Топ Новости

Аграрная сфера: якорь или компас?

19 марта в 17:00

На сегодняшний день реальное будущее упирается в истощенную инвестиционным голодом экономику. Ожидания, что нашу металлургию возьмет под свое крыло Китай, а химическую промышленность — Германия, утопичны. В то же время есть сфера, вызывающая интерес у инвесторов, — земельные ресурсы, вокруг которых возникла очень непростая ситуация.

Безусловно, война всегда — беда и проблема №1. Страна уже три года бедствует, а надежды, что нашу судьбу определит заокеанский лидер, иллюзорны. Решать проблему прекращения военных действий на Востоке придется нам самим. Причем процесс этот, при условии соблюдения национальных интересов, потребует немало времени и огромных ресурсов. Значит, следует задуматься, что будет завтра? И что нужно сделать, чтобы завтра состоялось? 

Но будущее не беспокоит большинство представителей нынешней украинской власти, поскольку они просто не в состоянии его представить. На сегодняшний день реальное будущее упирается в истощенную инвестиционным голодом экономику. Ожидания, что нашу металлургию возьмет под свое крыло Китай, а химическую промышленность — Германия, утопичны. В сложившейся ситуации из страны стремительно утекают мозги и руки.

В то же время есть сфера, вызывающая интерес у инвесторов, — земельные ресурсывокруг которых возникла очень непростая ситуация. С одной стороны, ожидающий свободной продажи земли зарубежный инвестор, с другой — представители национального бизнеса и власти, уже аккумулировавшие необходимый капитал (данные е-деклараций). Поэтому задача состоит в том, чтобы привлечь надежного инвестора в аграрный сектор в период действия моратория на продажу земли. Поскольку традиционные подходы себя не оправдали, имеет смысл рассмотреть их потенциал.

Как известно, лидирующее место в современной экономике принадлежит экономическим системам качественно нового технологического уровня, в котором главную роль играет интеллектуальный ресурс. На его основе формируются новейшие тенденции:

— хайтеграция, или интенсивный обмен высокими технологиями, а не их продажа;

— сервизация, отражающая падение доли экономически активного населения в производственной сфере;

— софтизация, или развитие нематериальных факторов производственной деятельности.

На первый взгляд, эти тенденции далеки от нашей действительности. Так ли это? Для ответа на этот вопрос необходимо выбрать модель инновационной политики. Глобализация модернизирует условия формирования инновационной политики, обусловливает конкретные требования к ее реализации. Осознание особенностей социально-экономической ситуации, изучение потенциала западной и восточной моделей экономического развития ориентируют на программу деятельности, в которой приоритетная роль принадлежит историческим, социокультурным и методологическим факторам, определяющим аграрное основание отечественной инновационной модели.

Проблема развития наукоемкого рынка как необходимого стратегического варианта развития требует интеграции всех элементов процесса в единую систему с прозрачной процедурой и приемлемыми для всех участников входящими и исходящими параметрами. Таким образом, организация наукоемкого рынка считается необходимым условием для реализации главных производственных составляющих процесса развития АПК, предусмотренных госпрограммами и бизнес-концепциями. Для привлечения инвестиций важно не столько создание льготных условий для иностранцев, сколько налаживание благоприятной среды для прибыльного функционирования капитала, причем в равной степени как отечественного, так и зарубежного.

Поиск модели развития экономики, основанной на рыночных принципах, возможен при условии заинтересованности в этом ее главных субъектов — бизнеса и государства. Для реализации потенциала инновационной модели необходимо, чтобы она была воспринята научным сообществом и бизнес-структурами.

Базовой платформой экономической стратегии всех развитых стран оказывается инновационная политика, имеющая существенные национальные признаки. Наиболее известными, оправдавшими себя моделями инновационной политики выступают западная и восточная. Западная, то есть европейская классическая модель свободного предпринимательства, которая основана на протестантской этике, рационализме и индивидуализме, в эпоху глобализации представлена в американском варианте. Ее современными признаками выступают технопарки и научно-технологические зоны.

Базу успеха американских технопарков создают оптимизм и энтузиазм, индивидуализм и личная свобода, предприимчивость, рисковый капитал, критическое и независимое мышление, открытость для новых идей и людей. К этому необходимо добавить элитарные университеты и колледжи, постоянное обучение, взаимный обмен идеями между университетами и промышленностью, местную инициативу, развитие неформальных связей, равные возможности, мобильность работающих, региональное, этническое и культурное разнообразие.

Основные факторы создания научно-технологических зон: наличие технического университета или научно-исследовательского центра международного класса, существование технологической инфраструктуры и венчурного капитала, высококвалифицированной рабочей силы и комфортных условий жизни. В то же время попытки адаптации американской модели в Украине не оправдывают ожиданий (яркий пример — привлечение иностранных менеджеров на высокие посты в госструктурах).

Восточная модель инновационного развития ориентирована на обеспечение государством социальных приоритетов посредством стимулирования наукоемких технологий. Осознание особенностей восточной модели достигается при анализе ее японского варианта. Попытки перенести черты этой модели в реалии другой страны, как правило, не приводят к ожидаемым результатам. Причина, во-первых, в недостаточном исследовании современной японской модели инновационных сдвигов, а во-вторых, в средствах согласования экономик переходного периода с потенциалом модели инновационной политики.

Японский этнос после Второй мировой войны действовал в рамках своих географических и ресурсных границ. Долгое время в мире доминировали представления, что Япония слаба в исследовании неизвестного и сильна в улучшении известного. Японский подход состоял в том, что будущее нужно строить, опираясь на прошлое. К середине 1970-х годов ощутимой становится недостаточность технологических предпосылок экономического роста. С одной стороны, заимствования и усвоение научно-технического опыта стали приближаться к своим пределам по мере того, как разрыв в технологическом развитии между Японией и другими развитыми странами сокращался. С другой стороны, сам по себе доступ к иностранным технологиям затруднялся из-за обострения внешнеторговых противоречий.

Абсолютизация достижений и тенденций модели "экономического чуда" привела к двум последствиям: отождествлению технологического потенциала страны с социокультурными сдвигами и ориентации на утопические сценарии будущего. Так, признанный классик современной политологии 3.Бжезинский считает, что типичная для 1980-х годов точка зрения, которая обещала Японии преобразование в следующую "сверхдержаву", выглядит сегодня исторической иронией.

Действительно, для выживания в эпоху глобализации японцы считают необходимым быть еще более революционными, прежде всего, в подходе к фундаментальным проблемам науки и социальной жизни.

К концу 80-х годов XX века только Японии удалось догнать и опередить ведущие западные страны, использовать их научные и технологические достижения. Адаптация к новым условиям происходила в форме перестройки экономики, сущность которой может быть определена как переход к новой модели роста. В основе этого перехода лежат преимущественно интенсивные формы главных факторов экономического развития: научно-технологического процесса, сырьевых и энергетических ресурсов, рабочей силы, основного капитала, социальных связей.

Позиции японских интеллектуалов по отношению к проблеме экономической глобализации образуют спектр концепций:

— глобализм, ориентированный на ослабление и отмену различных ограничений на предоставление рыночным механизмам наибольшей свободы;

— регионализм, защищающий позицию региональных сообществ, выходящий за пределы национальных государств ради того, чтобы противодействовать власти рынка;

— национализм, который подчеркивает значение национальных государств как основы для формирования у индивида чувства идентичности и поддерживает курс на сохранение и укрепление национального государства как силы, способной противодействовать тенденциям рынка;

— локализм, в рамках которого значительную часть функций государства передают местным организациям и реализуют путем децентрализации потенциал регионального общества.

На пересечении различных подходов и действий чиновников, влияние которых обусловило необходимость трансформации модели развития японской экономики, проявились черты экономической модели нового этапа. Некоторые из них можно найти в "Плане Танаки" (1972 г.), который предусматривал спектр существенных изменений, ориентировал на переход к иной модели экономических сдвигов, закладывал основы нового этапа экономического развития. Идеология этого этапа, на основе которой сформировалась модель "технополисного прорыва", была разработана по инициативе Я.Накасоне специальной правительственной комиссией, материалы которой были опубликованы в апреле 1986 г.

В итоге власть, частные компании и местное самоуправление активизируют свои усилия в сфере фундаментальных исследований. Для этого создаются центры и лаборатории, деятельность которых не ориентирована на непосредственный коммерческий результат. Происходят сдвиги, вектор которых — инновационная модель развития, когда экономическая безопасность и выживание напрямую зависят от творческого потенциала и эффективности исследований. Разработка ключевых для фирм технологий происходит независимо от сиюминутной конъюнктуры.

Глобализация обеспечила демаркацию двух качественных этапов развития японской экономики: "экономического чуда", когда действовал лозунг "делай лучше то, что Запад делает хорошо!", и "технополисного прорыва", в рамках которого справедливым является тезис "творить на равных с богами, управлять на равных с королями и работать на равных с рабами!" (см. табл. 1).

 

123

 

Япония реализует совместный план создания сети из 20 технополисов — центров науки по всей стране, на которые была сделана ставка как на двигатель, который обеспечит рост японской экономики. В технополисах происходит сочетание науки, технологии, традиционной японской культуры и создается новое единство творческих людей.

Технополис — это наиболее перспективная форма интеллектуализации хозяйства, организации региональных научно-производственных комплексов. Это, как правило, новые города, в которых, в отличие от технопарков, не только реализуется деловая активность, но и проживают представители научного сообщества. Технополис осуществляется как свободная зона эпохи высоких технологий, где происходит сочетание науки и технологии с мировой и традиционной национальной культурой, что обеспечивается формированием системы творческих коллективов и групп. Технополисы формируются на основе конкурентной ориентации и организации экономической эффективности, что предусматривает при их создании преодоление традиционных бюрократических форм управления. С точки зрения инфраструктуры, технополис предполагает размещение у базового города, рядом с которым есть современный аэропорт или станция скоростной железной дороги.

Разумеется, вести речь о самостоятельной адаптации оправданной жизнью восточной модели, то есть создавать ее отечественный вариант, пока не приходится. На первый взгляд, технополисы как центры соединения науки, технологии, производства и бизнеса на украинской территории предстают феноменами будущего. Однако на проблему можно взглянуть несколько иначе.

В контексте представлений о современной модели следует обратить внимание на некоторые конкретные факты, которые можно рассматривать в качестве аргументов. Если использовать возможности синергетической парадигмы, то можно отметить несколько точек бифуркации, указывающих на близость особенностей исторического движения Японии и Украины (см. табл. 2). Как это на первый взгляд ни парадоксально, радикальные допущения и выводы можно сделать, сравнивая особенности пути двух стран. При этом речь не об аналогичности исторических ситуаций, а об их ориентации в точках бифуркации — о событиях, необратимо формирующих черты будущего.

 

123

 

Следует обратить внимание на особенности второй точки бифуркации Японии. Поколение, причастное к политико-экономическим действиям перед войной и во время войны, было отстранено от власти и влияния на формирование смысложизненных ориентаций последующих поколений. Перед японским сообществом была поставлена четкая и важная задача выживания и экономического возрождения, а стратегические и политические вопросы взяла на себя оккупационная администрация. Это означало явное и открытое внешнее воздействие.

Аналогичная ситуация сложилась в третьей точке бифуркации Украины. После двух революций власть погрязла в болоте коррупции и потеряла чувство исторической перспективы, а молодежь воспринимает будущее через миграционные возможности. В итоге политика и экономика оказались привязаны к траншам, условиям, меморандумам. Это означает неявное, закамуфлированное внешнее влияние.

Япония уже с середины 60-х годов прошлого столетия смогла решить очень важную проблему — обеспечить страну продовольствием. Именно потому, что эта проблема была решена преимущественно за счет самообеспечения наиболее важными продуктами питания, особенности ее реализации вызывают особый интерес. Современная Япония сфокусирована на новых возможностях выращивания продуктов и новых технологиях в агросекторе.

 

123

 

Ценность японского опыта решения продовольственной проблемы можно оценить, если осознать, в каких неблагоприятных природных условиях и какими средствами это было достигнуто:

1. Почвенное покрытие Японских островов отличается большим разнообразием. На горных склонах преобладают почвы с недостаточным количеством питательных веществ, и только на равнинах встречаются более плодородные суглинки.

2. Страшный бич японского сельского хозяйства — тайфуны, которых за год бывает до 14. Наиболее разрушительная сила тайфунов приходится на август-сентябрь, поэтому практически до конца года нет уверенности в сборе полноценного урожая.

3. Неизменной болью японского земледелия долгое время были наводнения, но создание системы дамб и регулирование рек в значительной мере усмирили их разрушительное действие.

Кроме того, размер единоличных хозяйств существенно влияет на системное использование оптимальных технологий. Владелец одного-двух гектаров земли по японским меркам является помещиком. Поэтому использование мощных тракторов и других современных сельхозмашин ограничивается в Японии природными условиями и мизерными земельными участками.

Народ Украины вынужден преодолевать свои трудности преимущественно социального характера. Согласно Конституции Украины (ст. 13) земля и природные ресурсы выступают объектами собственности народа. В то же время государство предпринимает шаги по продаже части земель зарубежным инвесторам. При этом юристы всех мастей и уровней доказывают, что это не противоречит законам, принимаемым Верховной Радой. На сегодняшний день более 2,2 млн га украинских сельхозугодий находится в руках иностранцев.

В создавшейся ситуации закодирована не парадоксальная или аномальная логика, а логика особого типа — антинароднаяВ случае ее реализации через 3–4 года придется выращенное на нашей земле зерно ввозить из-за рубежа, а причиной народных волнений станет цена хлеба. Предложения правительства в таком направлении надолго поставят страну на якорь в "заливе" нищеты, депрессии, деградации.

Таким образом, на сегодняшний день обе страны, находясь на разных социокультурных и технологических витках, сохраняют глубокую связь с сельскохозяйственной деятельностью в сложившихся географических и политических координатах.

В целом из страны с большим влиянием аграрного сектора Япония превратилась за послевоенные годы в одну из наиболее развитых в промышленном и технологическом отношении стран мира. Положительные сдвиги были неотъемлемы от преобразований в аграрной сфере, радикальным образом определяющих ее роль в социокультурных сдвигах.

Такие сдвиги сопряжены с управленческими действиями. При этом государственные научно-исследовательские учреждения центрального подчинения, а также коммерческие структуры работают в тесном взаимодействии с муниципально-префектурными исследовательскими станциями, созданными по всей стране. Цель создания такой широкой сети станций — поиск путей повышения эффективности сельскохозяйственного производства в связи с быстрым ростом населения и увеличением потребностей в продуктах питания. В целом рациональная организация сельскохозяйственной науки и внедрение результатов исследований позволили японскому научному сообществу (до 
10 тыс. лиц) создать основы решения продовольственной проблемы.

На формирование современной инновационной экономики существенно влияет феномен софтизации, последствия действия которой начали осознаваться на финальной фазе "экономического чуда". Например, высокий динамизм преобразований в японской экономике за последний период связан, прежде всего, с усилением влияния комплекса действий, за которыми закрепилось название "софтизация экономики".

Явление софтизации в западных моделях модернизации экономики распылено до уровня специфических действий и отдельных операций в пределах различных концепций менеджмента. В то же время в экономике развитых стран Восточной Азии сохраняется системный характер явления и осознается его потенциал. Софтизация по своей сущности предстает как новый ресурс творческой деятельности, раскрывающийся в эпоху глобализации и играющий значительную роль в производительности модели инновационного развития.

Софтизация как фактор экономической сферы требует большего внимания к креативной деятельности как в рамках конкретных фирм, так и на уровнях госуправления. Как социально-экономическое явление, софтизация связана с возрастанием роли нематериальных ресурсов в обеспечении общественного производства.

Софтизация позволяет избавиться от стереотипов деятельности, трактовавшихся как диктат экономических ориентиров. Речь идет не об ослаблении экономического законодательства, а о существенном изменении угла зрения, под которым рассматриваются цели предпринимательской деятельности и средства их достижения. Вкрапления софтизации выполняют функции своеобразной смазки между твердыми деталями хозяйственного механизма, которыми перенасытилась экономика в результате ее усложнения.

В софтизации воплощаются те преимущества и особенности общественной жизни, которые научным сообществом отождествляются с постиндустриальным обществом, последствиями третьей волны, реальностью бытия информационной эпохи. Софтизация как долгосрочная тенденция реализуется не в общих лозунгах, а в конкретных организационно-конструктивных мероприятиях, обеспечивающих переход к креативному уровню деятельности. При этом воплощение потенциала софтизации требует пересмотра предыдущей системы ценностей, которые освящали экономический императив.

В контексте современной модели японская экономика перешла к экологическому императиву, смысл которого укладывается в формулу "уважать природу и любить землю!". В украинской действительности становится основополагающей ориентация на то, что земля действительно является основным национальным богатством. Вопрос об императиве в практической плоскости пока не стоит.

Вдумчивый читатель самостоятельно оценил ситуацию и ожидает конструктивных предложений. Прежде чем к ним перейти, следует зафиксировать базу реального взаимодействия.

В Японии:

— наличие достаточного рискового, венчурного капитала;

— технологический и интеллектуальный потенциал, отшлифованный в проекте "технополисного прорыва";

— готовность к вариантному восприятию будущего;

— отсутствие земельных ресурсов для проведения углубленных исследований в агросфере.

В Украине:

— устойчивое недоверие к долговременным инвестициям;

— академическая система научных исследований и университетская подготовка кадров;

— неуверенность в неопределенном будущем;

— наличие слабо используемых земельных ресурсов и хронического моратория на продажу земли.

Задачей номер один на ближайшее время становится привлечение японского инвестора в совместную программу интенсификации аграрной сферы. Центральными в программе являются два пункта:

— создание агротехнополиса в Чернобыльской зоне;

— развертывание исследовательских центров на землях институтов и опытных станций УААН.

Безусловно, разработка и реализация программы потребует согласованных действий управленческих структур, научного сообщества, гражданского общества, местного самоуправления, а также фермерского актива. Особую роль предстоит сыграть дипломатическим службам. В то же время осуществление программы ни в коем случае даже на этапе обсуждения нельзя передоверять госструктурам, но необходимо обеспечить их постоянное участие, как и контроль со стороны СМИ и моральных авторитетов страны.

Для правильного курса в бурлящих течениях будущего необходим надежный компас. И создавать его необходимо не в цехах Укроборонпрома, а в исследовательских лабораториях агросферы.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 26.92
EUR 29.09
Последние новости
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...