БЫЛИ СБОРЫ НЕДОЛГИ

19 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 19 февраля-26 февраля

Февраль смело можно назвать месяцем сплошных разочарований для тех, кто свято верит, что время этой власти уже прошло...

Февраль смело можно назвать месяцем сплошных разочарований для тех, кто свято верит, что время этой власти уже прошло. В последний месяц зимы, по стечению обстоятельств (для кого-то - счастливому, для кого-то - не очень), команде Кучмы удалось одержать несколько локальных побед. Внешнеполитические виктории (ратификация рамочного договора с Россией и вымученная американская финансовая помощь) имеют чисто пропагандистское значение. Шаги, предпринятые на внутренней арене, дают куда более серьезную пищу для размышлений.

Парламентское голосование по «делу Лазаренко», очевидно, должно было доказать колеблющимся, что у президентского окружения все еще длинные руки. Указ главы государства, реформирующий сферу военно-технического сотрудничества (ВТС), судя по всему, призван продемонстрировать - центральная власть отмерила себе долгую жизнь.

Появление постоянной комиссии по вопросам ВТС при Совете национальной безопасности и обороны фактически замыкает «военторг» на одного человека - Владимира Горбулина. Версия о том, что новый орган - способ пополнения избирательного фонда Леонида Даниловича за счет «оружейных» денег, не совсем верна. Спецэкспорт - дело, безусловно, прибыльное. Но ожидаемые плоды перестройка ВТС принесет, надо полагать, не раньше следующего года. К тому времени на Банковой уже будет новый президент. Или старый.

Планируя сегодня серьезную реорганизацию в очень серьезной сфере, правители показывают, насколько они уверены в своем завтра? Возможно. Но… возможно, и не только это.

Владимир Горбулин неравнодушен к ВТС давно. Особенностями экспорта-импорта товаров (услуг) военного и двойного назначения, насколько можно судить, он интересовался очень живо. В решении спорных вопросов принимал активнейшее участие, но, независимо от результата, наверняка всегда испытывал чувство неудовлетворения. С одной стороны, руководимый им СНБОУ призван контролировать все процессы, имеющие отношение к сфере национальной безопасности. С другой - проблемами ВТС Владимир Павлович и вверенная его попечению структура занимались как бы на общественных началах. Нельзя сказать, что мнением такой влиятельной фигуры, как Горбулин, и такого серьезного органа, как СНБОУ пренебрегали. Но ключевая роль при определении целесообразности того или иного контракта до поры до времени отводилась другим людям и другим структурам. В частности, СБУ.

В свое время руководитель Службы безопасности Владимир Радченко активно боролся за то, чтобы именно его ведомство контролировало опасный и прибыльный бизнес, который долгое время развивался несколько анархично. В октябре 1996 года Кабмин своим постановлением благословил создание «Укрспецэкспорта», объединившего трех существовавших на тот момент «китов» ВТС - «Укринмаш», «Прогресс» и «Укроборонсервис». «Укрспецэкспорт» брал на себя роль уполномоченного государством посредника при проведении оружейных и военно-сервисных сделок. Руководить «монстром» назначили полковника СБУ Андрея Кукина. В «личный состав» «Укрспецэкспорта», а также Госслужбы экспортного контроля (органа, ведающего выдачей лицензий) влили офицеров-спецслужбистов.

Отечественная оружейная торговля несколько упорядочилась - меньше ошибок, больше поступлений в бюджет. Это признается практически всеми. Но проблемы оставались и остаются до сегодняшнего дня. Первая - отсутствие средств на финансирование НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ). Намерение отчислять фиксированный процент от удачных сделок отечественным КБ, чтобы те имели возможность трудиться над новыми образцами вооружения и технологиями, так и осталось намерением. Вторая проблема - надежное банковское обеспечение. Работа с военными контрактами в принципе является для банкиров делом не только выгодным, но и престижным: обслуживание операций в сфере ВТС способствует повышению репутации. С другой стороны, такое под силу стабильным банкам, а «стабильность» и «украинская банковская система» суть понятия несовместимые.

Две указанные проблемы породили третью - все большее количество предприятий ВПК, сумевших пережить период «повальной конверсии», изъявляют желание выходить на рынок самостоятельно. На данный момент восемь отечественных предприятий заслужили почетное звание спецэкспортеров. Но нежелающих «отстегивать» «Укрспецэкспорту» комиссионные (цифры, по информации, полученной из разных источников, колеблются от 5 до 8%) и уверенных в своих силах намного больше - минимум полсотни. У некоторых есть для подобной уверенности основания - например, у киевского «Большевика», имеющего интересный опыт в области модернизации различных видов вооружения и освоившего

НАТОвский стандарт танкового орудия. Не говорю уже о харьковском заводе имени Малышева. Ставший достоянием общественности конфликт между КБ имени Морозова и «Укрспецэкспортом», возникший из-за участия «малышевских» боевых машин в недавнем греческом «танковом ралли», - самая яркая иллюстрация существующих противоречий. До сих пор государство с известной долей осторожности относилось к возможному расширению «клуба экспортеров». Около 60% вывозившейся продукции проходило через «Укрспецэкспорт». Раньше украинские власти боялись плодить внутреннюю конкуренцию. Сейчас почему-то бояться перестают…

Но трения были не только между производителями и посредниками. Отнюдь небесконфликтны отношения и между теми, кто давал «добро» на вывоз «спецтовара» за пределы родины.

Вкратце напомним существовавшую до февральского президентского указа схему. «Укрспецэкспорт» от имени государства осуществлял продажу оружия, комплектующих и услуг. Госслужба экспортного контроля давала заключение о целесообразности вывоза (невывоза) и выдавала (не выдавала) лицензию. Межведомственная правительственная комиссия (состоящая из представителей двенадцати министерств, комитетов и служб) «утрясала» в случае необходимости спорные моменты. «Утрясание», по утверждению очевидцев, порою происходило достаточно туго. Различные ведомства (в частности, Минобороны, Минпромполитики, МИД и СБУ) не всегда находили общий язык.

Потому процесс выдачи лицензий нередко затягивался, что в условиях острой конкуренции (особенно с россиянами, производящими и продающими схожую продукцию) неизбежно снижало объем экспорта. Искать виновных было бессмысленно, поскольку решение принималось коллективно.

Все изъяны технологической цепочки оружейного бизнеса были хорошо известны Владимиру Горбулину. Он не упускал случая покритиковать громоздкую систему принятия решений (например, после того, как из-за нестыковки в работе нескольких министерств сорвалось участие нашего малого десантного корабля на воздушной подушке в греческом тендере). Он говорил о необходимости иметь четвертого заместителя, который курировал бы военно-техническую сферу. Горбулин настойчиво предлагал Президенту схему, при которой принимать решение - вывозить или не вывозить - будет одна структура.

К реализации своей идеи секретарь СНБОУ шел достаточно долго. Уход Владимира Радченко с поста главы СБУ (по иронии судьбы, Владимира Ивановича «сослали» в заместители секретаря Совбеза) и снятие его ставленника Андрея Кукина позволили Горбулину не только поставить на «Укрспецэкспорт» «своего» Валерия Малева, но и ослабить спецслужбовский контроль за оружейным бизнесом. Преемник Радченко - Леонид Деркач к ВТС повышенного интереса не проявлял: то ли не хотел ссориться с Владимиром Павловичем, то ли озабочен таможенными вопросами. Замена Виктора Ващилина, руководившего госслужбой экспортного контроля, на Валерия Губенко, по некоторой информации, также способствовала усилению позиций В.П.Г. в сфере ВПК.

Оставалось сделать последний шаг - убрать с «раздачи» межведомственную комиссию и поставить на ее место новую структуру, «привязанную» к Совбезу. Убедить Президента сделать это оказалось делом нелегким. Однако по мере того, как ослабевало влияние Валерия Пустовойтенко, становилось ясно, что Горбулин своего добьется.

Появление комиссии по вопросам ВТС прогнозировали еще в конце прошлого года. Но чтобы идея воплотилась в полновесный указ, понадобилось дополнительное время. А также уход со сцены первого вице-премьера Анатолия Голубченко, возглавлявшего до недавнего времени межведомственную правительственную комиссию по вопросам политики экспортного контроля. Говорят, Анатолий Константинович и Владимир Павлович расходились во мнениях по поводу вывоза некоторой продукции двойного назначения.

Сегодня Горбулин - победитель. Президентский указ узаконил его мечту. Межведомственная комиссия ушла с оружейного «пляжа». Место под солнцем заняла комиссия по вопросам военно-технического сотрудничества при СНБОУ. «Укрспецэкспорт» и госслужба экспортного контроля - под ней. Решения комиссии - закон. Писать этот «закон», судя по всему, будет непосредственно секретарь Совета нацбезопасности. Формальный глава комиссии по ВТС Владимир Радченко (бывший «конкурент» и нынешний заместитель Горбулина) будет, скорее всего, лишь озвучивать решения своего шефа.

Владимир Иванович теперь для Владимира Павловича не опасен, а с учетом знаний и возможностей экс-главы СБУ даже полезен. Все равно Радченко в Совбезе сидел (по большому счету) без конкретной работы. Так что необходимость в четвертом заместителе отпала.

Кабмину «отдали» комиссию по ВПК. Правительству милостиво позволили и дальше сушить голову над тем, как поддержать отечественных военных производителей. Но к «военторгу» премьера теперь не подпустят на пушечный выстрел.

Указ о военно-техническом сотрудничестве подоспел как нельзя вовремя. Горбулин, судя по всему, переживает очередной период напряженности в отношениях с Кучмой. Это выразилось, в частности, в том, что секретарь Совета нацбезопасности не попал ни в один из многочисленных предвыборных штабов Президента. Теперь севший на оружейную «раздачу» Владимир Павлович получил шанс доказать свою незаменимость. И, по одной из версий, намерен развернуть свою деятельность в двух направлениях.

Во-первых, именно к нему теперь будут обращаться и те, кто хочет получить лицензию на вывоз продукции, и те, кто жаждет обрести статус спецэкспортера (не исключено, что число обязанных и благодарных в ближайшее время может вырасти до двух десятков). Степень влиятельности лица, обладающего подобными полномочиями, трудно переоценить. Возможности подобной фигуры в период избирательной кампании - тоже.

Практически не вызывает сомнения и то, что от Владимира Павловича будет зависеть и перечень банков, допущенных к обеспечению оружейных сделок. В нынешней ситуации «допуск» банков к ВТС означает для последних не столько финансовую прибыль, сколько надежную крышу. Банкам, приобщенным к сфере, которая так много значит для государства, государство «загнуться» не даст. Банкам, обслуживающим сферу, которую курирует Горбулин, Владимир Павлович поможет не почить в бозе.

А что касается непосредственных доходов от проданного в 1999-м оружия, то это - дело будущего. Будущего бюджета, будущего Президента и его будущего окружения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно