Рожденные во "хапке"-3: расписание на послезавтра

28 февраля 2013 в 10:55

Если судить по качеству наших дорог (а это известный показатель эффективности правительства), да и не только по ним, сюрпризы могут ожидать нас уже в самое ближайшее время. Это только традиционные империи существовали тысячелетиями, а в странах, вкусивших свободы (даже феодальной), абсолютизм настолько долго не держался и всегда заканчивался революциями. Но будут ли эти сюрпризы приятными? Ведь в революции самой по себе хорошего обычно мало. Главный в таких случаях уже поднимался украинскими публицистами: что будет послезавтра?

Владимир Дубровский
Владимир Дубровский

Если судить по качеству наших дорог (а это известный показатель эффективности правительства), да и не только по ним, сюрпризы могут ожидать нас уже в самое ближайшее время. Это только традиционные империи существовали тысячелетиями, а в странах, вкусивших свободы (даже феодальной), абсолютизм настолько долго не держался и всегда заканчивался революциями. Но будут ли эти сюрпризы приятными? Ведь в революции самой по себе хорошего обычно мало. Главный в таких случаях уже поднимался украинскими публицистами: что будет послезавтра?

Привлекательность и реалистичность картины будущего в очень сильной степени определяет и способы перехода к этому будущему — от гражданских войн до мирных и последовательных реформ. Поэтому такую картину нужно рисовать с обязательным учетом особенностей нынешней общественной модели в Украине (см. "Рожденные во "хапке"-2: особенности национальной олигархии" и ее происхождения ("Рожденные во "хапке"). В соответствии с этим центральными вопросами становятся защита прав собственности (в том числе полученной в результате приватизации) и тесно связанная с ней свобода предпринимательства. Поэтому вопрос конкретизируется: как сделать, чтобы "послезавтра" у нас это все было?

Гарвардский профессор Дэни Родрик в своей недавней статьепожаловался на "тиранию политической экономии". Рассматривая политику как результат взаимодействия интересов, эта наука действительно оставляет мало места для сознательных действий. Здесь, конечно, есть преувеличение: на самом деле любое действие или слово идет кому-то на пользу, а кому-то и во вред. Поэтому недалекие (и бесконечно далекие от дела) конспирологи считают любой чих происками определенных интересов по принципу cui prodest и поэтому, кстати, особенно легко поддаются реальным манипуляциям. К счастью, это далеко не так. Люди, в том числе и политики, часто действуют просто по убеждениям или исходя из других, например чисто политических, интересов. Другое дело, что без подкрепления интересами эти действия или слова остаются вещью в себе.

В связи с этим Родрик справедливо отмечает, что очень многое зависит от того, как именно понимают реализацию своих интересов соответствующие группы. Примерно так же, как один и тот же голод украинец утоляет хлебом, а китаец — рисом. Поэтому не меньшую, если не большую роль играют убеждения. Но только узко мыслящим экономистам может казаться, что их изменить легче, чем обновить основной капитал. На самом деле убеждения куда фундаментальнее всего остального. Поэтому несколько человек, даже объединенных некой идеей, не могут, как иногда хочется верить, изменить ход истории. За одним важным исключением: когда эти люди "оседлывают волну" интересов (порой скрытых) тысяч других, или нескольких десятков, но оч-ч-чень влиятельных. Тогда есть шанс победить, даже если их идеи противоречат наносным, поверхностным убеждениям, но лучше последних отвечают природе человека в целом и национальному характеру в частности.

Более того, хотя культура поддается влиянию гораздо труднее, чем интересы, даже она постепенно меняется. Как? Почему? В какой части? Это вопросы к социологам, антропологам и психологам. Ведь, в конце концов, экономика даже политическая — это всего лишь одна из многих наук, изучающих человеческое общество.

Итак, жадная и некомпетентная "власть" под руководством президента успешно разваливает страну. Помощи ей ждать неоткуда. Цивилизованный мир с отвращением отвернулся от нее, а Путин спокойно сидит на берегу, ожидая, когда беспомощную Украину течением прибьет к его ногам — и тогда ставленник Кремля торжественно въедет в бывшее здание ЦК КПУ как освободитель и спаситель демократии, но с фактическими правами как у тех, для кого этот монстр архитектуры строили. Остаются внутренние ресурсы. Янукович пытается решить одновременно две задачи: обогатиться и удержаться у власти, чтобы нажитое тяжким трудом не отняли. Однако недостаток внешних ресурсов делает их несовместимыми. Как уже приходилось писать ("Цугцванг Януковича", ZN.UA от 26 октября 2012 года), двусмысленное положение первого лица страны и одновременно отца главного бенефициара госзакупок не дает ему реальной возможности "наехать" на олигархов. Точнее, на прочих олигархов. Но, судя по всему, президент избрал именно этот путь, прямо ведущий к расколу элиты и большомупеределу внутри правящей коалиции — обычным спутникам кризиса при "ограниченном доступе".

Однако национализация "по-Путински" в Украине не пройдет. Хотя бы потому, что Янукович — не Путин, у него нет в рукаве козырного туза в виде "чекистского" клана, который — при всех внутренних противоречиях, неизбежных в крупной структуре, — все же способен действовать слаженно в стратегических случаях. Клуб любителей стоматологии в лице "младореформаторов" и даже криминалитет, на связи с которым намекают особенно ярые противники президента, "чекистам" в этом отношении не соперник. Кроме того, они наступали в условиях подъема, когда ожидание будущих прибылей помогало цементировать команду. В условиях надвигающегося кризиса такие соображения не работают — падение дисциплины в правящей группе налицо. Поэтому даже грозный закон о трансфертном ценообразовании, по прогнозам налоговой, принесет аж "0,5 млрд грн дополнительных поступлений" (из трехсот с лишним!). То есть денег на зарплаты бюджетникам не будет, не говоря уже о ремонте пресловутых дорог. И, скорее всего, это больше не будет воспринято с пониманием, как в 90-е.

Что за этим последует? Никто не знает, а если и строит планы, то в глубокой тайне. Какие из этих планов сбудутся, зависит от того, какую программу готово будет поддержать большинство или, скорее, активное меньшинство. От того, как оно будет понимать реализацию своих интересов: через права (в первую очередь, права собственности и свободу предпринимательства, хотя они неразрывно связаны со всеми остальными) или через их нарушение, пусть даже в отношении "плохих людей".

При этих словах первым делом всплывает в памяти попытка "реприватизации" на волне революционной эйфории 2005-го. Причем, если в России слабость прав собственности, обретенных в результате приватизации, обернулась "гангстерской национализацией" 2000-х, то в наших условиях ситуацию окончательно запутала волна рейдерства и силовых "отжимов", в результате которой даже многие вновь созданные предприятия оказались не более легитимными, чем "прихватизированные". Ее тоже можно считать отголоском 90-х в том смысле, что именно нелегитимность прав собственности обеспечила рейдерам безнаказанность: народ не станет защищать "вора" (по его, народа, чуть ли не единодушному мнению), у которого другой вор, теперь уже, несомненно, настоящий, украл добычу.

Таким образом, самый больной вопрос будущего — что делать с собственностью, которую, по утверждению ее бывших владельцев, "отжали"? История с "Белым лебедем" показывает, что установить истину в таком случае непросто, если вообще возможно. Ведь сама по себе сделка законна, а сопровождавшие ее обстоятельства нигде не зафиксированы: то ли действительно договор нужно признать никчемным, поскольку он подписан под давлением, то ли сам владелец решил срочно продать, пусть и по дешевке, то ли он получил остальное наличными или через офшор… Поэтому решение может быть преимущественно политическим. В случае, не дай Бог, насильственной смены власти вопрос снимется автоматически по принципу "горе побежденным". А при легитимной передаче возврат награбленного, несомненно, будет одним из условий капитуляции.

С точки зрения экономики, единственная возможность нынешним лидерам сохранить власть (и, соответственно, собственность) — это "революция сверху" (известный политтехнолог Сергей Гайдай недавно пришел к тому же выводу). Образно говоря, чтобы выбраться из цугцванга, "королю" нужно сделать "ход конем", по сути, построив в Украине Сингапур. Конечно, трудно представить себе власть рубящей сук, на котором она сидит. Но даже если так, первое, что должен был бы сделать в этой ситуации лидер — это назначить себе высокую зарплату, отказавшись при этом от каких-либо претензий на богатство. И показательно посадить пару-тройку друзей, по общему мнению, наживших такое богатство неправедным образом, чтобы продемонстрировать серьезность намерений. Ибо совсем уж невозможно представить себе Ли Куан Ю "олигархом" или другом богатейшего человека страны, как Фердинанда Маркоса или Сухарто. Михаил Саакашвили поплатился, в том числе, и за слишком роскошный образ жизни, и за подозрительно быстро разбогатевших друзей.

Поэтому еще важнее на самом деле глобальная проблема с правами собственности.

Если на знаменах "борцов с режимом" опять будут лозунги типа "богатые поделятся с бедными" и "реприватизации", не говоря уже о национализации, то ни о каком "мягком" сценарии речь идти не будет, а вероятность поднять народ на смертный бой, к счастью, ничтожна. Но даже если им удастся устроить победоносную революцию, она еще больше подорвет институт собственности. За этим закономерно придет экономический упадок с последующим разочарованием народа — на этот раз еще более глубоким, чем после "оранжевых".

Если же удастся убедить основную массу недовольных и, в их числе, хотя бы нескольких "олигархов" бороться за права собственности и равные правила игры, то может получиться даже "игра с положительной суммой", в которой каждый (или почти каждый) хотя бы не ухудшит свое положение по сравнению с нынешним. Крупные и очень крупные собственники уже дважды за последние восемь лет почувствовали на своей шкуре, чего стоит на деле их приватная защита собственности. Поэтому альтернатива в виде амнистии прошлых грехов в обмен на честную игру без привилегий и монополий должна привлечь хотя бы часть из них. Конечно, при этом придется платить налоги: тут весьма пригодился бы налог на основные средства как минимальный для налога на прибыль (см. "Налоговый рай" в отечественном шалаше?", ZN.UA от 5 октября 2012 года). Зато — возможность выгодно капитализировать свои активы, доступ к относительно дешевым и "длинным" деньгам, гарантия сохранности нажитого и даже, возможно, уважение сограждан. Развитие экономики позволило бы существенно увеличить доходы бедных, а конкуренция собственников бизнеса подняла бы им зарплаты и улучшила условия труда. Но, конечно, больше всего выиграл бы малый и средний бизнес, даже, скорее, именно средний: он избавился бы от дамоклова меча рейдерства (заодно получил бы опять доступ к кредитам) и, вместе с тем, обрел бы перспективу "догнать и перегнать" нынешних "олигархов". Что ж, как в известном анекдоте о челночной дипломатии, "осталось уговорить Рокфеллера"…

Но реально ли укрепить институт собственности в Украине? Отвечает ли это природе человека вообще? Очевидно, да. А нашему национальному характеру в частности? Вопрос скорее к социологам. Некоторую надежду дает история: в Украине, как известно, не было общинного землевладения и своего, родного, абсолютизма. Зато была традиция феодализма (в смысле "раздробленности"). Конечно, коммунистический режим выжигал эти "мелкобуржуазные штучки" каленым железом. Но если после этого осталось хотя бы 10% наследников хуторян и "кулаков",у нас есть шанс "стать ежиками" (ZN.UA от 25 января 2013 года). Недавние исследования говорят, что невозможное возможно!

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
3 комментария
  • никола 5 марта, 10:08 Да кто из олигархов согласится добровольно на равные правила игры? Все они, 100% нажили состояния грабежом и воровством. И продолжают так же эти состояния увеличивать. Больше они ничего не умеют. При равных правилах они элементарно не выдержат конкуренции, поэтому их и не допустят. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Тезей 2 марта, 12:32 Весьма туманно.И Путин,и Сингапур,и феодализм.Однако смысл в том,что бы неправедно нажитые капиталы по любому оставались у их сегодняшних владельцев.Но передел капитала объективная вещь и передел происходит и будет происходить.Формы этого передела могут быть разные и криминальные и законные,но это объективный закон капитализма.Сегодня ты миллионер,а завтра банкрот. Ответить Цитировать
  • брат 1 марта, 07:53 ... брат...ежики обычно в туманах теряются... да и не получится отсидеться...или спрятаться...времена не те... Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
USD 26.13
EUR 27.96
Последние новости