«Быстрее, прозрачнее и в рамках закона»

3 июня, 2005, 00:00 Распечатать

Иностранные наблюдатели, внимательно отслеживающие протекающие в Украине процессы, по-разному оценивают действия украинской власти в сфере экономики и вопросе реприватизации...

Иностранные наблюдатели, внимательно отслеживающие протекающие в Украине процессы, по-разному оценивают действия украинской власти в сфере экономики и вопросе реприватизации. В этом вы можете убедиться, ознакомившись с ответами представителей некоторых дипломатических миссий и представительств международных организаций в Украине, которым «ЗН» задало следующие вопросы:

1. Как зарубежные эксперты и инвесторы оценивают изменение инвестиционного климата в Украине после прихода к власти новой команды?

2. Повлияли ли намерения нынешней власти пересмотреть результаты приватизации некоторых украинских предприятий на общий инвестклимат в Украине?

3. Как, по вашему мнению, должна поступить украинская власть с предприятиями, приватизация которых проводилась с грубыми нарушениями, в условиях, когда, с одной стороны, значительная часть граждан страны выступает за реприватизацию, с другой — это негативно влияет на настроения иностранных инвесторов? Что должна делать Украина для привлечения значительных зарубежных инвестиций?

Кищиро АМАЭ, посол Японии в Украине:

1. Сегодня инвестиционный климат стал гораздо привлекательней. Раньше для того, чтобы вложить инвестиции в Украине, нужно было искать кого-нибудь, имеющего тесные связи с политической и экономической верхушкой страны. В условиях незрелого рынка, нерыночной экономики у вас могли зарабатывать только некоторые группы — олигархи. Многие японские бизнесмены посещали Украину, но инвестиций вкладывали мало. Так как японцы инвестируют по всему миру и у них уже выработались свои стандарты, они предпочитают инвестировать там, где есть прозрачный и свободный рынок и прочная политическая основа — демократия. Они смотрят, какие страны обещают им лучшие условия. В мире нет ни одного государства, где вообще не было бы никаких рисков. Но самый большой риск — это когда изменяется власть и можно все потерять. Поэтому японские бизнесмены до сих пор очень осторожно относились к инвестированию в вашу экономику.

При новом правительстве главное — это антикоррупционная кампания, эффективная борьба с контрабандой и более свободные таможенные процедуры. Для иностранных бизнесменов также очень важны заявления украинского руководства о том, что Украина должна быть членом ЕС и внедрять у себя европейские стандарты. Это что касается позитивных изменений.

Но есть и негатив. Еще нет достаточной прозрачности принятия решений. Например, в Японии, когда решают добавить или убрать какой-то праздник, это обсуждается в парламенте, поскольку это влияет на жизнь всей страны, на школы, правительство, предприятия, бизнесы, затем принимается закон. А в Украине в этом году после восьмого и девятого мая праздничным днем вдруг оказалось и 10-е мая. Мы об этом узнали только утром 10-го. И до сих пор неизвестно, кем, как и почему было принято такое решение, будет ли этот день праздничным и в следующем году? Для нас подобные вещи не всегда понятны.

Другой пример: когда правительство и ВР принимали новый бюджет, туда были включены многие позиции, которые не были раньше широко обсуждены. Например, повысились до 35% пошлины на иностранные автомобили (потом, правда, их снизили до 20%). Я получил по этому поводу много жалоб от наших бизнесменов и из Токио, и из Киева. В Токио видят, что после оранжевой революции происходит что-то странное. Они узнают, что размер пошлины вдруг то увеличивается, то уменьшается, происходит нечто непонятное, и напрашивается вывод, что в стране нестабильность. Это негативно влияет на возможность будущих инвестиций. Я объясняю в Токио нашим бизнесменам, что в Украине сейчас переходный период, что 15 лет назад и в Японии были большие изменения, когда соцпартия стала частью партии власти. У нас тогда тоже менялась политика, люди не знали, куда идет страна. Но через некоторое время все стабилизировалось. Думаю, так будет и у вас. Любое новое правительство, у которого еще нет опыта, должно пройти период проб и ошибок. После оранжевой революции прошло всего 120 дней, и еще рано делать какие-то мрачные выводы, утверждать, что в Украине мало возможностей для инвестиций. Новое правительство работает очень усердно, но ему трудно быстро изменить своеобразную систему, которая была создана за десять лет президентства Кучмы. Я оптимист, и вижу управление экономикой новым правительством в основном в оптимистических тонах.

2. Результаты незаконной приватизации должны быть исправлены по закону, а нарушители осуждены. Но что такое реприватизация? Если это означает, что приватизированные с нарушениями предприятия сначала будут национализированы, а затем снова выставлены на конкурс, это будет очень сложно и долго. Иностранные инвесторы в этот период предпочтут подождать и посмотреть, что из этого получится.

И если реприватизации будут подвергаться сотни предприятий, то иностранный бизнес наверняка примет решение повременить идти со своим капиталом в Украину, пока продолжается революционная лихорадка.

3. На мой взгляд, было бы лучше, чтобы в судебном порядке были установлены нарушения, но потом национализация не проводилась бы, а были наложены штрафы, виновные после следствия и суда посажены в тюрьму и, при необходимости, назначено новое руководство предприятиями. И только если нынешние собственники не захотят доплачивать, нужно проводить новый тендер.

Национализация же будет означать, что правительство должно вернуть деньги нынешним собственникам. Это очень дорого обойдется государству и займет слишком много времени.

Например, возьмем ту же «Криворожсталь», за которую ее нынешние собственники заплатили 800 млн. долл. А иностранные инвесторы предлагали 1 млрд. 200 млн. Т.е. можно через суд обязать собственников доплатить эти 400 млн. А также привлечь к суду тех, кто допустил грубые нарушения закона во время приватизации этого предприятия. Такие случаи бывают и у нас в Японии, и в других странах.

Если кто-то предлагал больше денег, но предприятие не получил, а кто-то заплатил меньше, но выиграл тендер, потому что имел тесные связи с бывшим руководством страны, это явная коррупция. В случае установления таких фактов виновных надо судить. Для нас странно, что результаты этой коррупции продолжаются: те, кто действовал честно, оказались в убытке, а те, кто нечестно, — получают огромные прибыли. Это несправедливо.

За год, конечно, невозможно рассмотреть все случаи незаконной приватизации, на это потребуется несколько лет. Но нельзя заниматься реприватизацией вечно, не стоит пересматривать всю приватизацию, проведенную за 15 лет украинской независимости. Нужно рассматривать только случаи очень серьезных нарушений закона на крупных предприятиях, например, на которых работает более пяти тысяч человек.

Сегодня называется разное количество реприватизируемых предприятий. Необходимы какие-то критерии, которые определялись бы новыми законами, понятыми и принятыми публично.

И все должно быть сделано достаточно быстро, нельзя растягивать этот процесс на 10—20 лет. Иначе все просто устанут. И имидж Украины для иностранных бизнесменов не будет становиться более привлекательным.

Хочу привести два примера. Когда в конце 80-х в США начался экономический спад, благодаря решительным мерам со стороны правительства по проверке и устранению нарушений уже через три—пять лет экономика получила серьезный позитивный импульс, доверие со стороны и отечественных, и иностранных бизнесменов.

Другой пример — Япония. В 90-м году перед лицом экономического кризиса правительство Японии избрало очень мягкий и нерешительный подход. Поэтому прошедшие десять лет экономисты назвали потерянными годами для Японии. И только недавно премьер и министр финансов применили более жесткий подход и урегулировали кризис.

Анна Сковронска-Лучинска, торговый советник-посланник посольства Республики Польша в Украине:

1. Конечно, после оранжевой революции общее отношение зарубежных стран к Украине заметно улучшилось, и это положительно повлияло и на инвестиционный климат. Но долго так продолжаться не будет. Ожидания нужно оправдывать. Ведь бизнес всегда хочет видеть реальные подтверждения положительных изменений.

Но, к сожалению, могу сказать, что я таких изменений пока не вижу. Что самое важное для инвесторов? Реализация основополагающих принципов, на которых, как на столпах, строится бизнес. Во-первых, предпринимателям нужно твердо знать, что правительство всегда будет блюсти права частных собственников. Это к вашему второму вопросу – о реприватизации. А сейчас в Украине право собственности под знаком вопроса. Хотя и раньше у ваших граждан чувство уважения к нему не было очень глубоким. Тот факт, что, согласно опросам, значительный процент украинцев желает, чтобы состоялась реприватизация, чтобы ранее приватизированное имущество было отобрано у собственников, подтверждает: право частной собственности еще не укоренилось в украинском обществе.

Инвесторам также очень важно знать общую стратегию развития государства. И мы думали, что она нам известна, ведь украинское руководство неоднократно заявляло о стремлении Украины стать членом ЕС. Мы хорошо знаем, какие правила и ценности существуют в Евросоюзе, и предполагали, что постепенно Украина будет внедрять их и у себя. Но вот в последнее время появились некоторые сомнения, поскольку также зазвучали заявления об интеграции Украины в другом направлении. На наш взгляд, это несовместимо.

Конечно, необходимо знать и макро- и микроэкономическую стратегии. Какие будут законы, касающиеся экономической сферы, в какую сторону будет меняться налоговое и таможенное законодательство, лицензирование. К сожалению, такой стратегии в Украине пока нет. Заявления представителей украинской власти весьма отличаются друг от друга. Например, относительно НДС. Бизнесу нужно точно знать, будет НДС, налог с оборота, или, как сказала премьер, налог от реализации. Мнения звучат самые разные. Так быть не должно.

Очень важно консультироваться с бизнесом. Но я не вижу в Украине таких серьезных консультаций. Обмен информацией необходим, тогда будет меньше ошибок, больше уважения к бизнесу, и предприниматели будут уверены, что с их мнением государство считается.

Что же касается введенного недавно НДС на ввозимое оборудование, то надеюсь, он будет очень быстро снят, потому что инвестиции получаются слишком дорогими. Представьте, что бизнесмен хочет инвестировать в Украину, он собирается завозить сюда оборудование и машины, чтобы создать здесь фабрику. Так вот теперь на стоимость этого оборудования законом об изменении бюджета наложено 20 процентов НДС. Причем сделано это было внезапно. В других странах так не поступают. И этот шаг украинского правительства можно расценивать как «мяч в собственные ворота». Приведенный пример свидетельствует о непродуманности и поспешности принятия подобных решений. Также для бизнеса очень важен принцип соблюдения договоров. Не только предпринимателя с предпринимателем, но и договоров, которые с бизнесом заключает государство. И если потом государство их не соблюдает, это очень плохо влияет на инвестиционный климат в целом. Одним из таких примеров нарушения государством своих обязательств является невозврат НДС. Это тянется уже очень долго, и, как показывает статистика, задолженность по возврату НДС снова накапливается. Другой пример (один из последних шагов нового правительства) — это ликвидация всех льгот, которые были в специальных экономических зонах и территориях приоритетного развития. Да, мы знаем, что эти зоны были «воровскими», а не экономическими (даже Кучма об этом говорил). Нужно было из них воров и криминал убрать, а инвесторов, которые соблюдали и законы Украины, и инвестиционные соглашения, оставить. Ведь были договоренности, которыми устанавливалось, что должен сделать инвестор, сколько вложить денег, сколько рабочих мест создать и т.п., а правительство гарантировало определенные льготы и сроки их действия. И внезапно в один день все это ликвидировали. Это повлияло не только на тех инвесторов, чьи интересы пострадали от такого шага, но и на многих других. Об этом пишет пресса, это обсуждается в деловых кругах, и все потенциальные инвесторы уже боятся: я приду в эту страну, пусть даже без каких-либо льгот, но внезапно через два-три года произойдет повышение налогов в два раза, например, потому что государству вдруг захочется дать больше денег за рождение ребенка или повысить пенсии.

И еще. Коррупция всегда называлась одной из преград для работы в Украине. Новое правительство заявило о борьбе с коррупцией. И это хорошо. Но необходимо, чтобы был не только лозунг, но еще и серьезная работа. Это означает не только посадить в тюрьму одного коррупционера, или десять, или даже пятьдесят. Должны быть системные изменения. Украине необходимо принять законы, запрещающие совмещать государственные посты с бизнесовой деятельностью.

В Украине, на мой взгляд, очень мало экономической свободы для предпринимателей. Существует слишком много разрешений, лицензий, других барьеров. И это основа для коррупции. Необходимо убрать из этого длинного списка все ненужное и необязательное. И тогда не будет питательной среды для коррупции. Но я до сих пор не вижу, чтобы были проекты по ликвидации этих барьеров.

2. Прошло уже пять месяцев, но до сих пор не определено, как эта реприватизация будет происходить. На принципах закона, проект которого, как я знаю, находится в Верховной Раде и в котором зафиксированы критерии отбора? Или будут тыкать пальцем – «Криворожсталь», Никопольский завод ферросплавов, еще что-то? Чем дольше такая неопределенность будет сохраняться, тем хуже. Пять месяцев – это уже долго. От представителей власти мы слышим очень разные заявления. Так что можно сделать вывод: общего мнения все еще нет. И это отрицательно сказывается на инвестклимате. Ведь крупные бизнесмены, которые смотрят в сторону Украины, теряют к ней интерес, пугаются, мол, я войду со своими миллионами долларов, а потом через пять—десять лет мне кто-то скажет, что я слишком дешево купил предприятие, и мне надо либо доплатить, либо его отберут.

К слову, на днях я слышала сообщение, что в Астане во время встречи с Президентом Ющенко президент Назарбаев согласился на участие в развитии проекта Одесса—Броды, но при этом выразил желание купить Одесский нефтеперерабатывающий завод. Но ведь этот НПЗ сейчас принадлежит россиянам! Для нас это совершенно удивительная ситуация. И возникают подобные ситуации из-за того, что в Украине не определены четкие правила относительно собственности.

3. Я придерживаюсь такого мнения: если есть подозрения, что во время приватизации были грубые нарушения закона, то это нужно доказать, после чего этот объект можно будет вернуть в собственность государства. Но очень важно, что это должно быть сделано быстро. Ведь длительная неопределенность вредит не только инвестиционному климату в Украине, но и конкретному предприятию, весьма влияющему на экономику Украины и дающему работу большому количеству людей. А собственник в таких условиях, конечно, ничего не будет вкладывать. И если он знает, что у него это предприятие заберут, то он будет с него все забирать, и государство в результате получит предприятие-банкрот.

Что касается варианта доплаты, мне он кажется неверным. Кто будет оценивать, как будут определять, до какой суммы доплачивать? Нельзя предприятие, уже находящееся в чьей-то собственности, предлагать купить другим за большие деньги, а собственнику в утешение предоставить приоритетное право его заново купить. Если при приватизации не было нарушения закона, то уже невозможно ничего сделать. От собственника теперь можно только требовать, чтобы он деньги вкладывал. Лучше даже продать предприятие за символическую плату, но чтобы оно затем развивалось, чтобы инвестор вкладывал в него деньги, создавал рабочие места, наращивал производство. Я знаю, есть даже предложения принять так называемый «нулевой вариант», то есть провести экономическую амнистию и начать отношения с собственниками с чистого листа.

Что можно посоветовать еще? То же самое, что уже давно советуют Украине. Есть доклад «Голубой ленты». Есть перечень польских предложений, которые предоставил украинскому правительству наш премьер-министр во время своего визита в Украину. Это предложения по изучению польского опыта в разных отраслях. В Польше даже есть деньги на это. Мы в своем бюджете предусмотрели средства для помощи Украине. Но до сих пор они не востребованы украинской стороной. А ведь украинские специалисты могут бесплатно поехать на стажировку, получить экспертную помощь.

Есть также План действий с Евросоюзом плюс «дорожная карта». Все уже есть. Не нужно никаких новых советов. Просто все это надо быстрее реализовывать.

Единственное, на что еще я обратила бы внимание, так это на проведение информационной или даже педагогической работы с обществом. Людям необходимо повторять, что нужно работать и что стране нужны изменения. У нас в Польше во времена правительства Мазовецкого министром труда и социальных вопросов был Куронь. Это историческая личность. Так вот, он ежедневно вечером после детской телепередачи и перед новостями в течение пяти минут объяснял простым людям простым языком, что все происходящее в стране, конечно, тяжело переносить, но реформы крайне необходимы. Некоторые люди даже смеялись тогда и называли это «сказками Куроня». Но это было очень здорово. Это имело эффект. Думаю, вам тоже нужно сделать что-то подобное. Масс-медиа также должны вести просветительскую работу, чтобы простые люди поняли, что приватизация необходима, что нужно, наконец, оторваться от социализма и денег у них прибавится, только если в стране будет работать бизнес.

Ульрих ГРУНЕНБЕРГ, советник по вопросам экономики и торговли Посольства ФРГ в Украине:

1. Наблюдаются различные тенденции – как положительные, так и отрицательные. Позитив в том, что новое правительство заявило: оно будет идти навстречу ожиданиям и пожеланиям зарубежных инвесторов. И эти ожидания действительно выросли, в частности у немецких инвесторов. Таким образом, значительно улучшился и климат для зарубежных инвестиций. Ваш Президент пообещал, что, во-первых, инвесторы не будут больше выступать в роли просителей, во-вторых, он признал, что существование коррупции, в том числе и в высших эшелонах власти, является проблемой номер один, и в-третьих, заверил, что теперь все будут платить налоги. Уже то, что проблемы признаются и есть намерение с ними бороться, это большое достижение.

Негатив же заключается в том, что произошли определенные изменения в налоговом законодательстве, причем совершенно неожиданно. В частности, новая регуляция НДС: например, налогом стали облагаться услуги, чего раньше не было, этот налог теперь распространяется и на инвестиционный капитал, то есть капиталовложения стали дороже. Но имело значение не только удорожание, также важен был психологический момент — неожиданность принятия решения вызвала негативную реакцию. В связи с изменениями в налоговом законодательстве у иностранных предпринимателей возникло впечатление, что Государственная налоговая администрация относится к ним отрицательно, подозревает, что они все являются криминальными элементами, пытаются разными путями избежать налогообложения, создавать нелегальные схемы в украинской экономике. Я лично на общественных мероприятиях дважды слышал от представителей налоговой администрации это негативное отношение. И конечно, очень несправедливо по отношению к большинству предпринимателей обвинять их в преступных намерениях. Понятно, что раньше некоторые крупные предприниматели (олигархи) пользовались определенными льготами. Но ведь не нужно и правых и виноватых валить в одну кучу и в чем-то обвинять.

Помимо новых аспектов существуют и общие рамочные условия для инвестиционного климата, и они также очень важны. Зарубежных инвесторов прежде всего интересует украинский рынок, составляющий почти 50 млн. потребителей. Кроме того, в Украине сохраняется рынок высокообразованных высокопрофессиональных кадров и довольно выгодные предложения по зарплате. Эти условия стабильны и не изменились после оранжевой революции.

2. На данный момент эта дискуссия пока не имеет определенных отрицательных последствий. На прошлой неделе я был в Дрездене на мероприятии, целью которого было представить Украину предпринимателям Германии. И могу сказать, что дискуссии о том, что многие украинские предприятия приватизированы неправильно, пока не вызывают особой критики. В Германии об этих процессах пока не очень хорошо известно.

Но если нынешняя ситуация будет продолжаться неопределенно долго, будет по-прежнему неизвестно, сколько предприятий подлежит реприватизации – 29 или 3000, то безусловно, в конечном счете это отразится и на инвестиционном климате, особенно если это действительно будут тысячи предприятий. Тогда у предпринимателей появится впечатление, что в Украине отсутствуют правовые гарантии, а именно они являются фундаментальными для любого инвестора.

3. Мы слышим очень разные числа – от двузначного 29 до четырехзначного 3000. Если речь пойдет о тысячах предприятий, приватизация которых происходила с нарушениями, то будет оказан очень широкий эффект на всю украинскую промышленность. И не только зарубежные, но и внутренние украинские инвесторы получат впечатление, что всю приватизацию нужно проводить по-новому. Это, конечно, будет иметь отрицательный эффект с далеко идущими последствиями. Поэтому каждому инвестору хотелось бы, чтобы список предприятий, приватизация которых будет пересматриваться, был бы коротким. Я считаю, что необходимо определить небольшую группу объектов, где произошли самые крупные нарушения. Одним из таких ярких примеров является «Криворожсталь».

Кроме того, важно и полезно рассмотреть, по каким критериям определять качество приватизации. Я думаю, что прежде всего нужно рассматривать крупные предприятия. И изучить, как там хозяйствует собственник. Создал ли он много рабочих мест, увеличил ли оборот предприятия, модернизировал ли его, завоевал ли новые рынки, в общем, была ли эта приватизация полезной для предприятия или новый собственник только забирал деньги и прятал их за границей.

Хотелось бы поговорить и о самом понятии «реприватизация». Что подразумевается под тем, что ранее приватизированные предприятия будут реприватизированы? Понимается ли под этим национализация, то есть возвращение предприятия в государственную собственность в связи с незаконным приобретением или уплатой слишком малой суммы? В этом случае получается, что если государство забирает себе предприятие обратно, то оно должно вернуть заплаченные деньги нынешним владельцам. Думаю, что ваш министр финансов воспримет такую идею без восторга.

Существует альтернатива. Например, если будет доказано, что в результате приватизации были заплачены слишком малые деньги, то путем переговоров можно способствовать тому, чтобы нынешний владелец доплатил государству до правильной цены и оставил это предприятие в своей собственности. В результате правовые гарантии будут достигнуты быстрее, а государство получит больше денег в бюджет.

И есть третья возможность. После вывода о том, что предыдущее решение о приватизации является незаконным и несправедливым, предприятие отбирается, объявляется новый конкурс, и предприятие передается новому владельцу. Но здесь возникает вопрос: кто кому и как будет платить? По логике, правительство должно вернуть деньги старому владельцу, потом объявлять конкурс и определять нового хозяина, который заплатит более приличную сумму.

Еще возникает вопрос, правильно ли мы понимаем и переводим слово «реприватизация»? Если рассматривать его с точки зрения немецкого языка, то это слово означает процесс нахождения нового собственника. Но если этим собственником опять будет государство, то это не будет реприватизацией, а будет означать огосударствление, или национализацию. От самой трактовки этого слова и зависят будущие цели. От цели зависит и количество реприватизируемых предприятий.

Если стратегия направлена на то, чтобы реприватизированные предприятия были по-настоящему национализированы, то это в очень значительной мере подорвет доверие к государству и к его заявленному европейскому и рыночному курсу. И если речь пойдет о национализации 3000 предприятий, то заграница будет не в восторге от этого. И многие зарубежные собственники будут плохо себя чувствовать в этом климате. Потому что они увидят увеличение государственного сектора в экономике, влияния государства на частное владение предприятиями.

Тимо Хаммарен, руководитель отдела торговли и экономики Представительства европейской комиссии в Украине

Об инвестиционном климате в Украине

1. Мы приветствуем недавние инициативы правительства Украины, направленные на улучшение инвестиционного климата, включая противодействие коррупции как на высоких, так и низших ступенях власти. Правительство также сделало первые шаги по повышению прозрачности разработки государственной политики, начав публичные консультации с общественными организациями и предпринимательскими кругами по поводу способов решения проблемных вопросов. Мы приветствуем устранение дискриминации иностранных предприятий при использовании налоговых векселей и отмену постановления Нацбанка о порядке осуществления в денежной форме иностранных инвестиций в Украину, требовавшем от нерезидентов открытия обязательных инвестиционных счетов. К сожалению, мы еще до сих пор не уверены в правильности механизма возмещения НДС. Ощущение неопределенности у инвесторов вызвали также обратное действие закона Украины о государственном бюджете, который вступил в силу 31 марта текущего года, и отсутствие решения по поводу так называемой реприватизации.

2. Хотя недавно обнародованная статистика свидетельствует об очевидном превышении объема инвестиционных потоков в первом квартале 2005 года по сравнению с соответствующим периодом 2004 года, от нынешних и потенциальных заграничных инвесторов мы слышим о том, что возможность обжалования прав собственности отрицательно влияет на принятие компаниями инвестиционных решений. Сейчас инвесторы находятся в состоянии ожидания до того времени, пока не будет принято решение по поводу реприватизации. По нашему мнению, жизненно необходимо обеспечить абсолютную прозрачность, соблюдение принципа верховенства права и установить четкие границы этого процесса. Правительство должно действовать быстро для прояснения своих намерений и повышения прозрачности процесса.

3. Украина должна работать над выполнением Плана действий Украина—ЕС, принятого в феврале 2005 года. Мероприятия, согласованные в этом Плане действий, имеют непосредственное влияние на прямые иностранные инвестиции, в частности на инвестиции из Европейского Союза. План действий ставит такие задачи, как вступление Украины в ВТО, заключение Соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС, усиление верховенства права, борьба с коррупцией, установление прозрачных и прогнозируемых условий для осуществления предпринимательской деятельности и приближения украинского законодательства к нормам и стандартам ЕС. Своевременное выполнение всех этих задач станет гарантией значительного повышения уверенности инвесторов в Украине.

Киевское представительство Всемирного банка:

Всемирный банк поддерживает заявленную цель украинского правительства улучшить прозрачность приватизации в Украине. Мы считаем, что это необходимо для того, чтобы поддержать доверие как общественности, так и инвесторов.

Мы считаем, что процесс приватизации должен фокусироваться скорее на будущем, нежели на прошлом. Если предыдущие случаи приватизации будут пересматриваться, мы рекомендуем, чтобы количество таких предприятий было небольшим, критерии их отбора были бы четкими и понятными общественности, а также чтобы названия таких предприятий были обнародованы как можно быстрее.

Мы считаем, что такие меры помогут сохранить доверие инвесторов (как внутренних, так и зарубежных) — после продолжительного периода неопределенности и заявлений, противоречащих друг другу. Наконец, мы считаем, что так называемая программа реприватизации не должна включать национализацию уже приватизированных предприятий.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно