Александр Третьяков: «Нет, я не «серый кардинал». Никогда им не был и никогда к этому не стремился»

27 мая, 2005, 00:00 Распечатать

После активного вмешательства Президента Украины Виктора Ющенко в ситуацию на отечественном ры...

 

После активного вмешательства Президента Украины Виктора Ющенко в ситуацию на отечественном рынке нефти и нефтепродуктов, после издания им 18 мая «нефтяного» распоряжения и указа «О мерах по стабилизации ситуации на рынке нефтепродуктов» многие задались вопросом: почему Президент вмешался в ситуацию именно в конце мая, если правительство еще с начала апреля в первую очередь занималось нефтеценовым кризисом? Означает ли это, что глава государства не доверяет правительству или считает предпринятые Кабмином меры неадекватными? Такие сомнения укрепились после того, как 23 мая Президент подписал распоряжение «О рабочей группе по изучению вопросов развития нефтеперерабатывающей промышленности». Хотя к тому времени пик кризиса на рынке нефтепродуктов уже миновал. Но вот что интересно: моторное топливо на АЗС по «отпущенным» ценам и в обычном объеме появляться стало едва ли не сразу же после подписания В.Ющенко «нефтяного» указа 18 мая…

Группу возглавил первый помощник Президента Александр Третьяков. Но все же назначение его главой рабочей группы, в которую, кроме представителей нефтебизнеса, вошли два министра и секретарь СНБОУ, выглядит, мягко говоря, нелогично. Тем более что при правительстве Украины еще 28 марта была создана похожая группа специалистов — экспертно-аналитическая. И возглавил ее министр экономики Украины Сергей Терехин.

Так зачем же тогда Президенту понадобилась аналогичная правительственной группа экспертов нефтерынка и каковы ее задачи?

Позитивные примеры того, как люди из патронатной службы Президента эффективно «управляли» министрами, нам вспомнить не удалось. Что послужило еще одним веским аргументом для разговора с первым помощником Президента Александром Третьяковым. Приятно, что даже после «перекрестного допроса» журналистов в среду Александр Юрьевич не стал искать повод, чтобы избежать разговора с «Зеркалом недели». Однако сразу предупредил, что комментировать и тем более оценивать действия правительства в период кризиса на рынке нефти и нефтепродуктов не будет. Мол, давайте перевернем эту страницу и начнем с чистого листа. Что ж, попробуем. Тем более, что Президент и Кабинет министров это сделали.

— Александр Юрьевич, хочу с вами поговорить об указе Президента о нефтерынке и о группе, которую вы возглавили. Не странно ли, что помощник Президента будет управлять двумя министрами и одним замминистра?

— В Верховной Раде я всегда говорил по этому поводу, что все депутаты равны, независимо от того, что кто-то из них спикер. Что же касается рабочей группы, то правильнее будет сказать, что я не руководитель комиссии, а именно координатор рабочей группы. Это корректнее.

— Каковы ваши полномочия? Я знаю, что при Кабмине была создана аналогичная группа по урегулированию кризиса на рынке нефтепродуктов. И входят в эту группу тот же Городецкий, тот же Плачков, тот же… Мирошников…

— Я читала в какой-то статье, что Третьяков составил группу экспертов нефтерынка из тех людей, которые будто бы устроили заговор против Украины. На самом деле группа создана по просьбе нефтяников.

— Вы хотите сказать, что, например, Мирошников или Городецкий не смогли договориться с Тимошенко?

— Это была просьба нефтяников — создать группу при Президенте Украины. Думаю, что привлекать в качестве советников людей, которые хорошо разбираются в нефтерынке, — это нормально. Независимо от того, чиновник это или коммерсант. Если взять развитые страны Европы или Америки — там это логично, когда в советниках у президентов представители компаний «Шелл» или «Бритиш петролиум». Почему у нас такой подход неприемлем? Такие компании, как «Лукойл», ТНК-ВР, — это публичные компании. Важно понять, что эти компании стали мировыми, транснациональными. И просто неуместно говорить о том, что это исключительно российский капитал.

— Не подменяете ли вы таким образом правительство, ведь забота о стабильности экономики — прерогатива Кабмина.

— И Президента, избранного народом страны, который обязан и хочет знать все о концепции энергетической безопасности. Так что ни я, ни тем более Президент не собираемся вмешиваться в хозяйственную деятельность и подменять правительство. Я же просто помощник Президента. И я считаю это своей миссией.

— Миссией — быть «серым кардиналом»?

— Нет, я не «серый кардинал». Никогда им не был и никогда к этому не стремился. Так получилось, что в этой отрасли я немножко разбираюсь. У меня есть определенный опыт как у человека, работавшего в этом бизнесе. А в парламенте работал в ТЭКовском комитете. Поэтому Президент и поручил мне координацию рабочей группы по развитию нефтеперерабатывающей отрасли. И я буду четко выполнять поручение Президента.

— Могли бы вы тезисно очертить основные направления работы вашей группы и перспективы для нефтерынка?

— Первое, в чем нуждается рынок, включая рынок нефтепродуктов, — это стабильность. Ведь ничто так не влияет на рынок, как нестабильность, политическая — прежде всего. Поэтому первой нашей заботой является достижение стабильности. Это те правила игры на рынке, которые будут определены и зафиксированы со стороны государства. Тогда любой бизнес будет понимать, что его ждет. Если мы в течение года будем постоянно менять условия налогообложения и законодательство, то ни один экономист не предоставит акционеру конкретного АО детального плана построения стратегии бизнеса. Это просто будет «черная дыра». И в таком случае все потенциальные инвестиции, деньги будут переводиться туда, где условия ведения бизнеса стабильнее и понятнее. Это первый тезис.

Второй — цена нефти, которая в Украине уже стала мировой. И слава Богу! Теперь мы можем покупать нефть на мировом рынке.

— За какие деньги, за чей счет?

— У НАК «Нафтогаз України» есть оборотные деньги, у ОАО «Укрнафта» тоже. Да уже сейчас мы покупаем нефть по цене мировых рынков, вы посчитайте...

— Но доходы большинства украинцев несопоставимы с доходами даже восточноевропейцев. А ведь именно граждане — основные потребители нефтепродуктов, реализуемых в сети розничной торговли.

— Мировой уровень цен на нефть для переработки в Украине вовсе не означает, что и стоимость произведенных нефтепродуктов будет на уровне рынка ЕС или вообще мировых цен. Ведь в значительной мере цена моторного топлива на АЗС зависит от налогообложения нефтепереработки и готовых нефтепродуктов, от заложенной нормы (уровня) прибыльности нефтекомпании.

— А вы, как координатор группы, будете интересоваться уровнем прибыльности компаний?

— Нет, интересоваться и говорить я буду только о спекуляциях. И никогда — о норме прибыли конкретного предприятия, а тем более о «регулировании» фонда заработной платы. Но мы не позволим спекулятивных действий на рынке нефтепродуктов ни одной компании, которая попытается воспользоваться положением пусть только регионального монополиста.

Когда мы говорим о регулировании рынка нефтепродуктов, речь идет именно о недопущении спекуляций и спекулятивных действий. Даже если они «мотивированы» ажиотажным и вообще социальным спросом. Не произойдет резкого, немотивированного повышения цен на нефтепродукты, если граждане будут знать, что нет проблем с поставками нефти в Украину. Люди перестанут запасать топливо «в бочках» — впрок (как это было в 90-х годах), зная, что рынок стабилен и что в любой момент они смогут купить столько бензина или дизельного топлива, сколько им нужно.

И еще — есть, наверное, смысл в нынешней ситуации воздержаться от чрезмерно эмоциональных комментариев. Особенно — нынешних политиков. Потому что люди доверяют новой власти, и любое слово, оброненное небрежно, впопыхах ее представителями, воспринимают, как говорится, на веру. Поэтому мы максимально постараемся оправдать надежды обновленного украинского общества. И всех причастных к рынку нефтепродуктов это касается едва ли не в первую очередь.

Но вообще-то это здорово, когда граждане верят своим политическим лидерам. Вот в США говорит президент, что все сознательные американцы должны ездить на произведенных в США автомобилях. Ему верят — и покупают авто американского производства. Надеюсь, что в ближайшее время в Украине будет аналогичная ситуация. Впрочем, в некоторой мере она уже такова. Хотя автомобили, производимые или даже собранные в Украине, могут называться по-разному.

— А что касается нефтепродуктов, произведенных на частично или полностью приватизированных нефтеперерабатывающих заводах? Приватизированных, в большинстве, не украинскими бизнесменами.

— Что касается производства НПЗ и показателей ВВП, то нефтеперерабатывающие заводы работают, ВВП растет. Заводы работают в Украине и обеспечивают рабочие места и зарплаты прежде всего жителям Украины.

— Но ведь владеют и управляют основными мощностями НПЗ в Украине компании с российскими корнями. Вы не видите в этом угрозы зависимости от одного источника нефтепоставок, т.е. угрозы для энергонезависимости Украины?

— Одесский НПЗ контролируется «ЛУКойлом», Лисичанский — компанией «ТНК-ВР», Херсонский — «Альянсом», часть Кременчугского НПЗ — «Татнефтью» и правительством Татарстана. Но почему вы считаете, что основные НПЗ в Украине контролируют российские компании? Это давно уже публичные компании, акции которых котируются на международных биржах. То есть они — транснациональные компании, которые очень дорожат своим статусом и репутацией. Но принадлежащие им в Украине НПЗ расположены на нашей земле, и работают там наши сограждане, и налоги они платят в Украине. И государство Украина определяет правила работы на своей территории. Хотя, конечно, проблема диверсификации нефтепоставок для нас в числе приоритетов.

— Александр Юрьевич, но те же нефтяные компании из России не смогут поставить нефти больше, чем им позволяет законодательство РФ (10—15% от уровня добычи), да и АО «Транснефть» контролирует график нефтеэкспорта, в том числе в Украину.

— Ну и что? Существует также межправительственное соглашение (протокол), которое на этот год еще не подписано. Но оно позволяет существенно увеличить экспорт нефти из Российской Федерации в Украину.

— Когда оно будет подписано и о каком объеме нефтепоставок можно говорить?

— Сегодня я не готов назвать цифры. Но такое соглашение будет подписано в ближайшее время президентами Украины и России.

— Традиционно говорят о 21—23 млн. тонн нефти…

— Думаю, что речь идет о большем объеме, и эта ситуация как раз в компетенции Президента Украины. Поэтому В.Ющенко должен знать, что происходит на рынке нефти и нефтепродуктов Украины. Ведь решать данную задачу предстоит в рамках комиссии Ющенко—Путин. Именно Президент Украины будет подписывать в том числе и соглашение о нефтепоставках в рамках этой комиссии. Но информировать Президента обязаны его помощники, министры, эксперты. Для этого и существует команда Президента, эксперты, которые своевременно его информируют обо всем. И это никакие не «серые кардиналы», а специалисты, которые должны своевременно предоставить главе государства необходимую информацию. Если так рассуждать, то любого советника любого президента можно считать «серым кардиналом» в отрасли. Во многих странах у президентов есть советники по внешней политике. Они тоже, получается, — «серые кардиналы»?

— Конечно!

— Понимаю вашу иронию…

— Вернемся к проблемам НПЗ. Так мы строим новый завод или нет? А если строим — когда, во сколько и кому это обойдется?

— Перерабатывать легкую нефть украинские нефтеперерабатывающие заводы в что называется чистом виде не могут. Технологически НПЗ в Украине могут перерабатывать легкую нефть, только смешав ее в определенной пропорции с сортом Urals, например.

Так чего же мы хотим добиться в нефтепереработке? Для начала — давайте определим и сформируем цель, верхнюю точку, если хотите. А затем составим своеобразную «дорожную карту» достижения стратегической цели.

В большинстве стран, как известно, допускаются поставки энергоносителя из одного источника происхождения в объеме 30, максимум — 40%. Это стратегия и практика ЕС. И не только. Применяя эту стратегию к Украине, можно напомнить о диверсификации поставок энергоносителей минимум из трех источников.

Далее — соотносим потенциальные нефтепоставки и возможности НПЗ в Украине эффективно и качественно перерабатывать нефть. То есть какие условия мы можем предоставить поставщикам нефти из различных источников. Если для этого потребуется строительство седьмого НПЗ — что ж, это один из методов (или способов).

Другой выход — реконструкция действующих мощностей НПЗ.

Третий вариант — на одном (нескольких) НПЗ перерабатывать импортируемую нефть, а также нефть украинского производства (около 3 млн. тонн в год). Импорт — около 20% потребности украинских НПЗ и до 15% — собственной добычи.

Не могу сказать, эффективно ли строительство нового НПЗ. Надо все подсчитать, и уже затем принимать решение. Что мы и советуем Президенту Украины. А существующие нефтеперерабатывающие мощности, увы, со времен бывшего СССР ориентированы на производство и экспорт в основном мазута. Для политики СССР это имело смысл, для Украины — менее всего. Но для принятия решения Кабмином, СНБО, Президентом должна быть экономическая подоплека.

Президент говорит, что НПЗ в Украине нужно реконструировать…

— Совершенно верно. Особенно для нынешних владельцев НПЗ…

— Требования к качеству моторного топлива в настоящее время в ЕС и в Украине, к сожалению, пока существенно отличаются. Чтобы Украина могла претендовать на членство в ЕС, мы обязаны адаптировать наши стандарты к европейским нормам. И это потребует изменения прежних ГОСТов.

— Вам, судя по всему, предстоит, мягко говоря, нелегкий разговор с собственниками НПЗ в Украине.

— Да, может и так. Но я как координатор рабочей группы обязан отстаивать интересы государства Украина.

Государству выгодны реконструкция и развитие, во всех отраслях, в нашем случае — НПЗ.

Но давайте не забывать, что это взаимообусловленный процесс. Это — постоянный диалог и одна из причин, побудивших Президента создать 23 мая рабочую группу, скажем кратко, — по проблемам НПЗ. Не для того, чтобы регулировать цены на нефть, а для того, чтобы продолжать диалог. То есть сделать то, чего всегда недоставало, — начать диалог между бизнесом и властью.

— В контексте нефтебизнеса, следует ли понимать, что такая попытка наладить диалог с бизнесом от нефти была предпринята тогда, когда правительство не смогло в силу многих причин этого сделать?

— Не могу этого утверждать. И это было бы несправедливо по отношению к правительству Украины. Я это подчеркиваю.

— Другими словами, уж простите за назойливость, весенний бензино-ценовой кризис украинская новая власть «проморгала»…

— К великому сожалению, может быть. Но и новую власть вы должны понять. За столь короткий срок, возможно, не все «кричащие» проблемы могут быть разрешены в так называемой «дорожной карте Украины».

— В этой «дорожной карте» наверняка обозначено создание национальной вертикально интегрированной компании. Как распорядился В.Ющенко, на базе «Укрнафти».

— Помните, наверное: согласие есть продукт непротивления сторон. По крайней мере, взаимоприемлемый компромисс...

— А как быть с управляемостью такой компании (ВИНК)?

— Мы предлагаем состав наблюдательного совета из девяти человек, шесть из которых будут представлять государство.

Если говорить о правлении компании, то мы не возражаем против того, чтобы председателем правления этого ОАО был представитель частной компании, миноритарных акционеров. Но эта должность не даст ему возможность, извините, воровать. Соблазн велик, а станет еще больше, но те же частные акционеры этого не позволят. Ведь обычно обкрадывают государство, а не частников, тем более акционеров.

Но прежде всего мы говорим о контроле за деятельностью создаваемой ВИНК и намерены перенести большую часть полномочий общего собрания акционеров на наблюдательный совет и ограничить действия директора (главы правления АО): в отчуждении имущества общества без согласия наблюдательного совета, в сумме контракта (на любые товары и услуги — без решения наблюдательного совета).

— Но как быть с аргументами противников создания ВИНК на базе «Укрнафти»? Не говоря уж о том, что этот процесс сложен сам по себе. Ведь и группа «Приват» в свое время предпринимала попытку создать такую компанию, только подконтрольную себе, а не государству. В прошлом году создание ВИНК лоббировал и бывший глава «Нафтогазу» Ю.Бойко.

— Не суть важно, кто и понятно с какой целью в свое время лоббировал создание ВИНК в Украине. Принципиально иное — все понимали, что такая компания Украине нужна. Теперь смотрим, на какой базе это делать — с точки зрения государственных интересов. На мой взгляд, логично, что на базе нефтедобывающей компании «Укрнафта». Что для этого нужно сделать? Обеспечить компанию перерабатывающими мощностями и сетью реализации нефтепродуктов для контроля минимум 20% рынка. А если мы говорим, что «Укрнафта» добывает нефть, передает ее дальше другому юрлицу — НАК «Нафтогаз України», а та, в свою очередь, передает нефть на переработку третьему лицу, например «Укртатнафті». Разве это полноценная вертикально интегрированная нефтяная компания?

— Как скоро будет создана такая национальная компания?

— Думаю, что до конца года мы это сделаем.

— Александр Юрьевич, действительно ли Туркменбаши сообщил В.Ющенко о намерении увеличить цену газа для Украины с 66 до 75 долл. за тысячу кубометров?

— Этого я наверняка не знаю. Я не специалист в газовой отрасли.

— Формированием стратегического запаса нефти также будет заниматься ваша рабочая группа?

— Что касается запасов нефтепродуктов и нефти, то достаточно использовать опыт других стран. Например, США или Германии, где каждая добывающая компания должна иметь, пропорционально объему ее нефтедобычи, как правило, в своих резервуарах запас нефти или нефтепродуктов на 90 дней. В Украине сами нефтяные компании готовы заморозить часть своих оборотных средств и создать такой резерв. При этом государственные средства не отвлекаются.

— И вот так сразу нефтяные компании согласились за свой счет создавать резерв на случай кризиса?

— Да, ведь им это тоже выгодно — в случае кризиса у них будет возможность маневра. Но для этого на территории Украины у нефтекомпаний просто не хватает резервуарного парка. А мы можем предоставить склады Госрезерва.

— Разворуют же припасенное топливо…

— Государство должно отвечать за его сохранность.

— Вроде и прежде отвечало. Только теперь Госрезервом прокуратура занимается и КРУ…

— Давайте не говорить о том, что было вчера. Давайте обсуждать то, что будет завтра. Если нефтяные компании готовы создавать резервы нефти и нефтепродуктов, разве это невыгодно государству? И почему «Укрнафта» не может часть своих средств держать не на счетах Приватбанка, а в виде зарезервированной нефти или нефтепродуктов и таким образом участвовать в создании стратегического запаса? Вот все это наша рабочая группа и изучает, чтобы предложить оптимальный вариант, выработать общую концепцию. Так что руководить министрами и тем более частными акционерами, владельцами нефтеперерабатывающих и нефтедобывающей компании я не собираюсь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно