Топ Новости

Ничего личного

18 марта в 11:02

Она — набор противоречий, страхов, железного характера, академического ума, отсутствия собственной страницы в Википедии и суровых политических убеждений. Она — бывший офицер разведки. Ее зовут Фиона Хилл, и она — наиболее вероятный кандидат на должность главного советника Трампа по вопросам России. 

Она — набор противоречий, страхов, железного характера, академического ума, отсутствия собственной страницы в Википедии и суровых политических убеждений. 

Люди, знающие ее близко, называют ее мозг уникальным живым компьютером, способным по-хирургически безэмоционально отсекать лишнее и продумывать развитие событий на несколько шагов вперед. А еще часто говорят о ее почти параноидальном страхе перед взломом электронной почты или содержания ее "блэкберри".

Она избегает электронной переписки и оставляет все важные разговоры для встреч с глазу на глаз, почти не говорит по телефону и не пишет сообщения. С момента последнего посещения России ее почту ломали дважды, правда, этот факт она тщательно скрывает.

Она — бывший офицер разведки.

Ее зовут Фиона Хилл, и она — наиболее вероятный кандидат на должность главного советника Трампа по вопросам России. 

Девочка из британской семьи "синих воротничков" — отца-шахтера и мамы-медсестры, — которая смогла закончить один из самых старых шотландских университетов Сент-Эндрюс, была стажеркой "Ежедневного шоу" на NBS и делала кофе для звезды Марии Шрайвер. Свой шанс Фиона получила после того, как случайно стала участницей беседы с американским профессором, разглядевшим в ней незаурядный академический ум. Ученый тогда помог найти стипендию в Гарварде. Там она получила две научные степени, причем обе касались изучения Советского Союза и его наследия. 

Тяготение к академическим студиям в сочетании с долгой жизнью в Москве дало блестящее владение русским.

А еще — присутствие не на одном званом президентском ужине, которые, конечно, были не просто "формальными ужинами" с российским президентом. По странному стечению обстоятельств, с американской стороны на них были только двое: Майк Флинн и она. 

Присутствие бывшего американского генерала было связано со стратегическими интересами российского вождя. К тому же вносило определенный гротеск в церемонные приемы — бывший разведчик Флинн и в самом деле выглядел "свадебным генералом". 

Присутствие Фионы Хилл, на первый взгляд, казалось долгосрочной инвестицией руководителя Кремля, который был хорошо проинформирован о ее незаурядных аналитических способностях и особом интересе к российским вопросам. С исследовательской точки зрения вроде и ничего личного: поездки на Валдай и жизнь в Москве были нужны для написания книги, которую она назвала довольно незамысловато: "Мистер Путин: оперативник в Кремле". Книга главному герою не понравилась. Настолько, что содержание ее личного телефона и электронной почты чуть ли не на следующий день перестало быть частным: смс и письма попали к хакерам. По странному стечению обстоятельств, российским.

В Москву Хилл с тех пор больше не ездила — не тянуло. 

К тому же она рассчитывала на должность в Белом доме при любых погодных и политических условиях, а для этого нужно было еще раз пройти проверку на безопасность и безвыездно пожить в США. Демократы, до ноября 2016-го включительно, радушно обсуждали с Фионой ее карьерные перспективы, республиканцы присматривались к знатоку российского закулисья, ожидая собственной победы прежде, чем вступить в переговоры.

На момент выборов она возглавляла одну из наиболее демократических по духу и направлению аналитических структур США — Институт Брукингса. В свое время это учреждение занимало первое место среди лучших мировых аналитических центров, работало над планом Маршалла в годы Второй мировой войны. Его сотрудники — бывшие карьерные дипломаты, отставные разведчики и ученые со стажем, которых охотно приглашали на работу в администрации едва ли не каждого из президентов США с момента существования Брукингса.

Именно в Брукингсе вышла первая книга Хилл, написанная в соавторстве с коллегой Клиффордом Геди — "Сибирское проклятье: как коммунистические планировщики заморозили Россию" — о необходимости переселения части жителей Сибири в более теплые регионы из-за тамошних чрезвычайно низких температур, о слишком высокой затратности жизнеспособности тамошних городов и о недостатках плановой советской экономики. Книга вызвала много шума — западные экономисты и дипломаты оценили ее необычайно высоко, россияне встретили агрессивно, традиционно выступив с защитой, похожей скорее на атаку аналитических способностей Хилл. В США книга вышла в печать в 2003-м, в России — в 2007-м, когда страсти немного улеглись.

Хилл не любит Россию, более чем жестко относится к ее руководству. Но, несмотря на это, уважает Путина как достойного противника. Впрочем, относится к нему не без юмора — несколько лет назад она всерьез предлагала тогдашнему президенту Обаме, с администрацией которого ей тоже пришлось сотрудничать (как, собственно, и с администрацией Джорджа Буша-младшего), назначить на должность посла США в России голливудскую звезду Арнольда Шварценеггера. Дескать, его киноработы очень нравятся Путину, они могли бы вместе заниматься спортом и говорить на немецком — ибо ничто не является настолько гарантированным залогом удачного брака или дружбы, как общие хобби или дела.

Хилл пошла на работу в администрацию Трампа почти без колебаний. У нее нет политических предрассудков и партийных обязательств, она не демократка и не республиканка. Безжалостный прагматизм и четкий расчет всегда чувствуются в ее хладнокровных решениях и логических советах. Ее голос совещательный, а советовать приходится мужчинам, привыкшим к женской покорности.

Кандидатура Фионы Хилл как безоговорочного знатока России обсуждалась еще во времена, когда Майк Флинн руководил национальным советом безопасности. Они, к слову, близки. Но не настолько, чтобы генерал делал ей протекцию, равно как не делали этого ни вождь Пентагона Джеймс Меттис, ни главный советник по нацбезопасности генерал Макмастер. Впрочем, ей не привыкать самой пробивать себе дорогу (она первая в семье получила высшее образование) или работать с непростыми и властными мужчинами. Она ждала предложения, и она его получила.

Она — самостоятельный, жесткий и некомандный игрок. От нее вряд ли стоит ждать мягкости к России или инициирования курса на потепление отношений с Кремлем. Так же, как и снисходительности к Украине, прежде всего, из-за коррупции и десятков взятых, но невыполненных Киевом обещаний. "Украина говорит охотно, но делать не хочет" — свободный перевод распространенного в Вашингтоне выражения Ukraine talks the talking, but not walks the walking.

Ее голос — важный, но совещательный. Она умеет объяснять дипломатично, но жестко. Правда, пока неизвестно, насколько Хилл будет прибегать к этому с Дональдом Трампом. Впрочем, у нее есть особые преимущества — т.н. Гарвардское братство Белого дома. В нем и Джаред Кушнер, и Стив Бэннон (хотя с последним она не знакома близко). Гарвард заканчивали и руководитель министерства внутренней безопасности Майк Помпео, и министр торговли Вилбур Росс, и министр транспорта Элейн Чао, и номинант на должность министерства труда Александр Акоста.

Ее ближайшим другом в течение многих лет остается Стивен Пайфер — бывший посол Соединенных Штатов в Украине, один из директоров Брукингс и один из самых заметных адвокатов Киева в Вашингтоне, который (вопреки общедемократической настроенности учреждения) с самого начала войны открыто заявлял о необходимости предоставления Украине летальной поддержки. Дружба с Пайфером дает призрачную, но все же надежду на то, что за Киев на самом высоком уровне есть кому попросить. При условии, что Киев прекратит быть просто просителем. 

Вероятно, Хилл на этом этапе нужна Трампу больше, чем он ей. В нужный момент само ее присутствие в Белом доме будет служить ему щитом. Или, в случае необходимости, по крайней мере, будет создавать вид не слишком пророссийски настроенной администрации. Однако, из-за неуступчивого и жесткого характера, Хилл так же может превратиться и в меч для самого президента: она не будет молчать, если действия администрации не будут совпадать с ее прагматическим видением отношений с Россией и слишком опасными заигрываниями с Путиным.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 26.92
EUR 29.09
Последние новости
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...