Проекты: Памяти каждого из миллионов

  • Книга об украинской Голгофе: ключ к познанию и исследованию

    Почти одновременно читатели получили информацию об указе Президента Украины Л.Кучмы от 7 февраля 2002 г. «О мероприятиях в связи с 70-й годовщиной голодомора в Украине» и книгу «Голодомор в Україні 1932—1933 рр.: Бібліографічний покажчик», подготовленный Одесской государственной научной библиотекой, Институтом истории Украины НАН Украины и Объединением украиноведческих студий Австралии. Это, безусловно, свидетельствует об исключительной актуальности темы голодомора-33 в Украине.
  • Правда о трех голодоморах

    В истории есть события, о которых трудно говорить и писать, не сбиваясь на патетику и заезженные штампы. Трагедия требует пафоса, от этого никуда не денешься. Три голодомора в Украине — действительно «трагические страницы истории нашего народа». И действительно «страшное преступление сталинского режима».
  • Причины голода 1933 года в Украине по страницам одной подзабытой книги

    Вариант ответа на вопрос, поставленный в заголовке статьи, прозвучал в «ЗН» (28 июня 2003 г., № 24) в виде посыла к постановлению ЦК Компартии Украины «О голоде 1932—1933 гг. на Украине и публикации связанных с ним архивных материалов» от 26 января 1990 г. Постановление было опубликовано в книге «Голод 1932—1933 гг. на Украине: глазами историков, языком документов», которую подготовил Институт истории партии при ЦК Компартии Украины, вышедшей в свет в «Политиздате Украины» осенью 1990 года.
  • Франция начала задумываться над Голодомором

    Три дня, 21—23 ноября, французская столица непривычно оглядывалась на украинские флаги, вслушивалась в звучащие в мегафон украинские фамилии, присматривалась к плакатам, требующим признать Голодомор 1932—1933 годов геноцидом украинской нации. О Голодоморе говорилось в Соборе Парижской Богоматери, в Сорбонне, возле Эйфелевой башни и у Триумфальной арки. Париж видел многое, но не часто — организованные многолюдные акции на украинскую тематику.
  • Черное приведение или непостижимость Голодомора. Размышления над книгой Николая Лактионова-Стезенко «Смак трави»

    «Кир’ян Уманець сидів зі мною за однією партою… Помер на моїх очах у канаві. Ми, діти, стояли кружком, а він лежав у калачиках — домирав. Мене надзвичайно потряс випадок, коли Грицула зарізав і зварив свого хлопчика. Його жінка йшла по селу старцювати з малою дитиною на руках, а вдома лишила Ганну і маленького Антона. Поки ходила, батько зарізав сина, а дівчинці Ганні наказав мовчати, щоб сиділа мовчки і їла…»
  • Страницы из записной книжки Два воспоминания накануне очередной годовщины Голодомора

    «Страшные тени» — жертвы голода начала 1930-х годов. В Украине сегодня День памяти жертв Голодомора и политических репрессий. По минимальным подсчетам, голодоморовский «секвестр» населения составлял в тогдашнем УССР около пяти миллионов человеческих жизней. Накануне нынешней годовщины нашел я свои заметки о путешествии в США, Канаду и Италию в ноябре 2003-го. Казалось, в ту осень многое изменится в отношении мира к украинской трагедии 70-летней давности...
  • Национальная память на «черной доске»

    25 ноября в Украине отмечается День памяти жертв голодоморов и политических репрессий. 12 октября в этой связи был издан указ президента Украины, где находим до боли знакомые канцеляризмы — «ускорить», «предусмотреть», «применить», «активизировать», «изучить», «обеспечить широкое освещение в СМИ», «создать организационный комитет...». В составе комитета, который возглавляют сопредседатели, — первый заместитель главы секретариата президента Украины Иван Васюник и вице-премьер-министр по гуманитарным вопросам Дмитрий Табачник, 24 (!) уважаемых чиновника. Среди них — председатель Госкомархива Ольга Гинзбург, занявшая эту должность «по квоте» КПУ, целый ряд министров... Но нет ни одного ученого-историка, как и Игоря Юхновского — председателя Украинского института национальной памяти. Просто «забыли» внести в список?
  • Десять лет лагерей за личные записи о Голодоморе

    14 декабря 1945 года, несколько тетрадей-дневников с записями о Голодоморе стали причиной ареста Александры Радченко. Она была осуждена за антисоветскую агитацию на 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях с последующим ограничением прав на 5 лет и с конфискацией личного имущества.
  • Голодомор-33: почему и как?

    Сегодня в Украине отмечается День памяти жертв голодоморов и политических репрессий. 17 ноября в Верховной Раде произошли беспрецедентные по цинизму, но, к сожалению, ожидаемые события. Несмотря на договоренность между президентом Украины Виктором Ющенко и председателем ВР Украины Александром Морозом, на сессии так и не был рассмотрен представленный президентом законопроект о признании Голодомора 1932—1933 годов геноцидом. Коммунист, вице-спикер Верховной Рады Адам Мартынюк, председательствовавший на сессии, решил, что этот вопрос не актуален...
  • И голод, и террор. Служба безопасности Украины обнародовала недоступные ранее архивные документы

    Когда исследователи получают возможность работать с недоступными ранее документами и материалами — это всегда событие. В случае с рассекреченными в конце 2006 года архивными источниками Отраслевого государственного архива СБУ (ОГА СБУ), касающимися Голодомора 1932—1933 годов, — событие двойное. Ведь длительное время считалось (по разным причинам), что там не сохранились документы о трагедии, которую пережила Украина в начале 30-х годов. Но тщательный поиск работников ОГА СБУ увенчался успехом.
  • Встанет ли Голодомор вровень с Холокостом?

    Почему вопрос о Голодоморе так важен для Украины? Сейчас страна находится в процессе национального и исторического самоопределения, заново осмысливает события давнего и недавнего прошлого, особенно те, что стали роковыми, трагическими вехами ее истории. Голодомор и Вторая мировая война — именно такие вехи, это мучительные, болезненные темы, и потому вопрос о признании Голодомора актом геноцида стоит для Украины очень остро.
  • Украинский Голодомор в тисках политической и экономической целесообразности

    История Украины XX века — «новый Апокалипсис, новый «Дантов ад», как писал в своем «Дневнике» Александр Довженко. «Как подумаю, что случилось и что делается, сколько страданий, несправедливости, смерти, жестокости нечеловеческой, неземной, адских мучений, неслыханной ярости, пыток, неправды, скрытой скорби, лжи, ссылок и расстрелов. Сколько нелюбви к народу и боязни его неутомимого духа! Боже мой... Сколько разбитых духовно и физически сердец. Пятнадцать миллионов тру­пов и изгнанников. Я не знаю ничего страшнее в мире» (22.IX.1945. А.П.Довженко. «Дневник»).
Реклама
USD 25.64
EUR 27.25