Адвокат: В действиях Тимошенко нет превышения ни власти, ни служебных полномочий

23 сентября 2011 в 09:43
В действиях экс-премьер-министра Юлии Тимошенко при подписании газовых контрактов в 2009 году нет ни превышения власти, ни превышения служебных полномочий.
tymoshenko__051_web.jpg
Андрей Товстыженко, ZN.UA

 Об этом в своей статье для ZN.UA пишет адвокат Николай Сирый. Он напомнил, что Ю.Ти­мо­шенко как премьер-министр Украины и руководитель официальной украинской правительственной делегации находилась в переговорном процессе с официальной российской правительственной делегацией. В результате переговоров были достигнуты определенные договоренности. Эти договоренности Ю.Тимошенко постфактум документарно оформила в виде своего отдельного поручения — директив. При обстоятельствах законодательной неурегулированности она избрала одну из возможных форм закрепления политической позиции. При этом она не нарушила ни одного прямого законодательного предписания, ни одного правового запрета. Ю.Тимошен­ко собственноручно не подписывала и не могла подписывать никакие контракты на поставку или транзит газа. Поэтому можно считать, что в ее действиях нет ни превышения власти, ни превышения служебных полномочий, отмечает адвокат.

М. Серый подчеркнул также, что в обвинительном заключении, которое утвердил 17 июня 2011 первый заместитель генерального прокурора Ренат Кузьмин, событие преступления не сформулировано. Таким образом, как на момент предъявления обвинения, так и на настоящее время нет обоснованного подозрения (в юридическом понимании, в частности согласно практике Европейского суда по правам человека) в совершении Ю.Тимошенко какого-либо уголовно наказуемого действия в виде превышения власти или служебных полномочий.

Адвокат также отмечает, что Ю. Тимошенко предъявлено не только логически ошибочное, но и юридически неконкретное обвинение. В частности, украинский уголовный закон предусматривает уголовную ответственность или за превышение власти, или за превышение служебных полномочий (ст. 365 УК Украины). Эта норма не содержит уголовной ответственности за «превышение власти и служебных полномочий», как указано в обвинительном заключении.

Соответственно, обвинение лица в «превышении власти и служебных полномочий» без конкретизации действий, какие, по мнению государственного обвинения, следует считать превышением власти, а какие — превышением служебных полномочий, является формой неконкретного, не предусмотренного законом обвинения.

Таким образом, отмечает М. Серый, государственное обвинение, предъявляя и объявляя Ю.Тимошенко обвинение, применило недопустимую, не предусмотренную законом уголовно-правовую конструкцию инкриминирования в превышении власти и служебных полномочий.

В обвинительном заключении не указаны и, тем более, не приведены признаки явности превышения влас­ти или служебных полномочий. Уго­ловная ответственность, согласно статье 365 УК Украины, предусмотрена не просто за превышение власти или служебных полномочий, то есть за любое превышение, а именно — за явное превышение. Опре­деления явности превышения власти или служебных полномочий нет в предъявленном Ю.Тимошенко и объявленном в суде обвинительном заключении; нет в доказательствах, которые содержатся в материа­лах дела; нет в показаниях допрошенных в суде свидетелей и эксперта.

Наконец, пишет автор, очевидным подтверждением того, что в действиях Ю.Ти­мошенко как премьер-министра Ук­раины и руководителя официальной украинской правительственной делегации не было никаких признаков явного превышения власти или служебных полномочий, является подписание в 2010 году так называемых Харьковских соглашений, ратифицированных Верховной Радой Ук­раи­ны, которыми фактически и юридически была подтверждена законность и легитимность, с точки зрения международного и конституцион­ного права, как самих российско-украинских договоренностей 17—19 января 2009 года по газовым вопросам, так и действий по их реализации.

Ст. 365 УК Украины предусматривает состав преступления, совершение которого осуществляется исключительно с прямым умыслом, в понимании ч. 2 ст. 24 УК Украины: то есть прямым является умысел, если лицо сознавало общественно опасный характер своего действия, предусматривало его общественно опасные последствия и желало их наступления.

В обвинительном заключении нет подтверждения прямого умысла (в уголовно-правовом понимании) в действиях Ю.Тимошенко, которое ей безосновательно инкриминируются.
В обвинительном заключении нет этой обязательной для уголовного права конструкции причинно-следственной связи между действиями и последствиями. В обвинительном заключении искусственно связывают политическое и управленческое действия и выполнение результатов этих действий (хотя они имеют разную правовую природу).

Подробнее читайте в свежем выпуске «Зеркала недели. Украина» в статье Николая Серого «Должен ли политик за политические решения и действия нести не политическую, а уголовную ответственность?»

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Loading...
Реклама
USD 25.77
EUR 27.74
Последние новости