БИТВА ЗА БЕЛГРАД

2 апреля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 2 апреля-9 апреля

Улыбающийся Евгений Примаков, пожимающий руку не менее веселому Слободану Милошевичу, - хорошая фотография для официальной хроники недавнего прошлого: «член политбюро ЦК КПСС товарищ Х...

Улыбающийся Евгений Примаков, пожимающий руку не менее веселому Слободану Милошевичу, - хорошая фотография для официальной хроники недавнего прошлого: «член политбюро ЦК КПСС товарищ Х. был принят в Белграде председателем ЦК Союза коммунистов Сербии товарищем Y. Во время беседы, состоявшейся в теплой, дружественной обстановке, стороны обсудили…».

Улыбающийся Евгений Примаков, пожимающий руку не менее веселому Слободану Милошевичу, - хорошая фотография для сравнительного анализа на тему: «чем фотография улыбающихся товарищей Примакова и Милошевича отличается от сделанной несколькими днями раньше фотографии улыбающихся господ Примакова и Камдессю?».

Ответ - известен. У господина Камдессю есть деньги, получив которые в качестве господина, можно позволить и дальше улыбаться Милошевичу в качестве товарища.

Учебник «Нравственность в политике» можно писать прямо сейчас, здесь, не отрываясь от агенционной ленты. Посвящение «дорогому Жене» на первой странице - не нужно, не он один такой и не он открыл и развил эти истины смутного времени.

Интересен, однако, вопрос: чего он туда, собственно, поехал? Ведь крупный же, собственно, дипломат и не менее опытный разведчик. Ведь знал же, что никто ему там ничего не скажет. Ведь побывал же в бункере дорогого Саддама прямо накануне «Бури в пустыне» - и что? Чего опять позориться? Но тогда хотя бы был Горбачев с его идеализмом нобелевского лауреата: «мЫшление, мЫшление…». А сейчас чего? Ельцин его, что ли, послал?

Ответ - несложен. После элегантного пируэта, совершенного самолетом собравшегося вроде в Вашингтон премьер-министра, Россия оказалась, по существу, самовытолкнувшейся с авансцены большой политики: дипломатические таланты премьера наконец-то достигли пике. Казалось бы, ясно, что Россия не может оставаться в стороне от югославского конфликта в самой острой его фазе, однако Москва предпочла ограничиваться гневными филиппиками в адрес агрессоров, бомбящих братьев-сербов-православных.

Возможно, на Западе и хотели бы привлечь Москву, но когда партнер бьется в истерике, очень хочется продолжить с ним, когда он успокоится. В смысле - общение. В образовавшемся на время приступа интервале начинаешь искать нового партнера.

На этом фоне обращение к Киеву выглядит вполне логично. Если Россия в политике существует виртуально, на уровне комментариев своего взволнованного телевидения, то почему бы не попробовать пустить в Белград украинцев? Вряд ли это обстоятельство обрадовало бы Примакова. На успех миротворческой миссии Леонида Кучмы рассчитывать в общем-то тоже не приходится - ему-то опять придется разговаривать с Милошевичем. Но, тем не менее, украинский Президент получил неплохой шанс снискать лавры миротворца - «вот, хотел тут…» - и репутацию человека, готового пожертвовать всем, даже репутацией - ради мира…

А что же российский премьер-министр? И Примаков решает лететь. Московская пресса между тем энергично обсуждает версию, согласно которой решение Примакова посетить Югославию связано с поездкой в Белград группы лидеров политического движения «Правое дело». Егор Гайдар, Борис Немцов и Борис Федоров посетили венгерскую, югославскую и американскую столицы в поисках путей мирного урегулирования проблемы. И даже если у них ничего не получится, желание либералов участовать в большой политике не на уровне истеричных заявлений, а на уровне практических действий запомнится.

Однако вряд ли российский премьер-министр так живо реагировал бы на поездки тех, кого он считает проигравшими маргиналами. Нежелание делиться исторической ролью России с Кучмой - гораздо более серьезный повод для изначально обреченной на провал поездки. Но это уже сюжет не для московской печати, скрупулезно освещающей косовские события и почти не заметившей визит в югославскую столицу Тарасюка и Кузьмука.

Визит Примакова показал, что политическая битва за Белград уже началась. Сегодня визиты в югославскую столицу выглядят доказательством причастности к по-настоящему серьезным делам и умения договариваться с враждующими сторонами, не запачкав манжет. Завтра, когда акция НАТО завершится, - не могут же вечно продолжаться бомбежки! - начнется конкуренция между западными партнерами. Кому первому возвращаться на брошенный югославский рынок, с чего начинать, что говорить… Но пока рынок Югославии остается исключительно политическим и сиюминутным - вряд ли он дождется кого-нибудь из агрессоров.

Осталось только лихорадочно внушать себе страстную любовь к России, заглохшую было в 1948 году, после ссоры Сталина и Тито, возобновленную уже в перестроечные времена, когда выползшей из панциря Советского Союза России срочно понадобились хотя бы какие-нибудь друзья и чтоб обязательно братья.

Но если Примаков остановится на недостигнутом, больше не приедет и писем не напишет Милошевичу, тогда нужно будет признать, что Россия, даже любя Югославию, ничем не может ей помочь. Разве что телекомментариями об успехах миссии Примакова, чем сыт явно не будешь. Так что России теперь придется участвовать в преодолении конфликта, даже если она не очень этого хочет. Ее премьер-министр все-таки был первым из первых лиц, посещающих Белград после бомбежки. В историю этой войны он свое имя уже вписал. Остается только рассчитывать, что впишет и в историю установления мира…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно