Смена курса?

23 января в 00:38

Закон "об особенностях местного самоуправления" будет явно противоречить Конституции. Он обрел бы правовую логику лишь в случае внесения изменений в Основной закон. Но это дело откладывается в долгий ящик. Смущает подобное кого-то? Похоже, нет. 

Обращение 51 депутата в Конституционный суд стало одним из наиболее примечательных событий недели. 

Группа парламентариев провластной коалиции (представляющих преимущественно Блок Петра Порошенко) попросила КС официально разъяснить положение 155-й статьи Конституции "на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины". Народные избранники молят толкователей Основного закона внести ясность: означают ли слова "следующая" и "очередная" непосредственно следующую по номеру сессию после той, на которой законопроект был предварительно одобрен, либо любые другие следующие сессии. 

Без этого законодатели якобы не могут определить конечный срок внесения изменений в Конституцию. Напомним, 31 августа на второй сессии VIII созыва 265 голосами "за" Верховная Рада предварительно одобрила проект конституционных изменений, предполагающий децентрализацию (и содержащий пункт об "особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей". Окончательное утверждение планировалось на третьей сессии, срок действия которой был продлен до конца января.

Собственно пролонгация работы третьей сессии (закрыть ее планировали в декабре) и была связана с необходимостью успеть проголосовать за конституционные изменения до ее завершения. И еще месяц назад смысл "загадочного" словосочетания "следующая очередная сессия" ни у кого не вызывал вопросов. Включая спикера Владимира Гройсмана, заявлявшего, что законопроект о внесении изменений в Конституцию должен быть принят до конца текущей сессии — "Непринятие (здесь и далее выделено мной. — С.Р.этого решения приведет к тому, что его придется отложить на год. Это предусматривает процедура. Потом еще год заниматься конституционным процессом, это если все будет хорошо..." 

Вопросы не возникали у депутатов ни одного из созывов, начиная с 1996 года. И все конституционные изменения всегда вносились по стандартной и понятной схеме, описанной в 155-й статье: предварительное одобрение на одной сессии — окончательное утверждение на следующей очередной. Более того, если у кого-то и возникали вопросы, их должно было снять решение КС от 17 октября 2002-го, где было четко сказано — "вопрос о внесении изменений в Конституцию Украины должен быть рассмотрен и решен на двух очередных сессиях Верховной Рады последовательно". Однако и эта формулировка пытливых депутатов не убедила. Самое забавное, что авторы обращения в Конституционный суд это решение упоминают, словно не замечая, содержащегося в нем ответа на столь интересующий их вопрос. Если наличие трех уточняющих слов "следующая", "очередная" и "последовательно" не разъясняет любознательным законодателям, о какой именно сессии идет речь, это означает только одно: им нужно не толкование, а повод для оттяжки времени. 

И тут возникает вопрос — зачем власти эта пауза? 

Первый и очевидный ответ: для закрепления изменений Основного закона требуется поддержка конституционного большинства, а его нет. Неделю назад авторитетный источник в Раде утверждал, что Банковая якобы изыскала 290 голосов из 300 необходимых. Несколько дней тому источник в АП заявлял, что цифра несколько скромнее, и поиск скрытых резервов продвигается со скрипом. 

Судя по всему, количество депутатов, готовых узаконить "особенности" на неконтролируемой территории Донбасса действительно меньше требуемых 300. Но понимание этого не приближает нас к ответу на вопрос: Петр Порошенко решил окончательно уклониться от обязательства изменить Конституцию или он просто тянет время. 

Второй вариант выглядит более вероятным. Если бы глава государства вознамерился похоронить внедрение конституционных преобразований, у него был более простой путь: законопроект поставили бы на голосование, он не набрал бы необходимых 300 голосов, и на нем можно было бы ставить крест. Внесение изменений в Конституцию — компетенция Рады, Порошенко на этот процесс формально никак не влияет, с него и взятки гладки. 

Но это было бы возможным только в том случае, если бы операцию по ликвидации конституционной "реформы" Петр Алексеевич согласовал с партнерами по "нормандско-минскому" процессу. Однако все ключевые игроки в последние дни подтвердили прежнюю позицию. Первым о требовании изменить КУ напомнил Путин. Затем подал голос Олланд — "необходимо чтобы была проголосована пересмотренная Конституция — это условие выполнения минских договоренностей". Наконец, согласно сообщению пресс-службы Белого дома, "Президент США Барак Обама и канцлер ФРГ Ангела Меркель в ходе телефонного разговора в четверг подчеркнули необходимость ускорения выполнения минских договоренностей". А одним из главных пунктов этих договоренностей является изменение Конституции. Невыполнение этого пункта — повод упрекнуть Украину в срыве "минского процесса".  

Что делать, если не делать нельзя, а делать не получается? Тянуть время. 

Вполне возможно, затяжка времени была согласована с западными партнерами. Думается, они готовы принять тезис: отсрочка принятия конституционных изменений лучше, чем их провал. Кроме того, и в Берлине, и в Вашингтоне могли прислушаться к доводам Киева: сейчасвнесение двусмысленных изменений в Конституцию может спровоцировать политическую напряженность, изрядно повредить репутации власти. А, следовательно, усложнить процесс реализации того, что Меркель, Путин и Порошенко называют "мирным урегулированием". Вероятно, Киев смог аргументировать, когда ипочему процесс конституирования "особенностей" для ОРДЛО может пройти менее болезненно. 

По нашим сведениям, выразила понимание в этом вопросе и Москва. По некоторым данным, она готова пойти на отсрочку конституционного процесса. При условии, что Киев гарантирует результативное голосование за изменения Основного закона в будущем, во-первых. И форсирует подготовку и принятие необходимых законов, во-вторых. 

Речь идет о трех законах: 

— об особенностях местного самоуправления в ОРДЛО:   

— об амнистии "участников событий на части территории Донецкой и Луганской областей"; 

— о выборах в органы местного самоуправления в ОРДЛО. 

Первые два документа были приняты Верховной Радой, однако юридической силы не обрели. Есть сведения, что на их основе разрабатываются новые варианты, формулировки которых сейчас утрясаются Киевом и Москвой. Якобы обсуждается и черновой текст избирательного закона для неконтролируемых территорий. 

Источники в АП и Совбезе подтверждают, что сегодня эти законы интересуют Кремль больше, чем конституционные изменения. Что выборы в ОРДЛО и признание их Киевом по-прежнему рассматриваются как главный инструмент "достойного выхода России из войны на Донбассе". Который позволит Путину одновременно и сохранить контроль над ОРДЛО, и ставить вопрос о снятии санкций. Но при этом Москва настаивает: выборы должны пройти не позже мая, а все необходимые решения (в первую очередь, утверждение указанных выше законов) следует принять не позже конца февраля — начала марта. 

Есть нюанс. Закон "об особенностях местного самоуправления" будет явно противоречить Конституции. Он обрел бы правовую логику лишь в случае внесения изменений в Основной закон. Но это дело откладывается в долгий ящик. Смущает подобное кого-то? Похоже, нет. Все участники процесса, кажется, готовы закрыть на это глаза. Потому, что: 

— Путин хочет поскорее получить возможность поднять вопрос о снятии санкций; 

— Запад хочет побыстрее забыть об Украине с ее войной; 

— Порошенко хочет побыстрее добиться гарантированного прекращения боевых действий. 

Если стороны сойдутся в вопросе о законах и выборах, достаточно будет просто оговорить, что позже "особенности" ОРДЛО закрепят в Конституции и разойтись довольными собой.  

Неизвестно, дала ли Банковая твердое согласие на подобный план. Если да, то Петр Алексеевич оказался в непростом положении. Дело даже не в том, что такая схема не возвращает Киеву контроля над Донбассом. Она создает иллюзию мира, которую можно будет "продать". И какое-то время на нее будут "покупаться". 

Проблема в ином. Ранее Киев рассчитывал тянуть как раз с принятием нежелательных законов. А теперь их утверждение превращается в первоочередное условие. И если на Банковой опасались проблем из-за внешне безобидной новоконституционной формулировки — "Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом", то какой будет реакция части политикума и общества на нормы законов, в которых пойдет речь об амнистии боевикам, "народной милиции" и гарантированном бюджетном финансировании ОРДЛО. 

Есть основания считать, что Киев пытается сделать нормы будущих законов менее взрывоопасными для общественного мнения. Но не думаем, что он сильно преуспеет в этом вопросе. С другой стороны, Россия выразила готовность идти навстречу. Кремль, по некоторым данным, расположен обсуждать возможное разрешение ранее табуированных вопросов. Например, вопрос о границе. Киев понимал, что контроль над ней ему не вернут. Россия не имела ни малейшего желания запускать на территорию ОРДЛО украинских пограничников. Появился компромиссный вариант: Москва готова обсуждать возврат пунктов пограничного контроля под крыло Киева. Но при условии, что личный состав отрядов будет формироваться из числа представителей местного населения. Подвох ясен: такая граница будет только считаться украинской. Даже при наличии сине-желтых флагов. Но онабудет считаться украинской. И такой вариант устраивает всех. Включая украинскую власть. Если только ее интересует не возвращениереального контроля, а эффектный повод об этом заявить. Рано или поздно подлог вскроется, но это будет потом. А продаваемые победы нужны сейчас. 

Другой момент. Кремль, по утверждению наших источников, готов обсуждать судьбу большого количества вооружений, размещенных в ОРДЛО. Сроки вывода, формы контроля над ним. Насколько реалистичными будут эти планы, другой вопрос. Но сам факт их составления будет свидетельствовать о добросовестном следовании "духу минских соглашений". Ранее Кремль даже не обсуждал этот вопрос, сейчас, говорят, обсуждать готов.

Далее. Москва готова обеспечить доступ украинских СМИ к освещению будущей местной избирательной кампании в ОРДЛО (готовится специальный документ), и доступ украинских кандидатов к участию в гонке. Риск минимальный: случайных победителей на этих выборах не будет. Или кто-то сомневается? А появление в местных советах депутатов, представляющих "материк" (причем не только Оппозиционный блок, но и, например, БПП, почему нет?), лишь придаст фактическому симулякру видимость реинтеграции. 

Москва готова уточнить список лиц, подлежащих амнистии. Особо отмороженным предложат выбор — поехать защищать "русский мир" в Сирию или разделить судьбу дремовых и мозговых. Особо упоротых "зачистят", как это регулярно происходит в последнее время. Особо ценных перебросят через границу. Говорят же, что Бес строит домик в Подмосковье, ну, появятся у него соседи. И потом, Россия большая, — места для всех хватит. Тем более, что речь идет о нескольких десятках людей, наиболее одиозных и не в меру раскрученных. Остальных легко подведут под амнистию. Особо заслуженным после "эвакуации" могут дать какие-нибудь должности. В Крыму, например. Вынужденным мигрантам пояснят, что их передислокация явление временное, пока все уляжется. Если что — вернут оперативно. Если, конечно, захотят возвращаться. Ну да, граница на замке, но ключ-то в Москве, не в Киеве. 

Как свидетельствуют наши источники, Кремль готов обсуждать и еще один, ранее закрытый вопрос — замену вождей неконтролируемых территорий. Сохранение Захарченко и Плотницкого делает картинку "мирной реинтеграции" ОРДЛО неправдоподобной. Это понимают не только в Киеве, но и на Западе. Это, кажется, начали понимать и в Москве. Вопрос о "главах" т.н. "ДНР" и "ЛНР" уже попал в повестку дня неформальных переговоров. Если вопрос о выборах и признании их Киевом будет решен положительно, от имени Путина Захарченко и Плотницкого очень вежливо попросят покинуть свои посты добровольно. Возможно, в обмен на посты в РФ. Возможно, под угрозой физического устранения. Вместо них появятся и.о., не важно какие, в любом случае менее одиозные, и, по возможности, респектабельные. Чтобы формально "тянули" на роль новых символов "мирного урегулирования", внешне договороспособных фигур. 

Россия считает, что для сохранения дальнейшего фактического контроля над ОРДЛО сможет оперативно взять под контроль наиболее рьяных борцов за "новороссию". Нужна новая картинка — сделаем. Но в ответ Москва ждет от Киева должной чуткости. Ей нужны законы и выборы. 

В нынешней ситуации для России это — лучший способ выйти из положения. Регулярные войска из ОРДЛО выводятся, но остаются вышколенные ее военспецами и контролируемые ею формирования, которые получат статус местной "народной милиции". Москва переложит бремя расходов по ОРДЛО на Киев и частично на Запад. Который, в случае согласия Киева на проведение и признание выборов, готов выделить не только дополнительные кредиты, но и аккумулировать некие средства для гуманитарных нужд ОРДЛО. Москва сохранит реальный, по сути, единоличный контроль над большим куском российско-украинской границы. Со всеми вытекающими последствиями. Москва после декоративных выборов (зато по стандартам ОБСЕ) получит в ОРДЛОсвоих наместников, но снабженных мандатами Киева. Наместников, более послушных, чем нынешние ретивые "полевые командиры". Москва будет вправе ставить вопрос, как минимум, об ослаблении санкций. И получит положительный ответ, о чем совсем недавно практически в открытую заявил Олланд. Даже если будет снята только часть ограничений, Россия выиграет не только экономически, она утратит имидж изгоя. Что позволит ей постепенно отстраивать систему взаимоотношений с Западом, основательно подразрушенную в период обострения войны на Востоке Украины. 

Россия должна понимать, что в этой ситуации ей едва ли удастся выжать из ситуации больше. В начале 2014-го она несколько переоценила свои силы. Невозможно в XXI веке отобрать кусок чужой территории в центре Европы без войны. Война и случилась. Просто позже. И не в Крыму. И не только с Украиной. Экономическая и дипломатическая война с Западом оказалось сложнее, чем думалось Путину. Россия готова отступить (желая при этом сохранить контроль над ОРДЛО) не только ради санкций. Она считает, что уступив в Донбассе, отчасти укрепит свою позицию по Крыму. Нет, Запад никогда не признает полуостров российской территорией. Вполне возможно, он сохранит часть санкций. Но стоит вспомнить, что Запад никогда не признавал аннексию Прибалтики. Что не мешало Западу торговать с СССР, входить с ними в военные коалиции и сообща перекраивать границы после Второй мировой. Опираясь на это знание, Москва чувствует, что, частично отступив на Востоке Украины, добьется от Запада негласного, неформализованного обязательства еще реже вспоминать о Крыме. Тем более что война в Донбассе на нынешнем этапе свою роль уже сыграла. Изрядно экономически измотав и без того обескровленную Украину, превратив промышленный регион в фактические руины. Посеяв ненависть — неизбежную спутницу войны.  

Выборы в ОРДЛО создадут эффектную видимость решения проблемы. Запад будет делать вид, что принес мир. Москва будет делать вид, что спасла вольнолюбивый Донбасс от кровавой хунты. ОРДЛО будут делать вид, что прислушиваются к Киеву, и продолжать слушать Москву. Киев будет делать вид, что получил контроль над мятежными территориями. Для полноты иллюзорной картинки можно организовать визит Порошенко в Донецк, на время выборов рядом со знаменами "ДНР" и "ЛНР" вывесить сине-желтые флаги и поднять вопрос о довыборах депутатов ВР на территории ОРДЛО.   

Все будут считать себя победителями. Проблема останется.

Де-факто неконтролируемые территории получат автономию. Восстанавливать разрушенное никто не будет, поскольку необходимых средств для этого нет, а то, что будет выделяться, с высокой степенью вероятности будет разворовываться (частично, в Киеве, частично в ОРДЛО), как это было в России после Хасавюрта. Население этих территорий с каждым днем существования такой власти будет все меньше чувствовать себя связанным с Украиной, что лишь отдалит сроки реальной реинтеграции. Это, как и деоккупация Крыма, может превратиться в задачу для наших потомков. 

У этого плана есть два теоретических плюса. Во-первых, подобная комбинация способна на какое-то время снять угрозу полномасштабной войны. Нынешняя власть вообще не рассматривает силовой вопрос решения проблемы Донбасса, и с этой точки зрения подобное замирение — положительный момент. Во-вторых, некоторое ослабление реального контроля России над ОРДЛО (а после вынужденного вывода войск это случится) дает некоторый шанс Киеву. Шанс на поиск адекватных контактеров для будущих переговоров о возможном бескровном полноценном возвращении территорий в лоно Украины. Если уж власть не может и не хочет воевать, принуждена мириться по чужим правилам, пускай работает с населением, ищет, воспитывает, убеждает. Пусть пытается переиграть Кремль на этом фронте. 

В России это понимают. В Москве, насколько известно, не все разделяют политику небольших уступок Западу и Киеву. Но падение цен на нефть — жестокая вещь     

Все описанное выше не является пока четким планом. Это лишь сценарий. Информация о сути идущих ныне переговоров дает нам право говорить о нем как о варианте, который в разных столицах сегоднярассматривается в качестве наиболее приемлемого. Для политиков. Преследующих различные цели. Цели, в равной степени игнорирующие интересы Украины. И украинцев, проживающих, по разные стороны линии будущего "мира". 

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Киев 20 °C
Курс валют
USD 25.14
EUR 28.04
Последние новости