегче: достаточно на телефонной станции бросить пару клем — и прослушивание обеспечено. Как видно, «повышенная слышимость» может быть обеспечена только при соответствующем финансовом обеспечении, либо силами спецорганов.

Но вернемся к политтехнологической стороне дела. Чего, помимо уличения Виктора Ющенко в мягкотелости, хотели добиться организаторы скандала? Может быть, хотели застолбить за собой первенство в использовании подобных технологий и дать понять, что это только начало. Может, отомстить за что хотели? А может, показать всем остальным: так будет с каждым, кто снова вознамерится перейти дорогу. Что же будет с самими организаторами? О дальнейшей их судьбе мы поинтересовались у прокурора Киева Юрия Гайсинского:

Украинское законодательство, а именно статья 163 Уголовного кодекса Украины, предусматривает уголовную ответственность за нарушение тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфной или другой корреспонденции, которая передается средствами связи или через компьютер, в частности, предпринятое относительно государственных или общественных деятелей или предпринятое служебным лицом, или с использованием специальных приспособлений, предназначенных для негласного снятия информации, — карается лишением свободы от трех до семи лет. К числу государственных и общественных деятелей относится Президент, народные депутаты и, как говорится в научно-практическом комментарии к новому УК, лидеры политических партий. Причем последние относятся к государственным и общественным деятелям, за прослушивание разговоров которых установлена уголовная ответственность более тяжкая, чем за обычное прослушивание. А учитывая, что Александр Омельченко является лидером политической партии «Єдність», то, безусловно, ответственность установлена по второй части 163-й статьи УК. Другое дело, если бы ни Ющенко, ни Омельченко не признали бы, что это именно они участвуют в разговоре. Но поскольку Александр Омельченко не только не отрицает, что это его голос, а еще и настаивает на возбуждении уголовного дела по факту подслушивания, вопрос о возбуждении уголовного дела сегодня уже решен.

— Юрий Александрович, вам часто приходится сталкиваться с фактами незаконного прослушивания разговоров?

— О, это долгая история. Я начал работать первым заместителем генпрокурора в начале февраля 1992 года, и в этом же месяце Верховная Рада приняла закон об оперативно-розыскной деятельности. Впервые за историю независимой Украины была установлена процедура снятия информации с каналов связи. Во-первых, были указаны основания для этого. Во-вторых, утверждено, что санкцию на прослушивание дает генеральный прокурор или исполняющий его обязанности. Я помню, как генпрокурору сотнями со всей страны поступали обращения с просьбами дать такую санкцию. Но уже через полгода парламент изменил этот закон и, разгрузив и.о. генпрокурора, предоставил право давать санкции на прослушивание заместителям генерального прокурора и прокурорам областей. С принятием Конституции, в 31-й статье которой каждому гарантируется тайна переписки, телефонных разговоров, телеграфной и иной корреспонденции, право выдачи санкций на прослушивание перешло к судам.

— В настоящий момент вести прослушивание в стране могут Налоговая полиция, Служба безопасности, военная разведка, МВД. Но не секрет, что очень многие люди, достигшие определенных экономических и политических вершин, имеют свои службы безопасности, свои разведки, контрразведки, которые занимаются в том числе и прослушиванием чужих разговоров. С этим вам приходится сталкиваться?

— В прошлом году ВР приняла дополнения и изменения к закону об оперативно-розыскной деятельности, который и регулирует вопросы процедуры снятия информации с каналов связи, негласного проникновения в жилье и другие владения особы, контроль за перепиской и т. д. В этом дополнении на органы прокуратуры было возложено осуществление надзора за соблюдением этого закона. В течение 24 часов после дачи судом санкции на прослушивание названные вами органы обязаны сообщить прокурору о полученной санкции, а прокурор в свою очередь — проконтролировать, есть ли основания для снятия такой информации, нет ли нарушения прав человека и прочее.

Со случаями же прослушивания неуполномоченными на то структурами мы сталкивались крайне редко. По сути, это первый раз. Люди, бывает, жалуются на бытовом уровне. А вот такая широкая огласка информации да еще с обращением людей, разговоры которых были прослушаны, в рамках юрисдикции прокуратуры Киева произошла впервые.

— Согласно справке, полученной Службой безопасности от таможни во время «кассетного скандала», связанного с майором Мельниченко, за последнее время через таможню проходило оборудование для прослушивания, получателями которого были шесть частных фирм. Вам известно что-либо об этом?

— Нет, мне об этом ничего неизвестно и никаких комментариев по этому поводу я дать не могу.

– Кто в нынешней ситуации должен понести ответственность: те, кто непосредственно снимал информацию, или тот, кто распространял?

– И тот, кто прослушивал, и тот, кто распространял незаконно полученную информацию, подпадают под ответственность. На мой взгляд, разницы здесь никакой нет. Нарушена тайна разговоров или переписки — вот и установлена уголовная ответственность. Главное, чтобы лицо, совершившее это, достигло возраста 16 лет.

— Существует ли в Украине правовое поле, отдельно регулирующее действия того, кто предает огласке или распространяет незаконно полученную информацию.

— Разницы между тем, кто ее получает, и тем, кто распространяет, нет. И тот, и другой нарушают тайну, права, гарантируемые Конституцией. Что такое распространение? Это и есть нарушение тайны. Если бы кто-то молча прослушал и никто, кроме него, об этом не узнал, закон бы не сработал, поскольку о прослушивании могли и не узнать.

— Будете ли вы пытаться выяснить, кто непосредственно делал запись?

— Конечно, в рамках расследования такие вопросы будут выясняться.

— Не считаете ли вы, что от успешности проводимого прокуратурой расследования зависит очень многое. Поскольку если безнаказанным останется этот случай, будет создан прецедент, на основании которого подобная практика со временем станет обыденным делом?

— Приведу вам такой пример. В 1993 году я, как заместитель генерального прокурора, потребовал от прокуроров областей предоставления информации о проделанной работе по санкционированию прослушиваний, чтобы выяснить, не нарушается ли закон, гарантируются ли права человека при его исполнении. После этого один из самозванных борцов с мафией распространил обо мне мерзкую клевету, заявив, что я хочу отдать полученную таким образом информацию мафии. Спустя какое-то время мне удалось доказать свою невиновность, но после этого случая такие решительные письма, с какими я обратился к областным прокурорам, уже не подписываются. Думаю, настало время проявлять в этом деле большую решительность. Защитить права рядовых граждан Украины можно будет тогда, когда будут защищены права на частную жизнь наших политических руководителей, лидеров, коль они уже избраны нашими людьми в соответствующие органы и признаются таковыми. Если мы этого не сделаем в ближайшем будущем, то доверие к власти будет подрываться, а это будет идти только в ущерб Украине.

— Находите ли вы в самом содержании разговора какие-либо противозаконные, противоправные действия, обсуждаемые беседовавшими?

— Мы в городской прокуратуре ознакомились с расшифровкой этих записей и не обнаружили в их содержании ничего противозаконного. Я говорю исключительно о праве, законе, не давая оценки никаким иным аспектам этой проблемы.

P.S. На днях на интернет-сайте СДПУ(о) появилось заявление, которое мы публикуем в сокращенном варианте.

«В ряде интернет-изданий появились намеки на причастность СДПУ(о) к организации скандала, связанного с обнародованием фрагментов аудиозаписи, предоставленных директором пресс-агентства «Рух-пресс» Дмитрием Понамарчуком… СДПУ(о) решительно отвергает все обвинения в свой адрес и заявляет, что не имеет никакого отношения ни к аудиозаписям, ни к их обнародованию… Любые инсинуации, направленные на дискредитацию партии, безосновательные обвинения и клевета будут прекращены в судебном порядке в соответствии с нормами действующего законодательства… Партия крайне отрицательно относится к использованию так называемых «черных технологий» в избирательных кампаниях и никогда не применяла, не применяет и не будет их применять. СДПУ(о) абсолютно убеждена, что избирательная кампания должна быть честной борьбой идей и программ, а не битвой компроматов…»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно