БАЛКАНЫ ЗА ШАГ ДО МИРА

11 июня, 1999, 00:00 Распечатать

Думаю, все прекрасно отдавали себе отчет в том, что бомбежки Югославии бесконечно продолжаться не могут, и когда-нибудь весь этот балканский кошмар должен будет закончиться...

Думаю, все прекрасно отдавали себе отчет в том, что бомбежки Югославии бесконечно продолжаться не могут, и когда-нибудь весь этот балканский кошмар должен будет закончиться. Развязкой могли стать либо ввод наземных войск НАТО в Косово, что вполне резонно воспринялось бы как оккупация, либо капитуляция Милошевича перед воздушной мощью альянса. В оба эти варианта верилось с трудом. Несмотря на многочисленные заявления представителей Вашингтона и Брюсселя о подготовке наземной операции (что выглядело более как пропагандистские шаги), реально в такое развитие событий не верили, похоже, и сами американцы и их союзники.

Стало ясно, что без компромисса не обойтись. Как нельзя лучше для посредников в процессе поиска взаимоприемлемого решения по выходу из тупиковой ситуации подошли экс-премьер России Виктор Черномырдин и президент Финляндии Мартти Ахтисаари. Первый, как известно, выступал в роли российского специального представителя на Балканах, а второй - спецпредставителя ЕС в этом регионе.

В конце прошлой недели план мирного урегулирования в Югославии был согласован в Бонне представителями стран «большой восьмерки», после чего Черномырдин и Ахтисаари, проведя длительные переговоры со Слободаном Милошевичем, убедили югославское руководство его принять. Парламент СРЮ проголосовал за одобрение документа, и многие уже поверили в скорое прекращение войны. Заметим, что бомбардировки все же продолжались, хотя интенсивность их резко снизилась, и носили они более демонстрационный характер.

Мир казался таким близким, однако надежды на его установление оказались призрачными. Вернувшись в Москву, Черномырдин попал под шквал жесткой критики со стороны российских «ястребов» из министерства обороны, что стало первым признаком провала плана «восьмерки».

Затем был срыв переговоров о порядке вывода из края югославских сил между сербскими и натовскими военными на границе СРЮ и Македонии, которые Ахтисаари назвал первой настоящей проверкой мирного плана по Косово. Они должны были привести к достижению соглашения с определением военно-технических параметров, после чего предполагалось начать собственно вывод войск, подлежащий строгой проверке.

В общем-то поводом для отказа сторон от переговоров стали чисто технические вопросы. Сербы запросили для вывода вооруженных сил из Косово не семь дней, как этого требовали стратеги НАТО, а две недели. Свою просьбу представители Белграда аргументировали тем, что у югославской армии для срочного вывода из Косово нет достаточных запасов горючего. Кроме того, генералы вооруженных сил СРЮ хотели получить от НАТО гарантии того, что «Освободительная армия Косово» не вторгнется в край и не возобновит во время вывода войск боевые действия.

Однако было ясно, что реальной причиной неудачи в Куманово все же была несогласованность сторон по основополагающим вопросам. По сведениям дипломатических источников, Югославия потребовала, чтобы подписанию соглашения о выводе ее вооруженных сил из Косово предшествовала резолюция Совета Безопасности ООН. Кроме того, за спиной сербов, изменивших свою позицию по, казалось, принятому уже документу, явно маячила тень России. Не зря же в Куманово срочно прибыл российский представитель - атташе по вопросам обороны РФ в Белграде генерал-лейтенант Евгений Бармянцев. Да и российская пресса, не скрывая, писала о том, что именно Москва вдохновила Белград фактически пересмотреть свой подход к плану «большой восьмерки».

Причиной фиаско миротворческой миссии Черномырдина, повлекшей фактически его отстранение от дальнейших посреднических действий и замену на министра иностранных дел РФ Игоря Иванова, стал пресловутый компромисс согласованного «восьмеркой» документа, который позволял каждой из сторон заявлять о своей дипломатической победе.

Вспомним, что причиной начала бомбардировок авиацией НАТО Югославии стал отказ Белграда подписать соглашения в Рамбуйе. Причем Милошевича не устраивали два пункта этих соглашений - о выводе всех сербских войск из Косово и о развертывании вместо них вооруженных сил стран НАТО. Вместо них югославы предлагали разместить в крае миротворческий контингент ООН. Были, конечно, разногласия и по другим вопросам, но ключевыми все же оставались эти два. Брюссель поставил Милошевичу ультиматум, а тот его отверг.

Документ «большой восьмерки», согласованный в Бонне, олицетворял согласие между НАТО и Россией по вопросам косовского урегулирования. Это была цена, которую заплатил альянс за то, что Москва взяла на себя миссию уговорить Милошевича принять этот документ. По сути проект «восьмерки» был выражением все тех же требований НАТО, выраженных в форме, которая была с одной стороны приемлема для России, а с другой - позволяла югославскому руководству выйти из сложившейся ситуации, сохранив свое лицо. Россия согласилась с тем, что в Косово войдет контингент вооруженных сил, НАТО в свою очередь пошла на то, что он будет под общим командованием ООН.

Между тем, после того, как Белград принял план, предложенный ему Черномырдиным и Ахтисаари, руководители некоторых стран НАТО, прежде всего США, стали трактовать это событие исключительно как признание Милошевичем своего поражения в противостоянии с альянсом. Мало того, присутствие натовских войск в Косово рассматривалось не иначе, как оккупация силами НАТО этого края, фактически сербской территории. Получается, что в Брюсселе и Вашингтоне воспринимали происшедшее как согласие югославской стороны на ультиматум, поставленный ею в Рамбуйе. К тому же, России дали понять, что ее участие в переговорном процессе было, во-первых, малозначительным, а во-вторых, служило лишь поддержкой обеспечения натовских инициатив.

Все это вызвало серьезные последствия как в Сербии, так и в России. Стоило ли Югославии столько времени терпеть бомбардировки, чтобы в конце концов согласиться с ультиматумом НАТО трехмесячной давности? К тому же, за это время страна уже приспособилась к воздушным ударам, а к сухопутной операции альянс явно не был готов. Для Милошевича это был полный крах - как бы он объяснил соотечественникам, что вынужден был уступить давлению Запада?

НАТО поставила в чрезвычайно неудобное положение и руководство России. Результатом стал нарастающий протест со стороны большинства российских политических сил как против самого соглашения, так и против «сговора» Москвы с НАТО. Первой жертвой его и стал Черномырдин, обвиненный в превышении полномочий, данных ему президентом РФ для переговоров с представителями «восьмерки». Таким образом, выстроенное с таким трудом хрупкое здание компромисса в минувшие выходные взлетело в воздух.

Существует несколько объяснений того, почему события развивались именно по такому сценарию. Прежде всего, нужно учитывать, что руководители стран НАТО, особенно Билл Клинтон и Тони Блэр, испытывали колоссальное искушение представить боннские соглашения как свою победу в первую очередь из-за внутриполитических причин. Поддержка американцами военных действий альянса на Балканах упала до минимального уровня, количество одобряющих бомбардировки Югославии сравнялось с числом осуждающих их. То же самое происходит и в Великобритании, однако здесь ситуация усугубляется массовыми демонстрациями протеста. Задача обоих лидеров заключалась в том, чтобы доказать своим гражданам правильность избранного курса на военное противостояние с Милошевичем, и они обречены трактовать любое соглашение с Белградом исключительно как капитуляцию последнего.

Версия вторая - Черномырдин в разных местах говорил разные вещи с благородной целью достичь прекращения бомбардировок любой ценой. Натовцам российский посланник мог обещать, что согласится с фактическим возвращением к принципам Рамбуйе, а Милошевичу доказывать, что в новом документе будут закреплены качественно новые подходы. Когда же стороны сверили свои взгляды, они уже находились в Куманово.

Наконец, версия третья - Россия попросту сдала «братьев-сербов». Первым звонком для Милошевича должна была стать отставка Примакова. Когда перед Москвой замаячила перспектива все же получить 4-миллиардный кредит МВФ, перемена в ее отношении к Югославии стала ощутимой. И не исключено, что одной из задач Строуба Тэлботта во время недавнего его визита в Москву было убеждение руководства России пересмотреть свой подход к принципам мирного урегулирования на Балканах.

Последний вариант выглядит наиболее правдоподобно, хотя не исключена комбинация всех трех. В любом случае, Москва, дав выпустить пар «вечным оппозиционерам» и в очередной раз подтвердив приверженность «славянскому братству», продолжала действовать в том же духе (да ей и не было уже пути назад). Только теперь на месте Черномырдина уже был Иванов, постоянно повторяющий, что он действует в строгом соответствии с указаниями, полученными лично от президента России.

Для спасения процесса мирного урегулирования на Балканах была срочно организована конференция министров иностранных дел «восьмерки», проходившая в начале недели в резиденции правительства ФРГ Петерсберг под Бонном и в Кельне. На ней был принят проект резолюции Совета Безопасности ООН по Косово. Документ в частности осуждает «все акты насилия в отношении населения Косово, а также все террористические акты» и признает право беженцев и перемещенных лиц на безопасное возвращение в свои дома. При этом предусматривается разоружение отрядов «Освободительной армии Косово». Проект резолюции содержит требование к Югославии немедленно прекратить насилие и репрессии в Косово и произвести вывод из Косово всех военных, полицейских и полувоенных формирований с одновременным размещением здесь международных сил.

Международное присутствие в Косово будет осуществляться под эгидой ООН. При этом в одном из приложений к проекту резолюции отмечается, что воинский контингент, который планируется разместить в Косово, предполагает «значительное участие НАТО», а также «единое командование».

Выходит, что если что-то изменилось, по сравнению с боннским документом, то только по форме, но никак не по содержанию. Госсекретарь США Мадлен Олбрайт, не скрывая удовлетворения, подчеркнула, что формирование миротворческого контингента в Косово будет происходить «вокруг НАТО», а командование этими силами будет находиться в руках Североатлантического союза.

В среду утром с целью создания максимально благоприятных условий Совету Безопасности ООН для принятия резолюции по урегулированию в Косово, Организация Североатлантического договора фактически приостановила операцию против Югославии, и главное российское требование, таким образом, было выполнено. Поздно вечером в тот же день натовские и югославские военные подписали в Куманово многострадальное военно-техническое соглашение. После этого голосование по косовской резолюции в СБ ООН стало простой формальностью. В ночь со среды на четверг жители Белграда начали праздновать окончание войны.

Что ж, Россия проиграла Западу дипломатическую битву за Балканы. Будем объективными, выиграть ее у нее шансов и не было. Однако отказ Москвы от тупого протеста против действий НАТО в СРЮ и переход ее на путь сотрудничества со всеми сторонами в вопросах мирного урегулирования косовской проблемы может только приветствоваться. Понятно, что это диктуется чисто прагматическими соображениями (в первую очередь экономическими), однако может в будущем принести России гораздо больше пользы, чем предполагают сегодня ее лидеры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно