Бесплодные усилия ненависти

24 марта, 2006, 00:00 Распечатать

Что такое референдум? С правовой точки зрения — прямая форма демократии. С политической — последний аргумент в споре, который невозможно разрешить полюбовно...

Что такое референдум? С правовой точки зрения — прямая форма демократии. С политической — последний аргумент в споре, который невозможно разрешить полюбовно. В новейшей истории Украины древний механизм осуществления народовластия референдум используют преимущественно либо как способ давления на оппонентов, либо как инструмент PR. Поэтому в нашей стране референдумом часто пугают, периодически заявляют о необходимости его провести. Но почти никогда не проводят.

Операция «Грабли»

Не исключено, что такая же участь постигнет всенародный опрос, о котором мы поговорим сегодня. О необходимости его проведения в прошлом году заявила одна из отечественных партий. Эта политическая сила (название которой мы опустим, дабы нас не заподозрили в попытке сделать рекламу в канун выборов) решила поинтересоваться, как население страны относится к перспективам присоединения страны к Единому экономическому пространству и НАТО.

Согласно Конституции, партия инициатором проведения референдума выступить не может. Но такое право есть у народа. Что необходимо, чтобы всеукраинский референдум состоялся? Собрать три миллиона подписей. Причем поставить свои автографы обязаны жители не менее чем двух третей областей. И в каждом из регионов сторонников проведения референдума должно набраться как минимум сто тысяч. Если эти правила соблюдены — референдуму быть. Существует, правда, ряд важных процедурных нюансов, но о них — несколько позже.

В соответствии с законом были зарегистрированы более ста инициативных групп, которые в установленный срок (к 1 марта) представили 4 миллиона 666 тысяч подписей.

Центральная избирательная комиссия (несмотря на огромное количество проблем, связанных с подготовкой к предстоящим парламентским выборам) немедленно приступила к тщательному изучению подписных листов. Глава ЦИК Ярослав Давидович объявил прессе, что «члены комиссии отправятся почти во все регионы страны, чтобы проверить достоверность подписей и соблюдение законности во время их сбора». А также намекнул, что едва ли руководимый им орган до окончания парламентской кампании будет обсуждать этот вопрос на своем заседании.

Тем удивительнее выглядела информация, полученная «ЗН» из неофициальных, но весьма информированных источников. Стало известно, что в ходе выборочных проверок поступивших в ЦИК документов выяснилось: сбор подписей в поддержку всеукраинского референдума по вопросам вступления в НАТО и ЕЭП проводился с грубыми нарушениями действующего законодательства. В нарушениях, выявленных членами комиссии, содержатся признаки уголовных преступлений. Речь, в частности, идет о подделках и фальсификациях. А еще — о нарушении неприкосновенности частной жизни, выразившемся в незаконном сборе, использовании и распространении конфиденциальной информации о лице без его согласия. Подобные деяния предполагают ответственность, предусмотренную статьями 160 и 358 Уголовного кодекса Украины.

Обо всем вышесказанном тут же были проинформированы министр внутренних дел и генеральный прокурор. Соответствующие заявления на имя Юрия Луценко и Александра Медведько были направлены заместителем председателя ЦИК Николаем Мельником и членом комиссии Валерием Шелудько. Как нам стало известно, первый по поручению Ярослава Давидовича осуществлял необходимую проверку на территории Хмельницкой области, второй с аналогичной миссией был откомандирован в Николаев, Очаков и Первомайск, а также Новоодесский район.

По имеющейся у нас информации, в Хмельницкой области опрошенные граждане (якобы высказавшиеся за проведение референдума) массово отрицали свою причастность к этой инициативе. Утверждая при этом, что они никому не предоставляли сведения о себе для внесения их в подписной лист, не передавали свои документы членам инициативной группы, вообще не осуществляли никаких действий в поддержку референдума и понятия не имеют, кто расписался за них в подписных листах.

Установлены многочисленные случаи исправлений в подписных листах. Корректировались фамилии и имена граждан, даты подписания, названия, серии и номера документов, удостоверяющих личность, сведения в графе «дата и место рождения». На отдельных листах исправлениям подвергались все подписи без исключения.

Зафиксированы многочисленные случаи заполнения подписного листа не тем лицом, которое в нем указано, массовые случаи сбора подписей в не установленный законом срок. Даже факт отсутствия подписи гражданина, внесенного в подписной лист, в ряде случаев не становился препятствием для того, чтобы засчитать его при определении общего количества подписей на подписном листе.

То, что нарушения были выявлены на территории целого ряда административно-территориальных единиц (районов и городов), дает повод говорить об их системном, организованном характере, а также о вероятности аналогичных нарушений в других регионах Украины.

Получив эту информацию, «ЗН» немедленно обратилось за комментарием в компетентные органы. В Генеральной прокуратуре нам сообщили, что указанные материалы за подписями членов Центральной избирательной комиссии действительно получены. В настоящий момент они изучаются, а решение будет вынесено в предусмотренный законом срок. Аналогичный ответ поступил из МВД.

Нам остается дождаться выводов блюстителей законов. Но некоторые факты, выявленные членами ЦИК, выглядят весьма тревожно. В некоторых случаях «фальсификат» составлял более половины от общего количества проверенных подписных листов. Если эти факты найдут окончательное подтверждение, впору говорить о том, что отдельных политиков ничему не научили горькие уроки кампании-2004. Страна опять наступила на старые грабли?

ЦИК в цейтноте

Обратились мы за разъяснениями и в Центральную избирательную комиссию. К сожалению, заполучить комментарии Николая Мельника и Валерия Шелудько «ЗН» не удалось. А вот глава ЦИК Ярослав Давидович внес некоторую ясность.

— Есть ли повод говорить о массовых нарушениях закона в ходе сбора подписей в поддержку референдума?

— По утверждению членов ЦИК Николая Мельника и Валерия Шелудько — да. Они подготовили служебные записки на мое имя. С их содержанием я ознакомился. Но, к сожалению, не обладаю достаточной информацией, чтобы делать какие-то выводы. В силу занятости избирательным процессом я не имел физической возможности вникнуть в суть вопроса. Решение проблем, связанных с организацией парламентской кампании, занимает слишком много времени. А выборы для ЦИК на сегодня, естественно, — приоритет номер один.

— Правда ли, что Мельник и Шелудько предлагали обсудить этот вопрос на заседании комиссии, но не были поддержаны большинством коллег?

— Некоторые члены ЦИК посчитали, что информации недостаточно. Они предложили отработать этот вопрос с правоохранительными органами, а уже затем обсудить его на заседании.

Николай Иванович и Валерий Евгеньевич передали собранные ими материалы в правоохранительные органы и в прокуратуру для проведения более детального расследования. Члены ЦИК, в соответствии с действующим законодательством, имеют такое право.

— Когда может завершиться подобное расследование? И когда Центризбирком обсудит проблему референдума на своем заседании?

— Первый вопрос рекомендую адресовать прокуратуре и МВД. А ЦИК вплотную займется вопросами, связанными с референдумом, сразу по окончании избирательного процесса. Правда, есть один нюанс. Согласно законодательству, проверка полученных документов должна длиться не более месяца. То есть к 10 апреля мы должны ее завершить. Учитывая занятость на выборах, в подобные сжатые сроки мы физически не сможем провести необходимую проверку с особой тщательностью.

— Но если выяснится, что имеют место массовые фальсификации и потребуется углубленное, с изучением документов расследование, эти сроки можно продлить?

— Хороший вопрос. Признаюсь честно, у меня нет на него однозначного ответа. Я в первый раз сталкиваюсь с подобной проблемой. Во всяком случае, законом пролонгация подобного срока не предусмотрена.

— Массовые нарушения могут стать причиной запрета на проведение референдума?

— Конституция определяет только три условия — три миллиона подписей, не менее двух третей областей, не менее ста тысяч в каждом регионе. Если одно из этих условий не будет соблюдено, референдум не состоится. Других ограничений нет. Передано 4 миллиона 666 тысяч подписей. Даже если предположить, что какая-то часть будет признана недействительной, все равно запас слишком велик…

— Допустим, что МВД и прокуратура обнаружат подтверждение массовых фальсификаций, но подать окончательные выводы до 10 апреля не успеют. Можно ли до того времени утверждать, что подписи собраны абсолютно законно? И есть ли возможность притормозить процесс до окончания расследования?

— Опять-таки не знаю однозначного ответа на этот вопрос. Закон по этому поводу ничего не говорит… Я бы не хотел, чтобы этот вопрос приобретал ярко выраженную политическую окраску, но проблема, безусловно, существует…

— Зафиксированы ли нарушения в других областях?

— Часть членов ЦИК их не обнаружила. Часть еще не завершила свою работу. В ближайшее время ситуация прояснится окончательно.

НАТО, референдум и власть

В начале марта президент Виктор Ющенко заявил, что «без национального референдума никто не пойдет в НАТО», таким образом невольно подыграв истинным инициаторам плебисцита, находящимся в оппозиции к власти. Однако ни для кого не секрет, что большинство влиятельных членов оранжевой команды — сторонники присоединения к альянсу. Но предпочитают стыдливо об этом умалчивать. Из внушительного количества политических сил, имевших отношение к Майдану и участвующих сегодня в избирательной кампании, лишь одна открыто заявляет о членстве в НАТО как о цели. Другие предпочитают не поднимать эту тему, отчего-то предполагая, что таким образом умножают свой электорат.

Результаты подобной «молчанки» — налицо. В Украине при президенте Кучме Североатлантический блок пользовался большей популярностью, чем при президенте Ющенко. Многие антивластные силы открыто выступали против НАТО. Некоторые, по сути, только на этом и строили свою избирательную кампанию, не брезгуя откровенной ложью. Власть и провластные партии не удосужились эту ложь опровергнуть. Что ж, по большому счету, это их проблемы.

Но есть проблемы и более масштабные. Именно органы местного самоуправления обязаны были (в соответствии с законом) обеспечить проверку подписей, собранных в поддержку референдума. В случае обнаружения нарушений они (согласно тому же закону) имели право принять решение о прекращении деятельности инициативной группы. У местной власти было гораздо больше времени и возможностей для проверки подписей, чем у ЦИК.

Но власть вела себя странно. В одних областях она, как выяснилось, до последнего времени не была в курсе дела относительно готовящегося «исследования общественного мнения». В других — отчего-то растерялась, столкнувшись с многочисленными обращениями граждан, которые заявили о том, что не расписывались в подписных листах, хотя закон четко предусматривает алгоритм действий в подобных случаях. (Насколько известно, только в Николаевской области в органы власти поступило около пятидесяти таких заявлений граждан.) И если сведения о массовых нарушениях подтвердятся, ответственность за это ляжет на плечи местных бонз, которых выборы-2004, кажется, ничему не научили.

Удивительно и то, что даже в Киеве и Ривненской области (которые трудно назвать антинатовскими регионами) власть не удосужилась организовать идеологические контрудары по противникам НАТО, хотя имела на это полное право, в том числе и моральное.

Известно, что сейчас некоторые власть предержащие судорожно ищут повод «завалить» референдум. Не поздно ли? Впрочем, наша власть проявляет необходимую активность лишь тогда, когда речь идет о полномочиях и деньгах.

А, скажем, на законотворческой ниве наши небожители не столь активны. Закон о референдуме принят еще в 1991-м, и (как утверждают юристы) на две трети морально устарел, а на треть — не соответствует Конституции. Его модернизация не волновала старую власть и не заботит новую.

Рассказывают, что сегодня некоторые ответственные лица на Банковой на чем свет стоит поносят ЦИК, легализовавший инициативные группы по проведению столь не милого сердцу власти референдума. Право, господа, надо быть последовательными. В 2004-м оппозиция обвинила главный счетоводческий орган во всех смертных грехах, а затем дружно проголосовала за его переизбрание практически в том же составе. А в 2005-м вчерашние оппозиционеры (уже ставшие власть имущими) искренно возмущалась тем, что этот ЦИК большинством голосов дал будущему референдуму зеленую улицу…

Состоится ли референдум?

Ярослав Давидович не может дать на этот вопрос четкого ответа. Куда уж нам. Но некоторыми соображениями поделиться мы можем. Закон о референдуме, как мы уже говорили, устарел. Но другого нет. И благодаря прорехам в этом законе завалили уже не один референдум.

Примеры? Пожалуйста. Референдум 1993 года (на который предполагалось вынести вопрос о недоверии президенту и парламенту) стал невозможным по множеству причин. Но главная оказалась немыслимо банальной: Верховная Рада не выполнила требование закона и не утвердила форму бюллетеня. Ответственность депутатов за подобное непослушание не предусмотрена.

От идеи проведения еще одного референдума несколько лет спустя отказались сами инициаторы, когда выяснилось, что и большинство Верховной Рады, и местные органы самоуправления получили указание саботировать процесс создания комиссий по проведению всенародного опроса.

Профильный закон настолько ветхий и противоречивый, что трактовать его, при желании, можно как угодно. Растолковать его нормы мог бы Конституционный суд. Но его, по сути, нет. И когда появится — неизвестно. Когда появится новый, современный закон о референдуме — тем более не ясно.

По словам Виктора Медведчука, известного активиста проведения «антинатовского» референдума, все просто. Ссылаясь на закон, он в интервью телеканалу «Интер» заявил следующее: «ЦИК должен передать подписи в секретариат президента, и Ющенко обязан принять решение о проведении референдума. Кстати, по этому вопросу мы уже обратились в суды первой инстанции в отношении того, как должен действовать президент в этой ситуации. Есть решение суда, которое вступило в законную силу, на обращение одного из членов инициативных групп города Одессы, где решением суда было подтверждено, что после получения документов из ЦИК, Ющенко обязан незамедлительно (выделено автором) подписать указ о проведении всеукраинского референдума».

Позволим себе поспорить с авторитетным юристом. Для начала обратимся к Конституции и Закону о референдуме. В соответствии с Основным Законом, провозглашает референдум по всенародной инициативе действительно президент. В соответствии с профильным законом, «дата проведения референдума назначается не позже, чем за три месяца от дня принятия решения, и не позднее чем за четыре». Нигде не сказано, когда именно президент должен принять подобное решение. И какую понесет ответственность, если он этого не сделает.

Манкировать народной волей для главы государства — разумеется, грех. Но, зная склонность Виктора Андреевича к некоторому правовому нигилизму, можно предположить, что он не станет спешить с подписанием указа. Тем более что подобная проволочка будет выглядеть почти законной.

Теперь о решении суда. Нам не удалось с ним ознакомиться. Но, допустим, г-н Медведчук с присущим ему педантизмом изложил суть судебного решения абсолютно точно. Что получается? Странность. Статья 19 Конституции предписывает: «Правовой порядок в Украине базируется на основах, в соответствии с которыми никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством». Законодательством нигде не предусмотрены сроки принятия решения по проведению референдума. А суд первой инстанции (если Виктор Владимирович точен) обязывает президента сделать это немедленно. То есть выходит за рамки своих полномочий. Следовательно, подобное решение может быть обжаловано.

Кроме того, следует подождать окончания проверки подписей Центризбиркомом. Впрочем, Давидович прав — запас слишком велик. Как тут не вспомнить, что в свое время предлагалось узаконить более жесткую процедуру проверки «референдумных» автографов. Она сводилась, в частности, к следующему: если хотя бы в одном регионе зафиксированы массовые, системные нарушения при сборе подписей, вопрос о проведении референдума снимается с повестки дня. Сурово. Но согласитесь, подобная драконовская мера серьезно ударила бы по рукам фальсификаторов. И в конечном счете послужила бы защите прав граждан, чьим волеизъявлением пытаются прикрыться все кому не лень.

Каковы правовые последствия референдума?

Хороший вопрос, как сказал бы г-н Давидович. С одной стороны, есть норма древнего, но все еще действующего закона о референдуме, согласно которой «решения, принятые референдумом, не требуют какого-либо утверждения государственными органами». Есть прошлогоднее решение Конституционного суда, в соответствии с которым «результаты народного волеизъявления в определенных Конституцией и законами Украины формах непосредственной демократии являются обязательными». Наконец, есть Конституция, по которой:

— народ — единственный источник власти и обладает правом осуществлять власть непосредственно;

— никто не может узурпировать власть;

— референдум является формой народного волеизъявления.

С другой стороны, есть прецедент. В 2000 году народ изъявил свою волю на референдуме, а депутатский корпус эту волю проигнорировал. Нам возразят, что в том случае существовала отдельная процедура, выписанная в Конституции, и обойти эту процедуру при воплощении решений референдума в жизнь было нельзя.

Согласны. Но в этом случае нет вообще никакой процедуры. И что делать с решениями референдума, никто не знает. Кроме, возможно, Конституционного суда. Которого нет. Как нет и нормального закона, в котором необходимый механизм следовало бы описать.

Допустим, народ на референдуме скажет, что он за НАТО. Означает ли это, что Украина обязательно присоединится к блоку? Нет. Допустим, народ скажет, что он против. Означает ли это, что Украина никогда к нему не присоединится? С юридической точки зрения, опять-таки нет. Хотя бы потому что:

— процедура присоединения к НАТО не требует проведения обязательного референдума;

— через пять лет (согласно закону) можно провести референдум, на который разрешается еще раз вынести тот же вопрос.

А в НАТО, как известно, раньше чем через пять лет нас все равно никто не ждет.

То же самое касается и ЕЭП. Который, вполне возможно, через пять (а может, и раньше) лет прикажет долго жить.

Если референдум состоится и народ на нем скажет «да» Единому экономическому пространству и «нет» НАТО (что вполне возможно), то это, по большому счету, может привести только к моральным последствиям. Оранжевая команда во главе с Ющенко получит очередную оплеуху. Не впервой. С политреформой была аналогичная история.

Кому нужен референдум?

Можно представить, с каким недоумением наблюдают за референдумной возней наши партнеры в Брюсселе, Вашингтоне, Париже, Берлине, Варшаве и прочих натовских столицах. Какой референдум? О чем это вы, господа? Разве НАТО уже пригласило Украину влиться в его ряды? Разве Украина уже обратилась к альянсу с официальной заявкой? С таким же успехом у наших сограждан можно поинтересоваться, например, не возражают ли они против того, чтобы наша страна стала частью Монголии или членом МЕРКОСУР. И выглядим мы в глазах остального мира с этим референдумом весьма глупо.

Но даже если представить, что через несколько лет официальный Киев направит в Брюссель заявку, а НАТО в ответ пригласит Украину стать членом альянса, и в этом случае, еще раз повторим, референдум совершенно не обязателен. Его проведения не требуют натовские процедуры, ничего по тому поводу не говорится и в отечественном законодательстве. Но при этом можно с полной уверенностью утверждать: без поддержки решения о вступлении в НАТО большинством населения Украины, альянс нас ни за что не пригласит. Как это было когда-то со Словакией, не попавшей в первую волну расширения.

Но для того чтобы узнать мнение украинцев, достаточно профессиональных социологических опросов населения. Референдум — слишком дорогое удовольствие, требующее очень больших финансовых затрат. И, употребляя риторику г-на Медведчука, можно утверждать, что «эти деньги никогда не будут выплачены как зарплаты, пенсии и на другие социальные программы», «никогда не пойдут на здравоохранение и образование». Антинатовцы пекутся о народных деньгах? Но почему они не задаются вопросом: а потянет ли страна проведение в течение одного полугодия парламентских выборов (на которые и так ушла сумма, гораздо больше запланированной) и референдума в придачу? И откуда взять деньги на последний? Ведь в бюджете на 2006 год подобные расходы отнюдь не предусмотрены.

Большинство новых членов альянса обошлось без референдума, ограничившись решением парламента. Ведь тратить государственные деньги на референдум имеет смысл лишь в том случае, когда поддержка населения колеблется в районе 50%. Если же соцопросы показывают значительное превышение этих цифр или демонстрируют гораздо более низкую поддержку, то какой смысл напрасно тратить деньги?

Так что возникает вопрос: с какой же целью Медведчук & К хотят провести этот референдум именно сейчас? Ведь и без столь масштабного и дорогостоящего мероприятия сегодня хорошо известно, что поддержка в украинском обществе идеи вступления в НАТО на данный момент вряд ли намного превышает 20%. Не для того ли все это затевается, чтобы просто воспользоваться сохраняющейся неосведомленностью сограждан и намеренно лишить их возможности осознанного выбора в будущем, когда вопрос о вступлении Украины в НАТО будет действительно актуальным?

Повторимся: даже если вдруг референдум состоится в этом году и даже если большинство украинцев скажут на нем «нет» членству нашей страны в альянсе, катастрофы для евроатлантической интеграции Украины не случится. Конечно, его негативный результат добавит козырей на переговорах с украинской стороной скептикам из Берлина и Парижа и может несколько отодвинуть дату нашего присоединения к альянсу, но жирный крест на членстве Украины в НАТО не поставит. Ведь общественное мнение можно и нужно менять.

Но что же действующая власть? Что она сделала за истекший год правления на ниве информирования украинских граждан о преимуществах членства в Североатлантическом альянсе? Да практически ничего. Только многократно «бідкалась» устами высших государственных лиц, как мало украинцы знают о НАТО. При этом, видимо, предполагая, что и эта проблема «рассосется» сама собой. Что сознательные сограждане массово побегут в библиотеки и, вырывая друг у друга буклеты и справочники, будут жадно поглощать информацию о НАТО, а затем обмениваться полученными знаниями в кружках натоведов и натолюбов и проводить на работе политинформации среди менее продвинутых сослуживцев.

Но только чуда не случилось. И получали «информацию» об альянсе украинцы зачастую от тех, кто либо сознательно искажал действительность, подтасовывал факты и выливал на читателей, слушателей и зрителей потоки лжи, либо просто демонстрировал собственную дремучесть и незнание элементарных, азбучных вещей, касающихся как самого НАТО, так и отношений Украины с альянсом.

О мастерах субъективных импровизаций

Шедевр подобного «творчества» был продемонстрирован на этой неделе на телеканале «Интер», а его письменная версия висит на сайте www.nato-net.info. Шедевр представлял собой интервью бывшего главы администрации президента Кучмы Виктора Медведчука журналисту (?) Сергею Васильеву, больше известному широкой общественности в качестве специалиста по составлению и распространению темников в бытность его руководителем информационного управления АП времен В.Медведчука.

Видимо, предпринимаемые в последнее время попытки (в т.ч. и на наших страницах, например, в материале «НАТО не виновато», «ЗН»№ 7 за 25.02.06) освежить в памяти сограждан некоторые факты из трудовой биографии этого политика, имеющие отношение к евроатлантической интеграции, не оставили его равнодушным. И г-н Медведчук снова решительно опроверг собственное участие в продвижении Украины в НАТО, заодно, на наш взгляд, несправедливо умалив заслуги на этом поприще и своего бывшего шефа Л.Кучмы. Экс-глава АП уверенно заявил, что властью Кучмы не было предпринято ни одного реального шага, направленного на вступление в НАТО. И хотя сам Медведчук оставил автографы на значительном количестве очень даже пронатовских документов (о чем «ЗН» уже писало), мы вполне верим, что делал это он без души, без огонька, не утруждая себя глубоким изучением матчасти. Вот и в упоминаемом интервью он то приписал Леониду Даниловичу заслугу его предшественника Леонида Макаровича по присоединению Украины к «Партнерству ради мира» (ПРМ), то обозвал эту программу организацией (хотя даже начинающему юристу должна быть ясна разница между этими понятиями), то обронил, что в нее входит 24 государства, в то время как сегодня в ПРМ на самом деле участвует 26 стран альянса плюс еще 20 стран-партнеров, то есть всего 46 государств. Но это так, мелочи.

Вот за Леонида Даниловича, действительно, обидно. Он, наплевав на собственную гордость, поехал в Прагу, где его посадили по французскому алфавиту, стерпел международные насмешки ради того, чтобы План действий Украина—НАТО был все-таки подписан и стал прообразом будущего Плана действий относительно членства (ПДЧ), а его бывший подчиненный теперь заявляет, что никаких реальных шагов сделано не было. А введенное в действие президентским указом решение СНБОУ от 23 мая 2002 г., которое сам Кучма счел «судьбоносным», поскольку окончательной целью евроатлантической интеграции Украины было определено ее членство в НАТО? Это разве не реальный шаг? А постоянное и настойчивое убеждение с фактами в руках украинской стороной натовцев в том, что нашей стране пора переходить к ПДЧ, разве не при Кучме началось? А начало военной реформы? Или, скажем, активное и плодотворное участие с 1995 г. в Процессе планирования и оценки сил (PARP)? Впрочем, вряд ли г-н Медведчук вообще в курсе, что это такое.

Зато он берется утверждать, что «в документе, подписанном руководством страны, в том числе и господином Ющенко, и который отправлен в штаб-квартиру НАТО, сказано, что Украина в течение 2006—2011 годов готова выделить средства на приведение своих Вооруженных сил к стандартам НАТО в размере 92 миллиардов гривен». На самом же деле в «Начальном дискуссионном документе в рамках Интенсифицированного диалога между Украиной и НАТО в отношении стремления Украины получить членство и необходимых для этого реформ», который, видимо, и имел в виду запамятовавший его название г-н Медведчук, приведено несколько показателей, иллюстрирующих финансовые и экономические основы реформирования и развития Вооруженных сил Украины до 2015 г. Если сложить все приведенные в документе суммы, то действительно мы получим около 92 млрд.грн. Но эти деньги, предусмотренные Государственной программой развития ВСУ на 2006—2011 гг., должны быть выделены не «на НАТО и перевооружение по стандартам НАТО», как утверждает В.Медведчук, а на реформирование ВСУ, их содержание и подготовку, развитие вооружений и военной техники и инфраструктуры (украинских!). Другими словами, это военный бюджет страны на ближайшие шесть лет. Непонятно, почему эти цифры так потрясли известного юриста, ведь он, по идее, должен помнить, что еще в бытность его первым вице-спикером, в 2000-м, Верховная Рада приняла закон «Об обороне Украины», которым определила, что финансирование нужд национальной обороны должно составлять ежегодно не менее трех процентов от запланированного объема ВВП. Напомним, что НАТО требует от своих членов выделять на оборону не менее двух процентов ВВП. Удивили и страшные прогнозы г-на Медведчука по поводу будущей «смерти» отечественного самолетостроения, «если Украина втянется в НАТО», поскольку украинские самолеты «не нужны ни в ЕС, ни в НАТО». Надо же! Неужели экс-главе АП неизвестно, что альянс и страны-члены регулярно пользуются услугами АНТК им.Антонова и Украинской авиатранспортной компании и что за последние годы наши авиаперевозчики совершили уже более 800 натовских рейсов? В одном из недавних комментариев «ЗН» и.о. генерального конструктора АНТК им. Антонова Дмитрий Кива подтвердил: «Натовские заказы достигают половины нашего общего объема перевозок». А знаете ли вы, кто в ноябре прошлого года завалил ратификацию Меморандума с альянсом относительно использования стратегической транспортной авиации Украины в операциях и учениях НАТО? Фракция СДПУ(о) не отдала за этот документ ни одного голоса!

Ну а «иракский» пример
г-на Медведчука просто возмутил своей циничностью. «Мы категорически против превращения Украины в плацдарм реальной угрозы терроризма», — заявил экс-глава администрации Кучмы после напоминания о том, «какие диверсии были в Англии и Испании и в других странах, поддержавших американскую агрессию». Вынуждены в очередной раз напомнить: операция в Ираке никакого отношения к НАТО не имеет. Хорошо известно, какие жаркие дебаты по поводу действий в этой стране сил коалиции под руководством США происходили в альянсе и какую жесткую позицию занимали, например, Германия и Франция. Это во-первых. А во-вторых, позвольте поинтересоваться: а кто в Украине поддержал «американскую агрессию», присоединился к коалиции и ввел украинский военный контингент в Ирак? Не президент ли Л.Кучма, чью администрацию возглавлял в то время В.Медведчук? А кто пообещал вывести из Ирака украинских военных и выполнил свое обещание? Президент В.Ющенко.

Подобных передергиваний и явных искажений фактов в цитируемом интервью В.Медведчука очень много, не хватит даже газетной полосы «ЗН», чтобы расставить все на свои места. Тем не менее подобные «шедевры» могут даже принести некоторую пользу: во-первых, наглядно продемонстрировав «искренность», «правдивость» и «порядочность» тех, кто сегодня активно выступает против членства Украины в Североатлантическом альянсе, а во-вторых, став источником вдохновения для тех, кто по долгу службы и велению сердца должен как можно скорее начать борьбу с ложью, мифами и заблуждениями относительно НАТО, долгие годы доминировавшими в украинском массовом сознании.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно