Без права на ПОРАжение

8 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

Станет ли «Пора» политической партией? Непраздный вопрос. Речь идет не просто о карьерных устремлениях группы молодых и амбициозных политиков...

Станет ли «Пора» политической партией? Непраздный вопрос. Речь идет не просто о карьерных устремлениях группы молодых и амбициозных политиков. Речь идет о попытке создать демократическую оппозицию власти. Без нее ни одна власть не в состоянии стать демократической.

Можно сколько угодно умиляться (либо, наоборот, возмущаться) высокопарными фразами именитых эсдеков или «регионалов», которые вдруг озаботились вопросами защиты свободы слова и попранных гражданских прав. Можно удивляться тому, что они наперебой твердят о посягательстве на демократию, о репрессиях инакомыслящих и даже предостерегают от возврата к кучмизму(!). Нестор Шуфрич, комментируя ситуацию вокруг канала НТН, гневно изрек: «Ющенко, установив шлагбаумы возле администрации Президента, сделал свой первый шаг к Кучме! Сегодня он делает второй шаг к Кучме!» Вчерашний признанный кумир сегодняшних оппозиционеров стал пугалом.

Каждый волен по-своему относиться к искренности отдельных заявлений, сделанных новоявленными борцами с новоизбранным режимом, но едва ли стоит всерьез говорить о них как об оппозиции. Не в формально политическом, а в глубоко философском понимании этого слова. Ибо когда издевательства над свободой слова и преследования за убеждения медленно и неотвратимо становились государственной политикой, большинство нынешних «пассионариев» не только не препятствовали этому — они были в первых рядах устроителей подобного порядка вещей.

Да, истинная преданность некоторых власть имущих идеалам демократии вызывает серьезные сомнения — в их стремительное «просветление» поверить непросто. Но еще более сложно поверить в «духовное перерождение» тех, кто еще вчера не стеснялся считать крамолой наличие собственной точки зрения.

Количество совершенных властью глупостей растет день ото дня. Сие печально и тревожно. Каждая новая оплошность множит число разочаровавшихся идеалистов. Всякий громкий скандал повышает шансы реваншистов. Очевидные ошибки выдвиженцев оранжевой революции можно, при желании, списать на болезнь роста. Однако появляется риск, что хворь может стать хронической. В условиях существования одномерного политического противостояния «новые» — «бывшие» риск возрастает многократно. Новой власти для полноценного становления необходима новая оппозиция. Опять-таки полноценная — свободная от комплекса недавней неудачи, не отягощенная грузом ответственности за беды старой власти и не связанная подковерными обязательствами с властью новой.

Именно «Пора» не только могла бы, но и должна была бы заполнить эту нишу. «Пора» как явление, а не как структура. Насколько мы можем судить, гражданская кампания с этим названием задумывалась как разовый предвыборный проект. Оппозиция нуждалась в передовом революционном отряде. Однако «не так сталося, як гадалося». «Пора» стала не столько организацией, сколько движением. А ее философия вышла за рамки заранее придуманных лозунгов. ГКП стала не местом сбора страстных персональных поклонников Ющенко и непримиримых личных противников Кучмы. Она превратилась в центр притяжения яростных врагов старой власти, неистовых борцов за власть новую.

Самодостаточное политическое течение стало точкой пересечения самых разных нонконформистских кругов. Можем ошибаться, но формальный куратор «Поры» от ющенковской команды, Тарас Стецькив, не мог в полной мере контролировать формального лидера движения Владислава Каськива. А тот, в свою очередь, не мог в полной мере контролировать всю «Пору». Ячейки и подразделения зачастую появлялись на свет Божий абсолютно стихийно. Но, возникнув, едва рожденные образования обнаруживали редкую способность к самоорганизации.

Незапланированная массовость, а также идеологическая «широта» «Поры» стала ее очевидной силой. Внушительный потенциал движения еще до официального окончания президентской кампании всерьез озаботил будущую власть. «Пора» выглядела слишком неуправляемой, ее отличал ярко выраженный протестный настрой, а потому она представляла гипотетическую угрозу и для новой политической элиты. Предполагаем, что некоторые предусмотрительные представители окружения Виктора Андреевича еще осенью 2004-го предприняли ряд шагов, способных если и не поставить движение под контроль, то, во всяком случае, ограничить его возможности.

Ситуация вокруг «Поры» должна беспокоить не меньше, чем происходящее во властных коридорах. Ибо становление организованной и конструктивной, неолигархической и недекоративной оппозиции — серьезный тест на демократию. Причем не только для власти, но и для всего общества. Конфликт между инициаторами создания политической партии «Пора» и Министерством юстиции — лишь видимая часть проблемы.

Еще во время революции произошло сколь условное, столь же естественное деление «Поры» на «черную» и «желтую». Первую можно назвать чем-то вроде боевого крыла движения, вторую — своеобразной политической фракцией. «Черных» выделял больший радикализм, ярко выраженная бескомпромиссность. Отличительной чертой «желтых» было стремление к дисциплине и тяготение к структурированности. При этом было бы заблуждением считать одних сборищем «безбашенных отморозков», а вторых — кучкой кабинетных вождей. Скорее, можно говорить о двух сторонах одной монеты. Отчеканенной вручную, но от этого не терявшей своей ценности.

По окончании президентской кампании произошел реальный водораздел между «пористами», до сих пор объединенными общей целью. Они разделились на сторонников и противников преобразования «Поры» в политическую партию. Подобный конфликт можно было предугадать, но вожаки кампании не смогли сгладить внутренние противоречия и противостоять внешнему воздействию. Есть повод считать, что некоторые влиятельные «нашеукраинцы» заблаговременно внедрили в разные ячейки «Поры» своих эмиссаров, которые старательно подогревали существовавшие противоречия. Думается, во многом благодаря их стараниям естественные разногласия вылились в неестественно жесткий конфликт. Который ударил по репутации как одних, так и других.

Нет ничего ненормального в стремлении группы молодых и решительных людей сохранить «Пору» в ее первозданном виде — немного анархичном, но чертовски привлекательном. Можно понять их опасения по поводу того, что политическая легализация «Поры» приведет к ее обуржуазиванию. И, как следствие, к выхолащиванию изначальной идеи — созданию внепартийной мятежной среды, исконно бунтарского движения природных пассионариев.

С другой стороны, нет ничего порочного и в желании группы амбициозных и прагматичных людей формализовать отдельные нонконформистские кружки. Разве плохо, если будет легализована структура, способная объединить тех, кто готов бороться за полное исцеление новой власти от старых недугов?

Идеальным выглядел бы союз двух институтов — общественного движения и политической партии, готовых поддерживать друг друга и способных исполнять обязанности парламентских контролеров и уличных ревизоров.

Создание подобного альянса выглядело маловероятным, но все же возможным. Однако инициативные представители новой власти умело сыграли на карьерных устремлениях одних и революционных настроениях других. Скандал вокруг брэнда «Пора» уже несколько сузил потенциальную электоральную нишу будущей политической организации, отпугнул гипотетических активистов и заставил серьезно призадуматься возможных партийных казначеев.

Уникальность политической партии «Пора» могла состоять не только в ее равноудаленности от новой и старой власти, но и в применении принципиально новых подходов к финансированию. Современной политической истории известны только два способа обеспечить материальное благополучие организации. Способ первый — «доить» бюджет, используя в качестве «доильного аппарата» власть. Способ второй — «присосаться» к отдельно взятому олигарху. Есть, правда, и третий, комбинированный, предполагающий использование обоих методов. Но если в первых двух случаях ты имеешь право почти что гордо считать себя зависимым, то в последнем — ты попросту продажен.

Никаких иных способов содержать дорогостоящую игрушку под названием «партия» до сих пор не было. Организации, существующие исключительно на членские взносы, существуют исключительно в политических сказках. На подобные пожертвования в отдельно взятых случаях можно содержать разве что не слишком притязательного вождя и не слишком просторный кабинет для него. Ну, еще партийного счетовода, который содержал бы в образцовом порядке необходимые бумаги. При помощи которых (в случае чего) можно было бы убедить чиновников Минюста и потенциальных спонсоров в том, что за партией — сотни тысяч членов и миллионы сторонников.

«Пора» имела шанс строить свои оргструктуры за счет бизнесменов средней руки. Революция во многих из них разбудила готовность если не идти в политику, то (по крайней мере) вкладывать в нее средства. Постреволюционные события убедили некоторых в необходимости это делать. Приход в активную политику тех, кто не ворочает миллиардами, но в складчину способен собрать сотни тысяч, мог бы стать своеобразной революцией во взаимоотношениях политики и предпринимательства.

Во-первых, наконец-то появилась бы партия, которая не декларативно, а реально представляла бы интересы нарождающегося среднего класса. Во-вторых, наконец-то появилась бы партия, которая могла бы себе позволить выйти из-под контроля обладателей больших кошельков и высоких кресел.

Могла бы. Но появится ли? Возня вокруг «Поры» становится все более непривлекательной. В искренность стремлений многих из тех, кто верит в светлое будущее оппозиционной партии «Пора», мы готовы поверить. Но понять логику некоторых их поступков способны понять с трудом.

О готовности власти препятствовать регистрации партии «Пора» стали говорить задолго до того, как в Министерство юстиции был отправлен пакет соответствующих документов. То, что политическая организация с таким названием не легализована до сих пор, вроде бы подкрепляет опасения скептиков. Но это не снимает ответственности с Каськива, Золотарева и других идеологов проекта, которые (судя по всему) с революционной небрежностью отнеслись к исполнению бюрократических процедур.

Каськива можно понять, когда он подозревает чиновников в некоторой предвзятости, замечая: «Да, мы не исключаем, что при сборе подписей были допущены какие-то технические ошибки… Но в последний день было зарегистрировано 11 партий, и при всем уважении к этим партиям нам также было бы любопытно поглядеть на их подписные листы…»

Но тот же Каськив не мог не знать, что при всем уважении к иным новым партиям внимание к «Поре» будет особо пристальным. А значит, не имел права на грубые ошибки, моментально зафиксированные опытным чиновничьим оком.

Теперь «Пора» в странной ситуации. Срок регистрации партий, желающих участвовать в будущей парламентской кампании, формально уже истек. Но специально для «Поры» оставили юридическую щель. Глава Минюста привселюдно заявил, что для «пористов» создали «наиболее либеральный режим». Что ведомство Зварича вместе с активистами организации проведет повторную проверку подписных листов, и «если подтверждаются 2/3 подписей, то мы готовы зарегистрировать эту партию». Слова министра позже продублировал и сам Каськив в интервью «Украинской правде», сообщив, что проблемы с регистрацией являются временными. И что частично они сняты после общения со Зваричем, «который принял нас по просьбе Президента».

Ситуация выглядит действительно несколько двусмысленно. Власть, дабы избежать упреков, показывает демонстративную лояльность. Идет на уступки, которые противники «Поры» при желании способны подать как одолжение. Особенно после обнародованного вмешательства Президента. От себя добавим, что, по некоторым сведениям, на понедельник запланирована встреча Каськива с главой государства, которая также едва ли останется тайной.

Не логичнее ли было для «Поры» с ее репутацией пойти по иному пути, предложенному самим Каськивым? Недавно он заявил: «Мы можем публично обратиться к 126 существующим партиям с просьбой передать нам юридическое лицо и после серии юридических процедур стать субъектом избирательного процесса с названием «Гражданская партия «Пора». А почему бы и нет? Нет ничего постыдного в том, что лидер организации, способствовавшей победе кандидата Ющенко, встречается с Президентом Ющенко. Но нет ничего худого и в том, чтобы использовать отказ власти регистрировать оппозиционную партию в качестве эффективной предвыборной технологии. Если Каськив со товарищи в самом деле подозревают власть в нарушении демократии, а свою партию позиционируют именно как собрание борцов за демократию, а не как общество друзей власти.

Возможно, «пористам» виднее. Но, наверное, будет трудно доказывать свою самостоятельность, если тебе пришьют ярлык должников власти. Даже если этот ярлык пришит несправедливо.

Наверняка найдется кто-нибудь мудрый, кто убережет «Пору» от дальнейших ошибок. Во-первых, будущая партия должна избежать искушения быть на короткой ноге с властью. Иначе она не заметит, как окажется на коротком поводке. Что, надеемся, не входит в планы «пористов». Необходимо сразу избавляться от комплекса младшего брата. Иначе никогда не вырасти из политических подгузников.

Во-вторых, молодые партийцы обязаны побороть соблазн сесть на нестерильную финансовую иглу. Недостатка в именитых спонсорах, вероятно, не будет. Но подходить к подбору такого рода попутчиков следует крайне осмотрительно. Легче всего найти пару-тройку состоятельных дядек и не сушить себе голову поисками средств. Но это, скорее всего, путь в тупик. Деньги, пожертвованные партии людьми, пусть не столь богатыми, но и не столь испорченными, стоят дороже. Диверсификация средств — один из способов обретения финансовой независимости. Интенсивный поиск и активное привлечение представителей среднего класса — один из способов обретения авторитета. Подобная партия нуждается именно в таких людях. А такие люди нуждаются именно в такой партии.

Третье. Как можно скорее «Поре» необходимо без шума и без сожаления избавиться от провокаторов. Некоторых из них уже давно «вычислили», но до сих пор не «вычистили». Якобы из-за боязни раньше времени портить отношения с властью. Желание быть конструктивной оппозицией понятно, стремление не идти на конфликт ради конфликта — естественно. Но в этом случае необходима предельная жесткость и предельная ясность. Подобные отношения пойдут на пользу и «Поре», и власти. Не рекомендуем начинающим мастерам «искусства невозможного» соревноваться с опытными политиками в интригах. Проиграете.

Четвертое. «Пора», помимо всего прочего, это еще и шанс нового поколения, взращенного и закаленного Майданом. Это попытка влить свежую кровь в политику — то есть то, что декларировала, но даже не пыталась реализовать новая власть. Создавшая свою партию в худших традициях власти старой. Миссия «Поры» — в формировании новой генерации политиков. Это не означает, что двери в организацию должны быть закрыты для персон со стажем и с именем. Но их не должно быть много, а их появление не должно вызывать риторических вопросов. При этом не стоит стесняться отказывать неудачникам, конъюнктурщикам и реваншистам. Как их определить? Да просто: заглянуть сначала в официальное досье, а потом в глаза. Простой и эффективный способ. Такие люди, как правило, слишком часто бегают из партии в партию (из фракции во фракцию). А их глазки бегают столь же энергично, когда они говорят заученные фразы о правах, свободах и демократии.

И последнее. Не стоит начинать свой путь в политику с вмешательства в латентный конфликт между командами премьера и Президента. Ввязываться в сложные закулисные игры с Юлией Владимировной столь же небезопасно, как и связываться со структурами Виктора Андреевича. И дело даже не в риске попасть между молотом и наковальней. Хочется побыстрее научиться политическим интригам? А разве не прекраснее посвятить себя борьбе с интригами в политике?

Слишком идеалистично? Согласны. Тогда перейдем к более практичным вещам. В болоте политики твердый грунт есть только в одном месте — под собственными ногами.

«Пора» способна это доказать. Если ее, пока еще не слишком опытные, вожди осознают, что это не только их проект и не столько их шанс. Это шанс еще молодых и уже опытных. Шанс еще верящих и уже начинающих разочаровываться. Шанс тех, кто уже встал с коленей или еще мечтает встать на ноги. Шанс для будущей оппозиции. И шанс для сегодняшней власти.

В конечном итоге — шанс для страны. Потому, что «Пора» — уже часть ее истории. А значит, те, кто рискнул взять этот брэнд в эксплуатацию, не имеют права на поражение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно