Андрей Садовой: "На Банковой никто не думает стратегически"

18 марта в 08:05

Чем слабее становится президент, тем активнее он использует репрессивный аппарат. В топку угасающего рейтинга он бросает романтиков и циников; бизнесменов и политиков; своих и чужих. Процесс набирает обороты. И, очевидно, с этим нам всем придется какое-то время жить. А кому-то уже сегодня — в этом. Например, мэру Львова Андрею Садовому.

Чем слабее становится президент, тем активнее он использует репрессивный аппарат. В топку угасающего рейтинга он бросает романтиков и циников; бизнесменов и политиков; своих и чужих. 

Процесс набирает обороты. Из последнего: команда "фас!" на активистов блокады; анонс преследования Садового; постановка задачи силовикам присмотреться к деятельности Гройсмана… В этом списке ангелов нет. Более того, кто-то может посчитать подобные инициативы главы государства долгожданными и оправданными. Может и мы присоединились бы к думающим подобным образом, если бы не понимали, что за каждой из команд "ату!" стоит попытка сатисфакции за упущенную выгоду. Политическую или коммерческую. Порошенко образца 2014-го, и даже 2016 годов, не был готов к подобным действиям. Но на смену великодушной хитрости пришло злое бессилие. И, очевидно, с этим нам всем придется какое-то время жить. А кому-то уже сегодня — в этом. Например, мэру Львова Андрею Садовому.

 

123

 

— Андрей Иванович, представители "Самопомочі" были активными участниками торговой блокады, за что Банковая подвергла партию и ее руководителя критике. Станет ли меньше у вас и вашей политической силы проблем после решения СНБОУ?

— Я думаю, что их станет больше, поскольку те люди, которые при власти сегодня, 
боятся признавать свои ошибки. Решение, принятое СНБОУ, надо было принимать уже давно. Хорошо что сподобились хоть сейчас, хотя не уверен, что оно будет безоговорочно выполняться.

— Президент в своей речи на заседании СНБО не жалел резких слов в адрес политической силы, потакавшей-де внешнему врагу и провоцировавшей власть на кровь. "Разве можно таким вот образом отвлекать внимание от провалов своего лидера, который <…> буквально засыпал мусором красивейший европейский город Украины?" — отметил Петр Порошенко. Очень прозрачный намек. Как вы отреагировали на это обвинение? 

— Блокада — инициатива украинских граждан, занявших принципиальную позицию. Среди этих граждан, безусловно, есть и представители партии "Самопоміч". Нас в последнее время много упрекают. Мы спокойно это воспринимаем. Таковы реалии нашей жизни, к величайшему сожалению.

— Еще одна цитата президента: "Действия наших блокадников влетят Украине в копеечку, это очевидно. В какую именно — покажет калькуляция. И эти счета мы выставим не только самопровозглашенным "республиканцам", но и "Самопомочі", "Батьківщині" и другим зачинщикам и промоутерам блокады". Что Петр Алексеевич имел в виду под счетами, которые должны уплатить? 

— Речь идет, наверное, о деньгах, которые украинские барыги зарабатывали на торговле с захарченками. Кто-то, наверное, должен компенсировать эти потери. Надо спросить у президента о технологии, как он собирается эти средства возвращать. Но думаю, что он озабочен, ведь за время блокады они много потеряли.

— То есть, например, "Самопоміч" получит финансовый счет, который должна уплатить?

— Думаю, что да. Кстати, кто-то уже внес в Верховную Раду законопроект об уменьшении средств на финансирование партий. Таким, что ли, образом? Шучу, конечно. Но мне досадно такие вещи слышать. Поскольку если у кого-то и есть такие мудрые идеи, вряд ли стоит их обнародовать. Ведь это унижает руководство нашего государства.

— На днях появилось заявление генпрокурора Луценко, что вам могут объявить подозрение и отстранить от должности городского головы…

— Это правда. Областная прокуратура работает в усиленном режиме. Делает все возможное и невозможное, поскольку им очень трудно что-либо пришить, особенно когда это шьется белыми нитками. Поставлена задача из высоких кабинетов, поэтому они в ближайшие дни будут выдвигать подозрения. И следующим шагом будет обращение в суд о моем отстранении от должности.

— Каким, по вашему мнению, будет решение суда? 

— Прогнозируемым. Суд у нас работает четко по вертикали.

— А какой будет реакция депутатского корпуса? 

— На них давили и давят. Девять месяцев назад пытались за круглую сумму собрать квазибольшинство, чтобы отправить Садового в отставку. Многие псевдогражданские организации проводили пикеты. Люди, это организующие, сидят в уютных кабинетах на Банковой, анализируют, мониторят это все. Такая у них работа. Такова жизнь.

— Вы опасаетесь возможного задержания или ареста?

— Если вы пошли в украинскую политику, должны понимать, что это может произойти в любое время. 

— Ваш прогноз: примет ли суд решение о вашем отстранении от должности мэра?

— Это нужно спрашивать у вождей нашего государства: какое решение они примут, и когда. Потому что ежедневно решения корректируются. Предварительно они должны были объявить подозрение после 21 марта. Но что-то поменялось, и должны сделать это до 21-го. Они отрабатывают какой-то медийно-сценарный план. Чтобы оно красиво легло.

— Вы собираетесь добровольно уйти с должности мэра или, может, покинуть пределы Украины?

— Уходить с должности, бежать, ложиться на больничный или закутываться в одеяло не собираюсь. Я работаю, исполняю свои обязанности.

— Как вы собираетесь защищаться в этой ситуации?

— Буду нанимать адвокатов, буду защищать свои права в суде. Я законопослушный гражданин. Даже если ко мне будут применять незаконные методы, я все равно буду уважать закон.

— Не лучше ли было бы уйти с должности руководителя "Самопомочі", чтобы не подставлять свою политическую силу под удар?

— Некоторые говорят, что мне следовало бы уйти в отставку с должности председателя партии, другие говорят, что следовало бы уйти в отставку с должности городского головы Львова. А я благодарю львовян, избравших меня головой, и это для меня большая честь. И благодарю однопартийцев, которые меня поддерживают и дают мне силы для дальнейшей работы.

Есть силы. Работаю.

— Когда может состояться ваше отстранение от должности? И кто тогда будет руководить городом?

— По моим данным это произойдет в ближайшие дни. Исполнять обязанности головы будет секретарь Львовского городского совета — Анатолий Забарило, представитель партии "Гражданская позиция".

— Вы ждете потерь в "Самопомочі", если у вас начнутся реальные проблемы?

— Это не первое и не последнее испытание для партии и для меня. Лучше узнаем друг друга. Закалимся. Это к лучшему для партии, пройдем дополнительное очищение. Я горд за своих коллег, за их позицию. Хотя членов парламентской фракции постоянно соблазняют, на них постоянно давят. Намекают на возможность открытия уголовных производств.

— Кто соблазняет, давит, намекает?

— Коллеги по парламенту, скажем так.

— Из БПП, из "Народного фронта"? Откуда?

— Из разных фракций. Это такая система. Мы — инородное тело в сегодняшнем политикуме, многим это не нравится. И все бы хотели, чтобы мы стали такими, как все, и прекратили свое существование. А я убежден, что мы только будем становиться сильнее. Надо держать свою позицию и идти вперед. Нам нужно сегодня выжить и дождаться, что эта система рассыпется.

— У вас состоялся разговор с президентом. В ходе его была возможность уладить с Петром Порошенко свои проблемы?

— Как можно уладить определенные проблемы? Петр Алексеевич хочет, чтобы "Самопоміч" в Верховной Раде голосовала так, как ему это нужно и выгодно. Он сожалел снова и снова, что я не согласился занять должность премьера. Мы обменялись мнениями. Я склонен говорить то, что думаю, независимо от того, кто передо мной. И так, чтобы не мучила совесть. Разговор продолжался долго, около двух часов. Договорились еще созвониться.

— На ваш взгляд, чего ожидал президент от этого разговора?

— Трудно сказать. Он хочет общаться. Он всегда обижается, когда я в Киеве и не звоню ему. Я объясняю, что не хочу отвлекать его от неотложных дел. Эта встреча была для меня неожиданностью.

Я встречался с министром внутренних дел Аваковым. Он сообщил, что президент знает об этой встрече, и спросил, не соглашусь ли я, по приглашению президента, поехать на чай к нему. Возможности президента снимать информацию о ком-либо очень большие...

Общаясь с президентом, мы, в частности, много дискутировали об обмене пленными. Моя позиция четкая: надо сделать все возможное и невозможное, чтобы освободить всех наших ребят. Надо отдать хоть и тысячу людей, но все наши ребята должны быть освобождены. А позиция "этого не отдадим, этот достоин, этот недостоин" — это неправильно. Возможно, он прислушается и сделает это. Дискутировали о блокаде. Последнее решение Совета национальной безопасности отчасти могло родиться под влиянием нашей дискуссии. Вопрос, будут ли это решение выполнять.

— Выдвигал ли вам президент какие-то предложения? Или, возможно, давил?

— В украинской политике давление — явное или скрытое — всегда присутствует. В украинской политике всегда что-то на что-то меняют. Но я ценю свое слово. Я не буду за спинами договариваться, или кого-то продавать — это не мое. Г-ну президенту эта позиция не совсем нравится, поэтому он ищет подходы слева, справа. Одно уголовное дело, второе уголовное дело. Рассказывает, какие мои коллеги из "Самопомочі" нехорошие, какие они все проблемные. Нет, наверное, святых людей. Святые на небесах. А мы такие, какие есть.

— Президент хотел изменения позиции "Самопомочі" в Верховной Раде?

— Однозначно. Он всегда хочет, чтобы делали так, как ему это нравится. А я его всегда убеждаю, что надо делать правильно, исходя из стратегических интересов. 

— Вы говорили, что у президента есть неограниченные возможности для снятия информации. Вы намекаете на то, что ваши телефоны прослушивают, а за вами следят?

— То, что анализируются телефонные звонки, — это однозначно. Он очень проинформированный человек. Например, у нас была встреча с Саакашвили, Гриценко и Гацько. В ходе встречи в администрации я убедился, что он в деталях осведомлен о том, что обсуждалось. Он очень чутко реагирует на месседжи и позиции людей, являющихся предметом его особого внимания.

— "Украинская правда" обнародовала ксерокопии так называемых темников, где, в частности, речь шла о вас. Вы верите, что это реальный документ, а не фейковый?

—Убежден на 100%, что это правдивый документ. Во-первых, я доверяю информации, обнародованной на "УП", во-вторых, у меня свои источники.

— Кто был инициатором встречи с министром внутренних дел?

—Я ему звонил по телефону в понедельник, и он пригласил меня прийти, когда буду в Киеве.

— Перед этим он жестко обвинял вас в организации блокады, которая, по его мнению, вредит государственным интересам. Вы объяснились во время этого разговора?

—Аваков сегодня представляет мощную политическую силу, на которой сейчас держится коалиция. Мне было интересно с ним общаться. Из этого разговора я многое для себя понял. Я понял его беспокойство. Мы откровенно обменялись мнениями. Относительно его высказываний на заседании правительства считаю, что это были определенные эмоции. К тому же фразы могли быть вырваны из контекста, мы не знаем полного содержания разговора.

— Но представители "Народного фронта" поставили вопрос об отстранении от должности вице-спикера представителя "Самопомочі" Оксаны Сыроид…. 

—Насколько я знаю, руководители всех фракций договорились провести расследование, чтобы определиться с этой неординарной ситуацией. Должны определить, кто именно дал команду запускать силовиков в парламентский зал. Потому что это в целом можно рассматривать как попытку государственного мятежа. Это очень неприятные вещи, и на них должно быть адекватное реагирование. Так же, как и должно быть адекватное реагирование на то, что дали команду бить людей на редутах. Кстати, на днях Национальную гвардию во Львове подняли по боевой тревоге, все находились в казарме. После решения Совбеза, насколько понимаю, это решение отменили.

— А как бы вы объяснили изменение позиции президента относительно блокады? 

—Утвердить решение и ввести его в действие — это разные вещи. У нас решения принимаются, но не выполняются. Думаю, на его решение повлияли результаты опроса общественного мнения о блокаде и торговле с террористами. Он чрезвычайно чувствителен к подобному. Президент всегда принимает во внимание важные имиджевые вещи. Хотя это надо было сделать давно, и не было бы никаких проблем.

— У вас есть сомнения насчет реализации решения Совбеза?

—Однозначно. Они хотят погасить пожар, а не совершать дальнейшие стратегические шаги.

— Что вы имеете в виду? 

—Должны быть приняты решения о признании этих территорий оккупированными. Это всем развяжет руки — Министерству иностранных дел, МВД, пограничникам. Если бы не было электричек из Крыма с боевиками — не было бы и убийства людей в Одессе. Если бы не было электричек из России в Донецк — не было бы и захвата админзданий. Это не мои слова. Это слова пограничников, приходивших на парламентский комитет, который рассматривал собственно законопроект об оккупированных территориях.

— Вы разделяете все методы действия блокадников? Их поведение, по вашему мнению, всегда была адекватным?

—Не могу говорить об этом, ведь я там не был, не принимал непосредственного участия, не знаю всех обстоятельств и не испытал тех эмоций. Должна действовать Конституция, которая предусматривает мирные собрания и права одной и другой стороны. Некоторые действия меня смущают и удивляют. Нельзя исключать, что среди ребят могли быть и засланные провокаторы. И я думаю, что задача, в частности медиа, это тщательно исследовать. Если бы не эти блокировщики — не было бы решения СНБО. И Украину и далее загоняли бы в пропасть.

— Некоторые считают, что внеочередные парламентские выборы в определенной степени стабилизировали бы ситуацию. Разделяете ли вы такое мнение?

—Насколько знаю, такой вариант серьезно рассматривается в администрации президента. Существует план: осенью провести досрочные парламентские и президентские выборы. Поскольку президент теряет доверие и боится, что через год ему будет очень трудно думать о следующем сроке.

— Вы такой сценарий считаете реальным?

—Я рассказываю, какие у них есть планы. Насколько это реально, даже не думаю. У меня есть чем заниматься.

— Все же, по вашему мнению, досрочные выборы изменили бы внутриполитическую ситуацию к лучшему — или, наоборот, ухудшили бы?

—Украинский политикум должен понять простую вещь: коалиции реально нет. Депутатам, политическим центрам надо договориться относительно нового закона о выборах на пропорциональной основе и качественно провести легитимные выборы. Перед этим обновив весь состав ЦИК.

Этот парламент неработоспособен. Депутатов силой сгоняют для голосования. У нас парламентско-президентская форма правления. У парламента должен быть совершенно иной вес. Правительство должно работать с парламентом в унисон. Договорились — приняли решение — воплотили. А у нас каждое решение — это торги, каждое решение — какие-то подковерные договоренности. Вся система государственной власти — на интригах. 

— Президент внес законопроект, предусматривающий наказание за наличие двойного гражданства. Определенная часть украинцев, в частности жители западных областей Украины, имеет паспорта других государств. На ваш взгляд: насколько полезным или вредным является подобный шаг главы государства?

—По моему убеждению, у нас есть очень ценный ресурс — украинцы, которые живут в разных странах мира. Было бы очень хорошо, если бы у них было украинское гражданство. Мы бы активнее привлекали их к сотрудничеству. А этот законопроект решит разве что точечные проблемы. У некоторых бизнесменов, которые ему не нравятся, по три-четыре паспорта, возможно, он хочет сделать им пакость. Но как это доказывать, как изымать? По-моему, это смешно.

Насколько знаю, практически у всех, кто занимается бизнесом на Закарпатье, есть еще один паспорт. Думаю, процентов 30–40% населения этой области являются гражданами не только Украины. Если мы их лишим гражданства Украины, получится, что в некоторых районах живут только граждане других стран. И что тогда? Территории будем отдавать? Или что? На Банковой никто не мыслит стратегически.

— У вас нет паспорта другого государства?

—Нет, и никогда не было.

— Можно ли считать, что трения между Порошенко и вами начались тогда, когда он начал рассматривать вас как оппонента на следующих президентских выборах?

—Есть такое мнение. Действительно ли он так считает? Не знаю. Он мне об этом не говорил. Он предлагал мне все возможное и невозможное, разве что свой кабинет не предлагал. Если он хочет, чтобы я был его оппонентом на выборах, то он это делает. Системно и планомерно. Но у меня таких намерений не было.

— Как бы вы сегодня охарактеризовали свои отношения с президентом? Он для вас кто?

—Я за него голосовал на выборах. И я для себя считаю возможным говорить ему то, что думаю. И не оставляю надежд на то, что он одумается и будет делать правильные и полезные для страны вещи.

— Разделяете ли вы мнение, что история с мусором похоронила ваш президентский рейтинг? Эта проблема, на ваш взгляд, — вина городской власти, досадное стечение обстоятельств или интрига Банковой?

—Рейтинг, поверьте, меня мало интересует.

Проблема мусора есть в каждом городе нашего государства. Если завтра прекратит работу хотя бы один из полигонов в Киеве, это будет катастрофа для жителей города: они продуцируют в день 3 тыс. тонн отходов, а современных заводов в Украине нет, поскольку это нерентабельно и невыгодно. Одна тонна (мусора. — Ред.) в Украине стоит 2,5 евро. В странах ЕС — от 140 до 180 евро за тонну. Никто из инвесторов средства в Украину не вложит. Мы пытались найти инвестора, но из этого ничего не получилось. Мы начали переговоры с Европейским банком, который дает средства под 1% на 25 лет. Над этим проектом мы сейчас работаем. Рассчитываем на помощь французского правительства в решении проблем отходов во Львове. 

То, что произошел поджог, — я в этом убежден на 100%. Надо было заблокировать мусорную свалку. Прокуратура обязала закрыть ее. Другой свалки у нас нет. Все полигоны в Украине получили команду не принимать мусор из Львова. И мы в такой блокаде уже три месяца. Передо мной ежедневно стоит эта проблема. Если бы по всей стране была разнарядка, проблему сняли бы. А это не было сделано. Об этом прекрасно знает премьер, министры, президент. И все они со стороны стоят и смотрят, как Садовый из этого будет выходить. 

Думаю, определенные люди в Киеве долго анализировали, что бы такого во Львове можно было учудить. Учудили.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 27.12
EUR 29.31
Последние новости
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...