2004 ПИШЕМ, 2006 — НА УМ ПОШЛО?

7 марта, 2003, 00:00 Распечатать

А убогое было зрелище, правда? Веселенький голубой фон, «украшенный» контрастными надписями «пресс-центр», откровенно диссонировал с угрюмым, раздраженным видом оратора...

А убогое было зрелище, правда? Веселенький голубой фон, «украшенный» контрастными надписями «пресс-центр», откровенно диссонировал с угрюмым, раздраженным видом оратора. От созерцания исключительно «талантливо» подобранной телекартинки рябило в глазах, что отнюдь не способствовало эффективному усвоению сути спича Президента. Под стать декорациям был и главный актер — хмурый, дергающийся, запинающийся и на диво неубедительный. Чем дольше вещал Леонид Данилович, тем устойчивее становилось впечатление, что вещатель сам не вполне верит тому, что говорит. А тон речи и выражение лица главы государства были такими, как будто он призывал народ не к возведению нового светлого храма для справедливой власти, а к строительству нового просторного концлагеря для злобной оппозиции.

Все, что мы скажем, может быть использовано против нас на Страшном суде. Забывать об этом не следует никому, тем более — лицу, облеченному властью над людьми. Но Леонид Данилович, похоже, страдает забывчивостью. В апреле 2000 года главный защитник Конституции предлагал изувечить свою «подзащитную» ради праведной цели усиления президентской власти. В августе 2002-го он пересмотрел свои политические взгляды и озаботился укреплением парламентаризма. В марте 2003-го Президент в очередной раз натянул на себя мантию конституционного реформатора. Правда, на этот раз его идеи выглядят как гремучая смесь чаяний-2000 и предложений-2002. Как там было у Григория Горина — сначала намечались торжества, потом — аресты, потом решили совместить…

Всякая ложь греховна по сути своей. Президентская ложь греховна вдвойне. Человек, чье слово равносильно делу, не имеет права на то, чтобы его слова расходились с делами, а дела противоречили христианскими заповедям и законодательным нормам. Однако многолетний лидер этой страны — натура зело противоречивая. Грешить против истины — его визитная карточка, если хотите, политический почерк. И дай-то Бог, чтобы этот грех был самым тяжким, взятым на президентскую душу.

5 марта Леонид Данилович в очередной раз убедил нас, что проповедник из него такой же, как и праведник. Ибо нельзя строить проповедь на лукавстве. Президент приписал себе лавры автора идеи построения в Украине парламентско-президентской республики. Что, мягко говоря, не соответствует действительности: соответствующий законопроект был разработан еще в Верховной Раде прошлого созыва. А вот сам Президент до сих пор делал все от него зависящее, чтобы высший законодательный орган, упаси Боже, не стал доминирующей политической силой. Президент добросовестно противился становлению смешанной избирательной системы, затем — пропорциональной, обещая, что к выборам по партийным спискам страна придет лет через сто.

Сегодня глава государства ничтоже сумняшеся ратует за структуризацию парламента. За формирование парламентского большинства на базе победившей на выборах политической силы (коалиции). За формирование этой самой силой (коалицией) правительства. За досрочное прекращение полномочий тех депутатов, которые после избрания изменили своей партийной команде. За пропорциональную избирательную модель. Но при этом не далее как 20 февраля соответствующий законопроект в очередной раз не смог преодолеть даже процедуру первого чтения. Причем опять «завалили» столь близкую ныне президентскому сердцу модель именно пропрезидентские фракции. И «завалили» (насколько можно судить по неофициальным признаниям самих «большевиков») не столько по велению сердца, сколько по указанию Банковой.

Той самой Банковой, которая так усердно печется о смене политической модели и так яростно распекает «саботажников» из оппозиции. Президент в своем телеобращении четко расставил акценты: оппозиция тормозит конституционную реформу, он — ее тянет на своих плечах. Да ну? Согласно все той же Конституции, Президент — субъект законодательной инициативы. Он имел полное юридическое и моральное право внести на рассмотрение свой собственный законопроект. Он это сделал лишь сейчас, спустя полгода после провозглашения декларации о намерениях. Перед тем выступив инициатором создания комиссии с мало кому понятными полномочиями, которая не столько ускоряла процесс реформирования Конституции, сколько тормозила процедуру продвижения уже имеющегося законопроекта, получившего, кстати, «добро» Конституционного суда. Сейчас Президент опять говорит о необходимости ускорения и опять изобретает «тормоз». На этот раз в лице «всенародного обсуждения».

Получается, что теперь Верховная Рада вроде как и не может (даже если захочет) приступить к рассмотрению конституционных изменений до мая. То есть до прекращения работы «прямой линиии» Президент — народ. Строго юридически это пожелание главы государства не значит ровным счетом ничего, невзирая на то, что оно вписано в текст его указа. При всем уважении к народу и к Президенту (как к его полномочному представителю) заметим, что конституционная реформа — прерогатива парламента. Но кто ж рискнет выступить против того, чтобы народ — главный источник власти,— поучаствовал в обсуждении главного документа власти?

Кстати, об источниках власти, о народе и о Президенте. Согласно последним исследованиям Центра имени Александра Разумкова (который Леонид Кучма намерен привлечь к предконституционной работе с массами) 31,2% населения убеждены, что источником власти в стране является… Президент. 20% сознались, что не знают, кого Конституция наделила правом быть началом начал любой власти в этой стране. И только 17,7% был известен верный ответ.

Политическая и правовая неграмотность народа — это его беда, а не его вина. Это вина власти и оппозиции, Президента и Верховной Рады, законников и журналистов. А фрагмент исследований УЦЭПИ мы привели для того, чтобы наш читатель примерно представлял себе, насколько эффективным советчиком окажется население в вопросе о конституционной реформе. Президент, призывая народ в помощники, либо заблуждается, либо лукавит. Второе более вероятно для всякого, кто не забыл, КАК проходил референдум 2000 года. И тогда становится ясным, ЗАЧЕМ Леонид Кучма так страстно призывает к тому, чтобы «результаты всеукраинского референдума имели прямое действие и не требовали утверждения каким-либо органом власти». Во время телеобщения с народом Президент произнес именно эти слова с особым нажимом. Кажется, это был единственный момент, когда он действительно говорил то, что думал. Хотя не мог не понимать, что едва ли подобное когда-нибудь станет конституционной нормой.

Вообще, верит ли Президент в счастливую судьбу своего проекта? Как выглядит конечная цель операции под кодовым названием «Конституционный реформатор»? Ясного ответа на этот вопрос, похоже, не знает даже сам Леонид Данилович. Выдвигая подобное предположение, мы опираемся не столько на интуицию, сколько на сведения и соображения лиц, в той или иной степени посвященных в детали развернувшегося действа.

Сегодня любое политическое телодвижение Леонида Даниловича связано с будущими президентскими выборам. И чем ближе осень 2004-го, тем сложнее Президенту двигаться. Во-первых, гарант нуждается в гарантиях. Но не находит человека, в котором узрел бы надежного защитника его прав, свобод и капиталов после сложения полномочий верховного арбитра и Верховного главнокомандующего. Кучма откровенно не доверяет не только никому из потенциальных преемников, он не доверяет никому из своих действующих советчиков. Президент не хочет бросать руль. Не только по причине безотчетного страха, но и по причине безудержного властолюбия. Он упорно не хочет расставаться с навязчивой мыслью о «третьем сроке», но ему упорно никто не хочет в этом серьезно помогать. Это дала понять Россия, ставшая на редкость прагматичной и желающая обрести в Киеве такого же прагматичного, а главное — предсказуемого и надежного партнера. Этому упорно сопротивляются здешние элиты, уставшие от диктаторства и сумасбродства и не заинтересованные в дальнейшей изоляции страны.

Отсутствие надежных союзников привело к отсутствию у Президента четкого плана действий. Инициированная им конституционная квазиреформа, на наш взгляд, не столько четко спланированная кампания, сколько интенсивная разведка боем. Дальнейшее развитие событий зависит от интенсивности сопротивления, от количества перебежчиков, от информированности «языков», от надежности тыловых служб. Мы беремся утверждать, что план «Конституционная реформа от Кучмы» поливариантен. Президент развязал боевые действия, потому что продолжение «холодной войны» могло закончиться для него капитуляцией. Он напал без объявления войны, чтоб не быть застигнутым врасплох. Он сам ввязался в схватку потому, что тот, кто открывает огонь первым, получает психологическое преимущество.

Приступим к разбору мотивов. Для начала проанализируем тактические соображения. Первое: рейтинг оппозиции, согласно одним исследованиям, не падает, согласно другим – растет. «Тройка» (КПУ-БЮТ-СПУ) вопреки прогнозам скептиков не распадается, более того – приступает к созданию объединенных штабов. 9 марта – на носу, и Президент играет на упреждение. Конституционная реформа – и повод, и причина отхлестать противников режима. Леонид Данилович исполняет эту процедуру с остервенением и с удовольствием на глазах миллионов телезрителей. Второе: видный политический патологоанатом Кучма в совершенстве изучил строение «ахиллесовых пяток» оппозиции. Как минимум две из четырех оппозиционных сил («Наша Украина» и БЮТ) не вполне убеждены в необходимости серьезного обрезания полномочий главы государства. Противники режима предпочитают не говорить об этом вслух, дабы раньше времени не провоцировать раскол и не «сдавать» дополнительных козырей власти. Навязывая широкую дискуссию на болезненную тему, гарант провоцирует своих оппонентов на слова и действия, способные либо рассорить их между собой, либо дискредитировать в глазах избирателей.

Третий резон. Президент не верит в то, что проект конституционных изменений (оформленный еще в феврале 2001-го, повторно внесенный в июне 2002-го и согласованный с Конституционным судом) будет утвержден Верховной Радой, но не исключает этого. Известен был ему и план оппозиции – приступать к рассмотрению этого документа только после того, как будет узаконена пропорциональная избирательная схема и в парламенте будут подготовлены правовые и психологические предпосылки для дальнейшей модернизации политической системы. Президент дал указание «своим» фракциям «валить» пропорциональный законопроект (что и было дважды успешно проделано) и подготовил свой, в котором идея парламентско-президентской республики была доведена до абсурда. По противникам Президента был нанесен очередной удар, а сам Президент выиграл пространство и, самое главное, время. Теперь, если ему и не удастся «протащить» свои конституционные поправки, он почти наверняка сможет помешать законотворческой реализации оппозиционного законопроекта.

Психологический аспект. Президент наносит очередную травму ранимому Ющенко. О «третьем сроке» во внесенном главой государства «конституционном» законопроекте прямо не говорится, но намек на него узрели многие. Лидер «Нашей Украины» уже созрел для реальной борьбы за президентство, но никогда не созреет для борьбы с реальным Президентом. Виктора Андреевича не может обрадовать перспектива иметь в качестве конкурента Леонида Даниловича, и потому по решимости и боевитости Ющенко может быть нанесен ощутимый удар. Риск добиться обратного эффекта (т.е. озверения лидера рейтинга народного доверия) сохраняется, но Кучма предполагает, что этот риск невелик.

И последнее. В ходе навязанной дискуссии можно будет эмпирически убедиться, насколько реализуема идея о «третьем сроке». Можно будет определить окончательную позицию всех без исключения политических игроков. И подготовить общественное мнение. Кто рискнет поручиться, что передовые доярки и аутсайдеры капсоревнования среди сантехников в ходе объявленного всенародного обсуждения президентских инициатив не начнут по велению сердца писать коллективные письма, требуя от гаранта поцарствовать еще пяток лет. Желание еще раз посрамить скептиков и осрамить всю страну слишком велико.

С тактикой мы с вами вроде бы разобрались. Теперь переходим к стратегии. Насколько мы можем судить, Кучме предложен ряд вариантов. Мы остановимся на нескольких наиболее правдоподобных. Но прежде чем приступить к их описанию, сделаем оговорку. Давайте примем за аксиому одно предположение: утверждение проекта закона «О внесении изменений в Конституцию» (внесенный Президентом 6 марта сего года и зарегистрированный под номером 3207) не является для Кучмы самоцелью. А сами конституционные изменения – целью. Телеобращение, указ, законопроект, всенародное обсуждение – суть средства. Цель – остаться если не на коне, то уж во всяком случае не на щите, независимо от развития событий.

Конституция – инструмент торга. Чем выше цена – тем крупнее барыш. Чем больше химер вмонтировать в проект, тем больше можно выторговать. Что именно Кучма хочет для себя выторговать – «третий срок», пожизненное сенаторство, закон о гарантиях, он пока сам не знает. Окончательный ответ всплывет ближе к окончанию торгов. Но мы свято убеждены, нет в этом законопроекте ни одной буквы, ни одной запятой, которую формальный автор документа №3207 не был бы готов уступить по выгодной политической цене.

Итак, план №1, условное название — «2006». План сложный, громоздкий и на первый взгляд невероятный. В ходе долгих споров Леонид Данилович идет на все возможные уступки — отказывается от идеи введения бикамерализма, от сокращения числа депутатских мест, от придания итогам референдумов статуса норм прямого действия (это, кстати, вообще гиблая идея, носящая исключительно популистский характер) etc. Более того — он даже выражает готовность полностью отказаться от участия Президента в процессе формирования Кабинета и назначения губернаторов. По сути, он может дать формальное согласие на оппозиционный «конституционный» законопроект.

Итог сложных переговоров всех политических сил должен быть следующим. Президент, Верховная Рада и Кабинет министров подписывают соглашение (нечто вроде Конституционного договора), в котором будут определены правила реформирования Основного Закона. Президент снимает табу с пропорциональной модели и дает «добро» на переход к парламентско-президентской республике. Согласно вносимым изменениям его полномочия будут плавно перераспределены между парламентом и правительством. Однако до 2006 года на введение новых норм Конституции в действие будет введен мораторий. И (главное условие) Кучме будет предоставлено право участвовать в выборах-2004. Для этого потребуется политическое согласие Верховной Рады, но особая роль будет отведена Конституционному суду, которому предстоит обосновать как необходимость введения моратория, так и право Леонида Кучмы пойти на третий срок.

Затем события развиваются по следующему сценарию. Все заинтересованные силы, «по умолчанию» не препятствуют Кучме избраться еще раз. Но до этого времени все необходимые конституционные изменения должны быть внесены, а все необходимые законы (о пропорциональной избирательной системе, о парламентском большинстве и парламентской оппозиции, о Кабинете министров, о гарантиях Президенту) должны быть приняты. В 2006 году страна изберет новый, четко структурированный, по партийным предпочтениям, парламент. Тот без проблем создаст новое большинство, которое в свою очередь сформирует новое правительство. Президент останется «английской королевой», он ни во что не будет влезать, но его до 2009 года никто не будет трогать. А в 2009-м он, скорее всего, никому не будет нужен. Особенно после принятия закона о гарантиях.

Что в этом случае получает Кучма? Как минимум еще два года, за которые успеет придумать что-то еще. Успеет найти преемника, который сможет обеспечить безболезненный переход власти. Важная деталь: описанная нами схема сужает критерии поиска преемника. До сих пор искали человека, которому еще предстояло пройти тест на избрание населением. Избрание парламентом — процедура более простая. Кроме того Кучма:

— сбивает накал перед президентскими выборами;

— обесценивает значение президентского поста и переключает внимание противников на борьбу за контроль над парламентом;

— демонстрирует Западу свою демократичность;

— лишает оппозицию возможности эксплуатировать лозунги о необходимости изменения формата власти и о злом Президенте, который этим изменениям препятствует.

Кроме того, он получает возможность заполучить в союзники Ющенко. Согласно одной из версий этого плана Президент может пообещать Виктору Андреевичу помощь в избрании премьером. То есть лидера «Новой Украины» будут искушать возможностью безболезненно занять пост, который с 2006 года будет равнозначен посту главы государства.

План «2006-2» отличается одной существенной деталью. В ходе обсуждения судьбы будущей конституционной реформы Кучма идет на компромиссы, но остается непоколебимым в одном вопросе — совмещении сроков проведения президентских и парламентских выборов. И пытается «купить» депутатов перспективой заседать «под куполом» на год дольше, чем это предусмотрено нынешней редакцией Основного Закона. (Кстати ряд правоведов утверждают, что внести подобную норму в Конституцию будет непросто. Дело в том, что депутатам гарантирована четырехлетняя каденция, а Президенту — пятилетняя. В случае совмещения сроков новых выборов либо глава государства будет поражен в правах, либо депутаты. Но Леонида Кучму эта мелочь, похоже, не смущает).

Далее все так же, как и в первом случае. С той лишь разницей, что Кучма не участвует в выборах-2004, ввиду отсутствия таковых. Конституционному суду предстоит обосновать его пребывание на своем посту еще два года в связи с необходимостью «унификации» президентской и парламентской кампаний. Зато в 2006-м ему предстоит уйти. И мирно пребывать на пенсии под защитой железобетонных законодательных гарантий.

Любопытная деталь. Лица, поведавшие «ЗН» о существовании описанных выше планов, утверждают: и в первом, и во втором случаях, после 2006-го Леонид Данилович надеется остаться самой влиятельной политической фигурой в стране. Он готов поступиться полномочиями, постом, но не властью. Впрочем, как именно Кучма собирается осуществить задуманное, пока не известно.

Воплотить этот план в жизнь будет непросто не только потому, что его реализация требует согласия достаточно большого количества участников. Главное препятствие в другом. Кучма не верит никому, но ведь и ему никто не верит. Но его по-прежнему все боятся. А потому все возможно…

Существуют еще несколько сценариев, которые нам кажутся менее правдоподобными. По одной версии, Леонид Кучма вполне серьезно намеревается «нагнуть» парламент и в обмен на «сдачу» части полномочий добиться введения второй палаты. При наличии Палаты регионов (которая, вне всякого соменения, будет пропрезидентской), при сохранении контроля над силовиками и при получении дополнительных прав роспуска законодательного органа глава государства не ослабит, а наоборот усилит свое влияние. Тем более что об изменении процедуры импичмента в его «конституционных изысканиях» нет ни слова. Кроме того гарант расширит свои возможности в сфере изменения Конституции. Со всеми вытекающими оттуда последствиями.

Согласно другой гипотезе, нынешний Президент планирует стать не просто пожизненным сенатором, а еще и главой верхней палаты. Авторы этого предположения считают, что суть конституционной реформы в конечном итоге будет сведена к тому, чтобы именно глава Палаты регионов оказался, по сути, первым лицом государства. Сторонники данной версии убеждены, что это место Леонид Данилович «нагрел» для себя.

Есть и еще один сценарий. Президент хочет идти на «третий срок». И нуждается во всенародной поддержке…

Повторимся, эти версии нам кажутся не вполне состоятельными. Степень нашего заблуждения определится в самое ближайшее время. Пока что ясно лишь одно: Президента не интересует Конституция, его интересует лишь собственная судьба. И это не наша точка зрения. Это — мнение народа, к которому Леонид Данилович в последнее время так усердно апеллирует. Согласно опросу Центра Разумкова ответы респондентов на вопрос «Чем продиктованы намерения Президента провести политическую реформу?» распределились следующим образом:

— попыткой сорвать акции протеста — 20,6%;

— желанием переложить ответственность за свои действия — 17,6%;

— уступкой под давлением оппозиции — 16,3%;

— желанием повысить уровень демократии в стране — 9,3%…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно