Топ Новости

Испытание юбилеями 6

11 июля 2013 в 12:20

На нынешний год выпало три памятных даты, которые могут либо еще больше сблизить, либо еще больше разделить украинцев и поляков. Более ранний юбилей — 150-я годовщина Январского восстания — прошел у нас незамеченным. 70-я годовщина Волынской трагедии — самая взрывоопасная, поскольку уже сейчас вызвала большое количество взаимного политического и информационного негатива. Впереди — 330-я годовщина Венского отпора. А еще — 340 лет со дня победы под Хотином.

Все эти даты приходятся на время, когда нынешние украинская и польская власти демонстрируют отсутствие реальной заинтересованности в примирении наших двух народов. Три года назад официальный Киев начал свертывать курс на сближение с Польшей, в частности, и на почве общего исторического прошлого. Польские же политики оставляют без ответа предложения украинской власти относительно примирения. Были с обеих сторон и откровенно недружеские акции. Поэтому дело украинско-польского диалога оказалось в руках общественных организаций и свободных интеллектуалов.

Свертывание диалога?

Отход от политики примирения с украинской стороны "стартовал" три года назад. Новое в то время украинское руководство "продинамило" 600-летний юбилей Грюнвальдской битвы, в которой принимали участие 13 хоругвей с исторических украинских земель. По мнению депутата-регионала Михаила Чечетова, это "третьестепенное дело". То же касается и 90-летия Варшавской битвы ("Чудо над Вислой"), когда украинские войска помогли полякам остановить большевистское нашествие на "новопосталу" Вторую Речь Посполитую.

В ноябре 2009 г. тогдашние министры иностранных дел Украины и Польши, Петр Порошенко и Радослав Сикорский достигли официальной договоренности "разработать совместные мероприятия с целью торжественно отметить в 2010 г. 600-летие Грюнвальдской битвы и 90-ю годовщину Варшавской битвы". Но при Викторе Януковиче эти двухсторонние инициативы были похоронены.

А в прошлом году в Полтаве произошли события, ставшие для немногочисленных тамошних поляков и украинцев плевком в лицо. В мае 2012 г. была открыта мемориальная доска в честь генерала Ивана Паскевича (1782–1856), уроженца города. Этому предшествовало соответствующее распоряжение главы Полтавской облгосадминистрации Александра Удовиченко от 31 октября 2011 г. Паскевич известен полякам тем, что подавлял Ноябрьское восстание 1830—1831 гг. и приложил немало усилий к попыткам русификации поляков, а украинцам — арестом в 1847 г. "кирилло-мефодиевцев".

Мемориальная доска установлена за бюджетные средства и на фасаде государственного учреждения — Центрального отдела РАГСа. А Министерство науки и образования Украины было в числе организаторов Всеукраинской научной конференции, посвященной Паскевичу. Причем к участию в ней не были приглашены ученые, придерживающиеся альтернативных взглядов.

Инициатор этой недружественной акции Александр Коваль — заместитель председателя Полтавской облгосадминистрации по вопросам образования. Он считается человеком нынешнего министра науки и образования Дмитрия Табачника, никогда не скрывавшего своего пиетета относительно Паскевича.

Все эти события прямо свидетельствуют, насколько нынешняя украинская власть реально заинтересована в украинско-польском примирении, если здесь вообще можно говорить о какой-то заинтересованности. Правда, обратило на себя внимание заявление министра иностранных дел Украины Леонида Кожары о необходимости сближения "братских польского и украинского народов" на дипломатическом приеме посольства Польши 24 апреля по случаю польского национального праздника — Дня Конституции 3 мая.

Это действительно нечто новое в политическом сленге официального Киева — до сих пор формулировка "братские народы" применялось исключительно к украинцам и россиянам. Но убедит ли это поляков на фоне вышеупомянутого?

Можно вспомнить и январское заявление главы Львовской облгосадминистрации Михаила Костюка на встрече делегации Польши по случаю юбилея Январского восстания: "Эти события — не история одного из народов: польского или украинского — это общая наша история". Но, скорее, это был лишь вежливый реверанс в сторону гостей из польских Канцелярии и Сейма. Потому что наши государственные "поддонецкие" чиновники всех уровней весьма далеки от истории и культуры и Украины, и Польши (как и от какой-либо культуры вообще).

Как мы пропустили Январское восстание

О Январском восстании 1863–1864 гг., в 150-ю его годовщину, в украинской прессе практически не упоминалось. За исключением чисто обзорной статьи "До 150-річчя початку Польського повстання 1863–1864 рр." на сайте Центрального государственного исторического архива Украины. В ней, все же, говорилось об участии украинцев в этом восстании. Это участие не было массовым, и часто украинские хлопы даже помогали царским войскам. Среди тогдашней украинской интеллигенции Январское восстание воспринималось неоднозначно. Известный историк и этнограф Владимир Антонович (1834–1908) был его противником, а Андрей Потебня (1838–1863), брат известного украинского и русского лингвиста Александра Потебни, примкнул к борьбе "за вашу и нашу свободу". Январское восстание в значительной степени зацепило Галичину, Подолье, Волынь, Полесье и даже Киевщину. А одно из его решающих столкновений произошло под Мирополем, на Житомирщине, 17 мая 1863 г.

Похоже, что, кроме Госархива, немногие интересовались этим событием. Исключением стал разве что украинско-польский научный симпозиум, состоявшийся 24 апреля т.г. в университете им. Каразина в Харькове — в городе, расположенном далеко на востоке от украинского театра боевых действий Январского восстания.

Это касается и январской пленерной выставки "Вільні з вільними. 1863 і Україна", устроенной поляками — представителями Фонда "Полония-Рутения" во Львове — на площади Рынок. А также юбилейного концерта в Луцке 23 февраля при участии художников с польской общины города и гостей из Люблина в городском Доме культуры. Украинская общественность в этих мероприятиях участия не принимала — они стали делом только местной полонии.

В то же время ознаменование юбилея Январского восстания — нашего общего исторического наследия — должно было бы стать украинско-польским. Однако все ограничилось сугубо польскими импрезами "для своих", иногда "под патронатом" (лучше — просто невмешательством, что уже хорошо) местной власти.

Кстати: немногие об этом говорят, но для галичан Январское восстание, по иронии судьбы, имеет еще одно специфическое значение: структура тогдашних польских повстанческих сил была, вольно или невольно, но заимствована Организацией украинских националистов — от конспирационной системы со псевдами до собственной Службы безопасности. Даже некоторые лозунги Январского восстания не могли не найти своего отражения в украинской националистической среде. Например: Манифест Временного национального правительства восставшей Польши 1863 г. призвал "...сбросить проклятое ярмо или погибнуть"; в "Декалозі українського націоналіста" читаем: "Здобудеш українську державу або загинеш у боротьбі за неї"...

Волынь, 1943 г. Там, где все — против всех...

70-я годовщина "Волынской трагедии" или "Волынской резни" (оба эти названия употребляются и у нас, и в Польше) уже сейчас вызвала лавину политических помоев с обеих сторон украинско-польской границы. Такое впечатление, что до самих жертв и немногочисленных свидетелей тех событий никому и дела нет, а каждая сторона пытается выставить другую преступником — забывая, что на войне невиновных нет.

Не будем вспоминать здесь все "тематические" заявления, проекты этих заявлений или постановлений с украинской и польской сторон, прозвучавшие в течение последних двух лет, а особенно двух месяцев, — из нежелания повторяться. Но кое-какими мыслями хочу поделиться.

Первое. Похоже, что для некоторых и украинских, и польских политиков важно только то, кто перед кем должен извиняться за военные преступления воюющих сторон, совершенные даже не ими самими, а их предками. Зачастую именно это выдвигается едва ли не основным условием начала примирения, но хуже всего, что только к этому и сводится вообще весь процесс примирения.

Но официальное извинение с обеих сторон уже было. В 2006 г. на открытии памятника в Павлокоме экс-президент Украины Виктор Ющенко сказал: "Прощаем и просим прощения", а тогдашний президент Польши Лех Качинский процитировал Евангелие: "И прости нам вины наши, как и мы прощаем виновникам нашим" (Так дословно звучит эта фраза в переводе с польського. — Авт.). Такие вещи делаются один раз — и в этом их ценность, потому что второй и третий раз — это уже профанация и мертвый ритуал, который никого ни к чему не обязывает. Папа римский Иоанн Павел ІІ тоже один-единственный раз извинялся перед евреями — за антисемитизм христиан.

Если же идти за логикой авторов проекта резолюции польского сейма от Польской народной партии (PSL) от 11 апреля с.г., а также наших национал-радикалов, то украинцы и поляки только и должны ежегодно друг перед другом бить себя в грудь и дергаться в конвульсиях покаянной истерики. Причем каждая сторона просто из шкуры лезет, чтобы первым это начал сосед по другую сторону границы (подробнее смотрите в материале "Варшавское эхо "Волыни", ZN.UA, №16 от 27 апреля 2013 г.).

Кстати, 15 июля 2009 г. Сейм уже принимал похожую по смыслу резолюцию, представленную по инициативе той же PSL. Причем тогдашний глава партии, в то время вице-маршалок Сейма Ярослав Калиновский, в разговоре с журналистом "Газеты выборчей" Мартином Войцеховским не скрывал, что в этом случае речь идет о будущих выборах в Сейм. Чем руководствовалась PSL, понять теперь трудно...

Второе. Покаяние, как неотъемлемая составляющая примирения-объединения, — процесс всегда двусторонний. Он намного продолжительней и не ограничивается официальными извинениями. Он нуждается в кропотливой внутренней работе, самокритичном взгляде не только на соседа, но прежде всего на самого себя.

Признавая свою вину друг перед другом, мы — украинцы и поляки — тем самым признаем: 1) что все же действительно у некоторых из наших отцов, дедов и прадедов руки — в братской крови, вольно или невольно, а причины этого — уже отдельная тема; 2) что в этом лишний раз проявилось наше несовершенство как человеческих существ — впрочем, суть христианского раскаяния как раз и состоит в признании своего несовершенства; 3) что, соответственно, и украинцы, и поляки были одинаково "зубастыми" нациями; это должно было бы стать первым шагом на пути преодоления нашими народами ненужного "комплекса жертвы" (об этой стороне раскаяния почему-то, к сожалению, не говорят); 4) что война — вещь не стерильная; одни и те же люди могут совершать как подвиги, так и преступления; 5) что сущность процесса покаяния, без которой он вообще не имеет смысла, состоит в том, чтобы эти обоюдные преступления не преподносились будущим поколениям украинцев и поляков в качестве примера для подражания.

А если бывшие комбатанты до сих пор не могут смотреть друг на друга иначе чем через прорезь прицела, то нам, их потомкам, — как бы цинично это ни звучало — придется, очевидно, запастись терпением, пока они заберут с собой в могилу свою ненависть, чтобы она больше не отравляла жизнь уже нашим детям.

Третье. Приходится признать: трагедия Волыни, так же как и все украинско-польские конфликты ХХ века, далеко не всеми украинцами и поляками осознана как их общая трагедия. Суть ее заключается не в "священной войне", не в очищении любой ценой определенной территории друг от друга, а прежде всего в никому не нужном и бессмысленном братоубийстве, которым воспользовались третьи силы. Если мы действительно хотим не только примирения, но и единения (по-польски — pojednanie), то наш диалог должен состоять не из взаимных обвинений (каждая сторона может выставить другой целый список) и не из спора о количестве собственных жертв, которое до конца, похоже, установить не удастся. Он должен начинаться с того, что нас объединяло, — политически, культурно, экономически. И уже потом надо выяснять: как дошло до разъединения? Можно ли было его избежать и как? От кого это зависело? Кто и что должен был и мог сделать — с обеих сторон! — чтобы этого ни случилось? И почему не сделал? И к чему это привело, кто от этого пострадал?

Но оснований для оптимизма пока мало. Сейчас трудно сказать, будет ли запланированное воздаяние должного жертвам Волынского братоубийства действительно украинско-польским. Или же украинцы и поляки разойдутся по разным углам на радость "третьим силам", и все ограничится лицемерным двухсторонним официозом?

Лицемерным — потому что совместное заявление Верховной Рады и Сейма по поводу украинско-польского конфликта времен Второй мировой войны, ожидаемое с июня 2011 г., до сих пор не принято. Обращение украинских и польских интеллектуалов в декабре 2011 г. об установлении украинским и польским парламентами общего Дня памяти и примирения до сих пор остается без внимания. И обращение главы украинского парламента Владимира Рыбака от 26 марта т. г. к председателям Сената и Сейма Польши Богдану Борусевичу и Эве Копач о поддержании этой инициативы не нашло отклика...

В Люблине еще 6 февраля с.г. состоялся сугубо польский научный "междусобойчик" по вопросам Волыни, организованный польским Институтом национальной памяти без участия украинских ученых. Украина ответила аналогичным "междусобойчиком" на ту же тему, прошедшем 22 апреля во Львовском облсовете при участии украинских ученых и политиков.

Допустимо ли обсуждение общей трагедии без участия второй стороны? Вопрос кажется риторическим.

"Фундация Родово", Венский отпор, Хотин. Надежда есть...

Демонстративные и недружеские действия украинских региональных должностных лиц, нардепов и министров, а также территориальные претензии, высказываемые некоторыми нашими оппозиционерами, не добавляют никому из них симпатий со стороны официальной Варшавы и нивелируют цену призывов о примирении со стороны украинских чиновников. Так Украина расплачивается за отсутствие системной политики в деле украинско-польского примирения.

Демонстративные же заявления со стороны польского политикума, проектированные или же уже прозвучавшие, не способны компенсировать почти полное отсутствие польского информационного и культурного продукта в украинском медиапространстве, перенасыщенном вместе этого русским постсоветским ширпотребом.

Массовый украинский потребитель знает Польшу разве что по черно-белому сериалу "Четыре танкиста и собака" и цветному — "Ведьмак" по роману Анджея Сапковского. Ну, еще по фильмам Ежи Гофмана. Более "продвинутые" — по романам Януша Вишневского или Станислава Лема. Кто-то еще помнит все еще ныне активную Марылю Родович — а в то же время еще в 1970–1980-х пол-Украины слушало польскую музыку! Еще около десяти лет назад на журнальных раскладках и в киосках Украины можно было приобрести польские журналы мод и интерьеров — сейчас и этого практически нет. Все это, на наш взгляд, ставит под сомнение наличие у официальной Варшавы системной и широкоформатной "восточной политики".

Правда, утверждать, что вообще ничего не делается в этой сфере, было бы несправедливым. Польское государство уже несколько лет поощряет и материально поддерживает с помощью финансированных ею университетов и, частично, общественных организаций гуманитарные научные программы обмена учеными и студентами стран бывшей Речи Посполитой. Наконец, в высших учебных заведениях Польши довольно много украинских студентов. Впрочем, это, так сказать, элитарный, а не массовый уровень.

В то же время польские эксперты отмечают, что процесс этот несколько односторонний. "Хорошо, если бы таких проектов было больше, чтобы можно было встречаться не только в Польше, но и в Украине", — считает доктор гуманитарных наук Варминско-Мазурского университета в Ольштине Кинга Лисовска.

Пани Лисовска — руководитель проекта создания электронного путеводителя для польских туристов, путешествующих по странам бывшей Речи Посполитой. Проект начат общественной организацией "Фундация Родово". В его реализации принимают участие студенты и молодые ученые из Польши, Украины и Беларуси. Кинга Лисовска довольно сдержанно оценивает роль политического официоза в процессе примирения. "Мы можем говорить о существовании восточной политики — по крайней мере в контактах научных, культурных. На политическом уровне это определенного рода праздники вежливости (kurtuazyjne święta), встречи, а имеет ли это значение в вопросах примирения — очень трудно сказать", — отметила она в разговоре с автором этих строк. В свою очередь, президент "Фундации Родово" Адам Халемба считает, что такие проекты, когда молодые люди стран старой Речи Посполитой вместе работают и отдыхают, имеют положительную отдачу: "Несколько дней совместно проведенного времени способны разрушить горы предубеждений и стены стереотипов между жителями стран бывшей Речи Посполитой".

В Украине и Польше дело примирения остается сегодня делом "народной дипломатии", сосредоточенной в руках гуманитариев. "Юбилейный год" показывает, что они этот участок не забросили.

В январе в Украине появилась в продаже книга известного польского военного исследователя, доктора истории Радослава Сикоры "З історії польських крилатих гусарів" (издательство "Дух і літера", 2012; оригинальное название — "З історії гусарії" (Z dziejуw husarii). Это первая книга польского автора, изданная в Украине. В ней популярно рассказывается об истории этого элитного рода войск тяжелой кавалерии, иногда образно называемую "танками раннемодерной Европы". Если кто-то считает, что украинцы (русины) здесь ни к чему, то следует напомнить: среди командиров крылатых гусаров были уроженец Жовквы великий коронный гетман Станислав Жолкевский, а также "заднепровский державец" князь Иеремия Вишневецкий. Гусарской хоругвью также командовал во время Венского отпора казацкий полковник Криштоф Ласко.

О Ласко, в частности, пишет украинский историк, доктор истории Тарас Чухлиб в своей книге "Відень 1683: Україна у боротьбі за "золоте яблуко" Європи" ("Клио", 2012). Книга вышла в конце прошлого года. Это произошло почти одновременно с публикацией второй книги пана Сикоры — "Гусарія під Віднем. 1683" (Instytut Wydawniczy Erica, 2012). И последняя книга еще ждет своего украинского переводчика; в ней — подробный анализ не только участия крылатых гусар в "Венском отпоре", но и их тактики, вооружения, боевого порядка, хода столкновений при участии гусар и т.п. Тарас Чухлиб, в свою очередь, больше интересуется судьбами украинских участников Венского отпора. В его работе значительное внимание уделено малоизвестным и неизвестным русинам-украинцам, остановившим вместе с польскими братьями по оружию нашествие на Европу, воевавшим в казацких полках, панцирных и гусарских отрядах. В этом можно увидеть созвучность мнению, высказанному польским историком Анджеем Сулимой-Каминским: "…наследие Речи Посполитой создавали все народы, которые ее населяли. Ошибочными являются и польские попытки присвоения этого наследия, и белорусские, литовские либо украинские попытки вычеркнуть его из своего прошлого".

Следовательно, пока политики играют в примирение, заурядные обыватели медленно, но уверенно делают свое дело. Вопрос в том, насколько сейчас гуманитарии и общественные организации Украины и Польши окажутся способными такими акциями в режиме "народной дипломатии" компенсировать отсутствие диалога между политиками.

До 330-й годовщины Венского отпора, до 12 сентября, еще далеко. До 340-й годовщины нашей общей победы под Хотином (11 ноября) — еще дальше. Возможно, к этому времени "волынские" страсти утихнут, и мы, наконец, сможем поговорить о том, что нас объединяло. Для начала — о победах на поле славы под скипетром короля Яна ІІІ Собеского, в жилах которого текла не только польская, но и русинская (украинская) кровь.

И, в конце концов, разве дело только в юбилеях?

Юрий Рудницкий

Проекты: Волынь - 1943

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
6 комментариев
  • Влад 23 июля, 13:30 Матеріал до 150-річчя Польського повстання http://radyvyliv.net/history/968-by-u-radivilov-150-rokv-tomu-zalishiv-sld-v-storyi.html Ответить Цитировать Пожаловаться
  • panda05 17 июля, 16:35 Не волнуйтесь панове, русская гэбня придумает еще 100 юбилейных дат, которые ни Вам ни полякам еще и не снились Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Абориген 13 июля, 17:06 Не трудитесь повторяться г-н фрументий.Разве что сами себя убеждаете в сказанном.Увы,Ваш тон не позволяет дискутировать. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • фрументий 13 июля, 14:59 Вынужден повториться. Поляки, с милой непосредственностью, именовавшие жителей западной Руси быдлом, увы, не всегда ошибались (см. текст Рудницкого и пост Аборигена). Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Абориген 12 июля, 17:23 Очень не хочется "старшему брату" выпускать Украину из своей орбиты.Любые трения между Польшей и Украиной на пользу России.Историю должны изучать историки.Поляки посчитали жертв со своей стороны,а жертвы со стороны украинской можно посчитать только тогда,когда откроются архивы КГБ.Ах,г-н фрументий,слышали бы Вы как называли поляки русских!Да и русские от них никогда не страдали-слишком далеко,да и Украина-прекрасный буфер.Однако,Пилсудский в 20 годы тоже неплохо Будённому приложил.Так что не надо носить мёртвых с погоста. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • фрументий 11 июля, 19:54 Поляки, с милой непосредственностью, именовавшие жителей западной Руси быдлом, увы, не всегда ошибались (см. текст Рудницкого). Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
USD 25.64
EUR 27.25
Последние новости