...А НЕ СТРАНЕН КТО Ж?

19 января, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 19 января-26 января

По сути, каждый из нас человек социума. Особенно в детстве. («Я странен, а не странен кто ж?») Выпавши...

По сути, каждый из нас человек социума. Особенно в детстве. («Я странен, а не странен кто ж?») Выпавшие на долю антисоциальные родители; неумение найти, да и просто занять себя; одиночество; эпатаж общества, как напоминание о своем присутствии; криминальные наклонности... А разнообразное нездоровье, безысходная обделенность природой? Бездна этих борений, когда даже у взрослого не срабатывает «человек, помоги себе сам», когда взывает он посредника, регулятора между полюсами проблемы.

Мировая практика определила этого посредника триадой: практический психолог, социальный работник и социальный педагог. О первом мы знаем уже слегка на практике, но все же, в основном, умозрительно. Социальный работник - должность нашему обществу знакомая и привычная. Но что такое социальный педагог - новая профессия, входящая в нынешнюю новую школу?

Ч тобы ответить на этот

вопрос сначала для

себя, а потом и для вас, я познакомилась с Татьяной Могильниченко. Она - студентка четвертого курса Национального университета имени Т.Г.Шевченко, хотя учится в этом престижном учебном заведении всего лишь первый год. Нет, Таня не вундеркинд в том типичном понимании, когда сверходаренное дитя, как семечки, щелкает классы и курсы, чтобы потом, зачастую, опроститься до нормального человека. Тут иное.

Уже сейчас, несмотря на свой студенческий статус, Татьяна специалист и профессионал, социальный педагог на ступени бакалавра. Этому уровню соответствует ее диплом об окончании педагогического колледжа при Национальном университете. Курс, на котором училась Таня, как первенец в новой профессии, был на особом положении эксперимента у шефов - факультета социологии и психологии университета.

Выпускники педколледжа и попали в число первых студентов вуза, тоже на впервые в этом учебном году открывшуюся специальность. В силу своей предыдущей солидной подготовки те из них, кто прошел отборочный конкурс, были сразу зачислены на четвертый курс.

В отличие от почти всех бывших однокурсников по колледжу у Татьяны Могильниченко профессиональный багаж поосновательнее. Она не только теорию прошла (кстати, отлично, как, впрочем, и две трети ее сокурсниц), но и успела испробовать, по ее же выражению, «несладкого трудового хлеба». Год, пока была возможность совмещать с учебой, работала в школе-гимназии №78. Поняла многое. Главное: «именно такого труда и деятельности требует моя душа». Видимо, действительно, каждый приходит на Землю со своим заданием; жаль, что многие забывают, с каким. Отвлеченное, научное наполнение профессии, любовно даваемое преподавателями в аудитории, легко усваивалось памятью, но неважно как-то сознанием. В школьной же рабочей сутолоке те лекции «нашли себя». Знать такую-то методику - одно. Увидеть живьем, как она засвечивает истинного лидера в классе, - другое. А вот по этой игре, старательно записанной в конспект, видно, кто какой из школьников организатор.

Ребячье бахвальство, самолюбование через несколько занятий по «античванству» входят в берега достойной уверенности в себе.

Так кто же она, социальный педагог? Мои собеседницы будущие магистры этой специальности, Татьяна Могильниченко и Вероника Дикая, выстроили ряд: детский юрист, защитник прав ребенка (тут кстати будет напомнить о ратифицированной Украиной в феврале 1991 года «Конвенции о правах ребенка», принятой ООН), посредник между детьми и взрослыми, лекарь детских душ. Напоследок сказали: человек социума. Человек, профессионально владеющий инструментом нормального, человеческого контакта с анормальными искусственными микрообществами - общины хиппи, группировки панков и т.п. Ибо как бы нам не хотелось искоренить, выкорчевать, изъять, снивелировать подобные явления, это невозможно; с ними нужно сосуществовать, стараясь держать ситуацию под контролем. Вот почему, хоть и не только поэтому, - человек социума. Особенно, если и школу рассматривать как определенный его вид.

- Это необходимая там профессия, - утверждает Таня Могильниченко. - Кто-то же должен заниматься детскими проблемами.

Учителям, по-видимому, не хватает времени. Может быть, на них давят их собственные материальные трудности. Складывается впечатление, что раньше школьные педагоги отдавали больше жизни, больше души детям. Сейчас потихоньку появилась черствость. Необходим человек, который будет связан непосредственно с детьми, не загруженный часами и вычиткой этих часов по предмету.

Впрочем, одну из школьных наук социальный педагог не просто мог бы, а, видимо, и должен был бы преподавать. Она напрямую связана с решением его профессиональных задач. Предмет этот валеология, здоровый образ жизни. Сколько детей буквально втянуты в те самые табакокурение, употребление алкоголя и наркотиков лишь потому, то не знают, как отказаться, не почувствовать себя предметом насмешек, не уязвиться показушным пренебрежением искусителей. Всему этому может научить и учила детей Таня Могильниченко.

Поначалу, когда пришла в школу, ей непросто было ответить на вопрос, «кто вы есть?» И прежде всего учителям. Хотя, как вспоминается, мало кто из них интересовался этим. Нужно было выходить на люди, и свою презентацию Могильниченко подготовила к семинару по девятым классам. Тогда молодого специалиста попросили «что-то рассказать» о них. Татьяна поднялась с одним настроем: она - представитель детей, защитник их интересов. «Вот вы, Изабелла Александровна, ругаете Костю, мол, ничего не делает. Но именно он как раз и склонен изучать ваш предмет. Это еще не потерянный для русской литературы человек!» «Как так? Он мне об этом не говорил». «Он и мне об этом не говорил. Но написал в анкете. Мы должны его поддержать».

С колько таких, увы,

нераспознанных на-

ставниками, «трудных и неподдающихся», так и идут по жизни трудными, - склад личности, формируемой в школе, чем-то прочным склеивается. И, вы понимаете, с каким сознанием своей особой жизненной миссии уже сейчас живет Татьяна Могильниченко, лишь только год применявшая знания и умения, данные ей учебой и природой? Вот довольно типичная школьная характеристика: такой-сякой, ходит на занятия в спортивном костюме, грубит, не учит уроки и так далее. Но этот мальчишка может починить телевизор. Его мама не отцу доверяет отремонтировать розетку, а ему, четырнадцатилетнему. Чтобы добыть наличность на карманные расходы, он чинит приятелям, знакомым кассеты - не идет воровать или «выставлять», рэкетирствовать по-мелкому. Такие Америки приходилось Татьяне открывать коллегам. Четырех девятиклассников в конце учебного года спасла от «выпускной справки». Эти неучи, мол, не могут выходить из школы с нормальным аттестатом. Пришлось напрямую: плоды трудов ваших, наша общая ответственность. Одного ученика из «принципиального» противостояния отбить все же не удалось. Но парень, Таня уверена, получил заряд поддержки. Не пропал, не пошел колотить стекла или охранять ларьки. Закончил курсы телемастеров, зарабатывает свои деньги и, вы не поверите, как в былом советском кино пошел в вечернюю школу.

По мировым стандартам специалист подобного профиля работает с нагрузкой: один на сто детей. Нам пока хотя бы одного на всю школу.

М ножество сфер у

новой педагоги-

ческой профессии: детские семейные дома, безработная и «интересная» молодежь, телефоны доверия для юных, дети, изолированные от общества инвалидностью, мальчишки и девчонки, не менее обремененные жизненными трудностями в силу своей, как это ни странно, одаренности, кураторы групп более высоких ступеней школы, средней и высшей, преподаватели предмета своей же профессии - социальной педагогики - в специальных педклассах и педшколах. А как вам нравится такое - «Культура жизненного выбора?» Эта программа реализуется в школе-гимназии №48 с помощью специалистов кафедры педагогики Национального университета. И это - тоже социальная педагогика, через обучение учителей, классных руководителей доходящая до ребенка. Новые, современные формы работы, которые преподаватели вуза стараются дать в школу, более эффективно формируют у ребят осознание себя, как личности, во взаимоотношениях, общениях и будущих профессиональных интересах. Хоть и кажется, на первый взгляд, что работа социального педагога аналог психотерапевтической, она все же не претендует на диагностикоконструирование внутреннего мира. Не ее компетенция. Конечная цель человека социума - развить в будущем взрослом качество, которое в нынешние расшатанные времена как-то и называть неловко: гражданственность. Вольно или невольно он вторгается (а как же без этого?) в эмоциональные, психологические сферы. Может быть, поэтому и возникают трения между школьным практическим психологом (есть уже этот долгожданный специалист в некоторых учебных заведениях!) и новым лицом - социальным педагогом. Но как верно заметила доцент департамента «Школа социальной работы» Киево-Могилянской академии Ольга Лысенко, тут важно всем сторонам, в данном случае учебновоспитательного процесса, понять, что каждый из них - дока в своей сфере. Действовать командой - прекрасный принцип, отработанный на Западе, в Америке. И никого нет главнее. Даже зарплату специалисты, конечно, в зависимости от своей категории, получают одинаковую.

Но у нас межпрофессиональные разборки неминуемы уже хотя бы потому, что вольно или невольно заложены в Закон об образовании. Практического психолога документ однозначно приравнивает к педагогическому работнику. В отношении социального педагога сказано, что он лишь осуществляет соответственный патронаж. Сопредседатель ассоциации социальных педагогов и специалистов по социальной работе, завкафедрой педагогики, профессор Национального университета Лариса Коваль говорит: «Мы усматриваем в этой юридической казуистике социальную же незащищенность социального педагога. С одной стороны, общество совершенно очевидно осознает необходимость этих специалистов. С другой, выходит, не признает».

Справедливости ради нужно сказать, что в печати уже промелькнуло сообщение о том, что Министерство образования вроде бы вводит должность социального педагога в средние учебные заведения всех типов, в детских домах и интернатах. Однако вполне закономерны и опасения (об этом мне говорили в той же Киево-Могилянской академии), что, находясь в подчинении у администрации школы, социальный педагог потеряет свою независимость, ведь он, прежде всего и главное, - защитник интересов ребенка. Может быть, он должен быть сотрудником территориальной администрации? Насколько эта проблема существенна, думать знатокам и показывать времени.

На нынешнем этапе оно, время, подтверждает: новая профессия нашему обществу, искусственно обделенному вниманием к тонким сферам человека, крайне нужна. Особенно сейчас, когда все мы черствеем и мудреем не в лучшую сторону. Бедные наши дети!

Не только Национальный университет и Киево-Могилянская академия готовят им защитников, наставников, помощников, утешителей. Первую группу, с соответствующим уклоном, выпустил Харьковский институт культуры, социальные педагоги - организаторы культурно-досуговой деятельности. В этом году из Запорожского университета выйдут специалисты сфер творчества. Социально-гуманитарный факультет Киевского педуниверситета также обучает студентов новой профессии. Для ее популяризации и трудится три года ассоциация социальных педагогов и специалистов по социальной работе при Творческом союзе учителей Украины. На второй педагогической ярмарке, проходившей прошлой весной, павильон этого профиля был достаточно презентабельным. Уже и первый учебник «Социальная педагогика» написан для вузов, совместная работа Ларисы Коваль и ее коллеги Ирины Зверевой.

Словом, нужная перспективная профессия на пороге школы. Будут ли востребованы новые кадры? Тут тоже целый комплекс тех же социальных, но в других масштабах проблем. Однако это тема для другого разговора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно